Jump to content

Evgeny_Fox

Участники
  • Posts

    37
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    3

Evgeny_Fox last won the day on December 15 2020

Evgeny_Fox had the most liked content!

3 Followers

About Evgeny_Fox

  • Birthday 10/21/1976

Дополнительная информация

  • Имя
    Евгений
  • Стаж охоты с
    2007
  • ООиР
    МООиР
  • Оружие
    МР-153 12x76, Antonio Zoli 12x76
  • Собака
    Нет
  • Транспорт
    Внедорожник

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    Химки

Recent Profile Visitors

1,761 profile views

Evgeny_Fox's Achievements

Enthusiast

Enthusiast (5/21)

  • First Post
  • Reacting Well
  • Reacting Very Well
  • Conversation Starter
  • Week One Done

Recent Badges

52

Reputation

  1. Ожившая утка. Открытие осенней охоты на утку, ежегодное событие, напоминающее этакий охотничий «Первомай». В угодьях собирается большое число самого разного народа, встречаются давно не видавшие друг друга товарищи, обмениваются новостями, хвастаются обновками, травят бородатые и свежие анекдоты. Наша компания не является исключением из правила и все, кто располагает временем, отправляются в Шатурский район Московской области, чтобы влиться в ряды открывателей сезона. Миша, Рэмбо и я ехали в этот раз вместе, на Мишином внедорожнике, в угодьях нас ожидали Василий и Слава, которые отправились туда на день раньше, чтобы провести разведку и занять место поинтереснее. По дороге заскочили в пару магазинов, в первом Михаил подкупил дождевик, а в следующем закупились продуктами. В Шатуре отстояли очередь в охотхозяйстве за разрешениями. И укомплектовавшись полностью, направились отыскивать место нашего лагеря. Лето выдалось сухим и пройти грунтовки мы смогли без труда. Василий и Слава встречали нас за накрытым столом, нельзя сказать, что они успели одичать и соскучиться по человеческому обществу, но нашему приезду несомненно были рады. Миша планировал ночевать в машине, мы же с Рэмбо быстро установили палатку. После чего все собрались к столу, поужинать и пообщаться. Василий подсказал нам куда можно будет идти охотиться и после ужина мы отправились осмотреться на местах предполагаемой охоты. Обследовав участки открытой воды, окруженные зарослями камыша и кустарником, все остались удовлетворены, места действительно перспективные, к тому же на воде были замечены кряковые и чирки, которых решили не беспокоить и близко не подходили. Перед сном организовали чайку и согласовав время выхода, отправились спать. Встали рано, за час до рассвета. Быстренько оделись и захватив с собой, приготовленные с вечера термоса и бутерброды, потихонечку пошли к местам охоты. Небо заволокло облаками и мне идти пришлось с включенным фонарем, чтобы видеть, куда наступаю. Я шел краем камыша вдоль кромки воды, из под ног взлетела утка, стрелять не стал, так как с противоположной стороны, где-то пробирался к своему месту Рэмбо, фонарь он не включал и существовал шанс случайно попасть в него. Я добрался до своего местечка и помигав фонарем, выключил его. Минут через пять увидел мигание фонаря Рэмбо, ответил ему, включив и выключив фонарь, теперь я знаю где он, а он где я. Потянулось ожидание. Спустя какое-то время сперва стало слышно подкрякивание, еще чуть позже послышался свист крыльев, лет начался. В первые минуты лета утки не видно, только слышно, затем как будто прозреваешь и начинаешь видеть летящие пары, тройки и стайки прочего размера. Налетела стайка чирков, стреляю, один падает, запоминаю место, где лежит… Чуть позже еще одна стайка садится на воду, выстрел, два подранка барахтаются на воде. Добрал вторым выстрелом одного из них, перезарядился, за это время другой успел добраться до камыша и спрятаться. Над Рэмбо летит утка покрупнее, он стреляет, подранок садиться на воду возле меня, добираю его. Еще чирки над Рэмбо, выстрел, подранок садиться на воду, но далеко и от него и от меня, пытаюсь добрать с места, осыпь его накрывает, но не причиняет вреда, чирок убежал в камыш. Очередная стайка чирков садится на воду недалеко от меня, одного из них удается добыть. Лет заканчивается, решаю пройтись собрать утку и поискать подранков. Отправился для начала в левую сторону, где спрятался мой подранок, вытоптал его из камыша на воду, добрал. Собрал уток с этой стороны, получилось три моих чирка и одна широконоска, добытая Рэмбо. Отнес на свое место и пошел прямо перед собой, забрать четвертого, сбитого мной в самом начале лета, чирка и поискать подранка Рэмбо, которого до этого пытался добрать. Долго топтал камыш, но подраненный чирок куда-то запропастился, смог найти и подобрать только сбитого мной. Итог утренней зорьки оказался не впечатляющим – четыре чирка и одна широконоска на двоих, плюс сбежавший подранок… Но и такой результат меня радовал. Вернулись в лагерь. Раньше нас пришел Василий, у него была пара чирков и пара кряковых. Решили из части чирков и широконоски варить шулюм. Мы с Рэмбо отправились щипать уток, Вася занялся подготовкой овощей и параллельно развел костер в переносном мангале, над которым водрузил казан на треноге. Подошли Миша со Славой, у них тоже утренняя зорька не задалась. Дружно покритиковали соседей, которые начали охоту еще вчера, не дожидаясь официального открытия, свалив всю вину за неудачное утро на них. Василий завершил колдовать над шулюмом и вся компания всецело отдалась обеду. Шулюм вышел знатный, разговоры на время затихли и слышалось только постукивание ложек о миски, да то как кто-то из нас дует на горячую жидкость, зачерпнутую ложкой. После обеда разбрелись поспать перед выходом на вечернюю зорьку. Отоспавшись, собрались расходиться на охоту. В этот раз Рэмбо решил остаться на вышке, расположенной посреди разлива, на котором охотились с утра, а я собрался пройти подальше, на следующую лужу. По пути поднял кряка, которого успешно добыл, ограничений по стрельбе не было, Рэмбо оставался за спиной. Подобрал добычу и пошел с ней дальше, выбирать укромное место. Стоять пришлось по щиколотку в воде, рядом поставил раскладной табурет, на который примостил рюкзак, а кряка положил на кочку у левой ноги. Утка летала, но на выстрел ко мне не приближалась, что меня расстраивало. Пару раз конечно был шанс, но я оба раза промахнулся… Начало смеркаться, Солнце уже село за горизонт. Летящую утку еще хорошо было видно на фоне неба, я решил постоять еще. Продолжало темнеть и тут я услышал шорох у левой ноги, перевел взгляд на лежащего на кочке кряка. В первую секунду я остолбенел, в следующую чуть не подпрыгнул на месте, - кряк, шурша о камыши, рывками уползал от меня! Как так – уже два часа лежавший замертво и окоченевший кряк пополз!? Прям-таки мороз по коже пробежал. Всякая мистика в голову полезла. К чему бы это – встретиться с зомбоуткой, да еще в такой поздний час!? И только через несколько мгновений до меня дошло – норка, которую в такой темноте совершенно не было видно, потихоньку подкралась ко мне и сейчас нагло ворует моего кряка! Я прижал утку стволами к кочке, невидимый похититель попытался ее вырвать, тогда я решил легонько шмякнуть зверька ружьем, но норка моментально отскочила, ее стремительный прыжок глаза различили даже в такой темноте. Теперь она недовольно рычала на меня, мол отдай утку. Поскольку я был уверен, что утка это моя добыча, то принял решение устрашить наглячку и произвел выстрел в землю между уткой и зверьком. Мера оказалась действенной, о чем свидетельствовал появившийся резкий мускусный запах, говоривший, что норке стало действительно страшно, не состоявшаяся похитительница ретировалась. Из-за нее я упустил верного кряка, который сел на воду метрах в пятнадцати от меня и смотался пока мы чинили разборки. Я убрал свою честно отвоеванную добычу в рюкзак, который повесил на спину – от греха подальше. Постоял еще минут двадцать и заметив, что мне фонарем сигналит Рэмбо, собрался и пошел к лагерю, рассказывать всем про внезапно ожившую утку.
  2. Трудная рыбалка. После поворота на Углич с трассы Сергиев-Посад – Калязин начался участок совершенно разбитой дороги, но наш внедорожник мог ехать и по этим колдобинам с достаточно большой скоростью. Дочку мы оставили на попечение дедушки и бабушки, а сами с супругой вырвались на природу, провести несколько дней на берегах Рыбинского водохранилища. На открытие рыбалки собиралась большая компания знакомых и мы спешили к ней присоединиться. Дорога к нам сегодня благоволила, вечные московские пробки, как по волшебству, выпустили нас из своих липких объятий достаточно быстро, я даже не успел прийти в уныние от стояния в них. И сейчас нас окружали сосновые леса, сменяемые широкими полями и лугами. Деревенские домики, встречающиеся по пути, приобрели тот уютный и приятный глазу вид, который бывает в конце весны и начале лета, когда молодая зелень и цветы украшают палисадники. Серые покосившиеся заборы теперь кажутся милыми деревенскими оградами, дворовые постройки, раздражающие зимой своим нелепым видом, в это время очень органично вписываются в пейзаж. Зелень каждому сараю идет к лицу. В приоткрытое боковое окно пробирается свежий воздух, который хочется вдыхать полной грудью. В Угличе заправили полный бак, дальше приличных заправок на нашем пути в то время не имелось. Через плотину переправились на другой берег Волги. Бросили взгляд на древний город, который в это время стал просто великолепен. Заметили в шлюзовом канале несколько круизных теплоходов, на которых томились туристы в ожидании прохода через шлюз, чтобы после швартовки выйти на причал и погулять по Угличу. Проехали мимо поворота на Мышкин, тоже интересный город, в котором живут персонажи из русских народных сказок. Наша цель постепенно приближалась и становилась все более осязаемой. Новый Некоуз, Шестихино… И вот Веретея с ее древней церковью, пришедшей сейчас в упадочное состояние, но по прежнему внушающей трепет в сердце своим величественным видом. Еще час пути и мы съезжаем на приличную грунтовку, через три километра превращающуюся в направление, по которому нам нужно проехать еще один - последний перед нашей целью километр. Я пускаю внедорожник плавно вперед, не спеша преодолевать преграды из луж и грязи. Через несколько минут нам становятся видны домики, расположившиеся на самом берегу водохранилища, в которые мы и спешим. Нас встречают, машут руками, нас ждут! Всегда приятно приезжать туда, где тебе рады. Начались расспросы о том, как доехали и как жизнь. Дружеские объятия, похлопывания по плечу. На мангале румянился шашлык, источая аппетитный аромат. На большом столе, накрытом на веранде, ждали гостей нарезанные помидорчики с огурчиками, свежая зелень и конечно же ноздреватый местный хлебушек, да прочая снедь. В холодильнике томились бутылки, поджидая своей очереди, быть поданными на стол. Мужская часть компании возилась со своими ПВХ-шками и собирала спиннинги, готовясь завтра выйти на просторы водохранилища; женщины собрались за столом и что-то обсуждали. Постепенно прибывали те, кто выехал позже. Мы с Михаилом по очереди отправлялись или перегружать на свои внедорожники пассажиров и багаж, или выдергивать севшие на последнем километре авто, чтобы доставить друзей к домикам, где их ждал ужин и радость встречи со старыми знакомыми. Попутно помогали и рыбакам не из нашей компании, застрявшим на местной непролазной грунтовке. Причем Мишу будили еще раза три ночью, так как его телефон был у всех, мне же удалось как следует выспаться. Своей лодки у меня не имелось и я договорился об аренде моторки с егерем на соседней базе. Два дня планировал ходить на рыбалку самостоятельно, а на третий должен был прибыть Владимир, с которым мы решили мой последний, а его первый день рыбачить совместно, а потом лодка с егерем поступали в его распоряжение. Супруга моя изъявила желание первые два дня рыбачить вместе со мной, чему я очень обрадовался. Появилась возможность научить ее ловить на спиннинг и возможно даже, что ей понравится это занятие и она поймет, что же меня так тянет на эту рыбалку. С утра поднялся сильный ветер и начал моросить дождик. Мы облачились в непромокаемые костюмы и прибыли на пирс, где нас уже поджидал егерь. - Уверены, что хотите сегодня на воду? - вместо приветствия сказал он нам. - Да! – твердо заверили мы его. - Тогда прошу на борт, попробуем выйти. Пока мы шли по узкому длинному заливу, жизнь казалась прекрасной и даже дождик не мешал предвкушать ожидание первой поклевки. Но как только лодка оказалась на большой воде, то стали появляться мысли о том, что возможно разумнее было бы вернуться обратно и при этом нужно учесть, что мы пока не вышли за острова. Сделали несколько попыток выйти из-за островов, но не удачно. Сильные волны грозили перевернуть нашу посудину, а купаться в прохладной еще воде, пусть и в спасательном жилете, никому не хотелось. Решили рыбачить под прикрытием островов. В итоге за шесть часов мучений добыли пяток не самых крупных окуней. Супругу сильно укачало, а у меня возникло ощущение, что от перемещений по волнам мой позвоночник ссыпался в трусы и будет побрякивать там при ходьбе. Так не солоно хлебавши, мы вернулись обратно. Жена сказала, что больше на лодке в жизни никогда не будет плавать, что мне тоже не стоит заниматься этой рыбалкой, так как запросто можно потонуть и мой план сделать рыбалку для нее привлекательным и интересным занятием с треском провалился. Общими усилиями всей рыбацкой братии нам удалось наскрести рыбы на уху и даже на то, чтобы закоптить. Окунь горячего копчения одно из любимых лакомств для моей благоверной и когда я ей принес на тарелке парочку рыбин, только что изъятых из коптильни, еще исходящих паром и источающих такой запах, от которого язык проглотишь, то она сменила гнев на милость. И сказала, чтобы я завтра отправлялся снова на рыбалку и поймал для нее побольше окуней, которых потом можно будет закоптить, на что я моментально и очень решительно согласился. Она же намеревалась погулять по лесу и пообщаться с подругами. Следующий мой рыбацкий день опять оказался дождливым, ветреным и от того унылым. Ветер хоть и дул уже не так сильно, как вчера, но волны опять не позволили нам выйти за острова. Однако сама рыбалка оказалась более успешной, на двоих с егерем мы изловили десятка два окуней, которых по прибытии честно поделили на пополам. Он тоже обещал принести домой рыбы на уху. Мои окуни вместе с уловом остальных рыбаков нашей компании отправились коптиться, за исключением нескольких бершей, щуки и судака – этих определили жариться на раскаленном масле. Ужин оказался славным. Только что изловленная, пожаренная до хрустящей корочки рыбка очень хороша, а если к ней еще добавить рюмочку, налитую из запотевшей бутылочки… Ну ладно, не будем сильно углубляться в рыбацкую кулинарию, получилось все замечательно. К вечеру до нас добрался Владимир, расспросил меня об успехах. Я честно признался, что их нет и что нас ждет на завтра совсем не ясно. От таких новостей он немного опечалился, но как настоящий рыбак сказал, что готов встретить завтрашние трудности и неясности во всеоружии и бороться за улов до победы. Я с ним полностью и безоговорочно согласился. С утра же оказалось ясно. В смысле небо прояснилось, ветер стих, волнение на Рыбинском море прекратилось. Егерь с видимым удовольствием вывел свою лодку из-за островов и мы отправились искать рыбу в более перспективные места. Но рыба объявила полную безвременную забастовку. Клева не было от слова совсем. За четыре часа поисков на три спиннинга оказался пойман лишь один окунь, хоть и достаточно крупный. Он сиротливо лежал в полном одиночестве в пластиковом ящике, предназначенном для рыбы. Настроение наше падало с каждой следующей пустой проводкой. Пробовали искать чайку, бьющую мелочь; облавливать коряжники; бросать приманки к траве; проверили много ям и бугров; и даже пытались заняться троллингом… Результата ни что не приносило… - Проверим последнее местечко и будем возвращаться… - С унылым выражением лица сказал егерь, после того как мы пробросали очередной коряжник. Мы покивали ему в ответ. Наверное в тот момент с нас можно было писать картину – «Вселенская грусть», так мы оказались расстроены полным провалом рыболовного дня. Пришли на точку, не вставая на якорь начали пробрасывать. Все равно не клюет, чего якорем заморачиваться? И тут я почувствовал жадную окуневую поклевку, подсек и стал выматывать снасть. Краем глаза заметил, что и Владимир, и егерь уже так же как и я тащат по рыбине. В общем попали мы в окуневый котел. Даже про то, что на якорь не встали позабыли, вспомнили только когда нас отнесло и произошла пара пустых забросов. Вернулись на место и заякорились. И началось рыболовное безумие. Почти каждый заброс заканчивался поклевкой и пойманным полосатым хулиганом приличного размера. На такой раздаче рыбы я оказался впервые. Наверное все рыбинские окуни собрались в это место, чтобы посмотреть на трех самых несчастных в Мире рыболовов, которые моментально стали самыми счастливыми от такого клева. Окунь решительно клевал на любые приманки – на резину и поролонки, на колебалки и кастмастеры, на огрызки поролонок, только что пустые джиг головки мы не додумались забрасывать. Время аренды лодки уже давно закончилось, но егерь и не думал о нем напоминать. Остановились мы, когда он смотал свой спиннинг, закурил и сказал: - Мужики, может хватит? Мы посмотрели на него, потом на ящик, набитый окунями и согласились, что на сегодня точно хватит. Возвращались мы с гордо поднятыми головами и уверенными взглядами. Новости о нашем успехе попали на берег раньше нас и нам приготовили встречу, как настоящим героям дня. Копченых окуней теперь не переесть. Для моей супруги специально закоптили отдельную партию, которую мы с утра захватили с собой домой. На такой замечательной ноте закончилась для меня эта рыбалка, начало которой не предвещало ничего хорошего. Что ж, сейчас могу только пожелать всем рыболовам никогда не сдаваться! Ваша удача обязательно найдет вас!
  3. Медведь. С утра моросил мелкий дождь, обычное дело для Южного Урала в это время года. Пришлось одеваться соответствующе, поверх обычной своей одежды я натянул на себя непромокаемые штаны и длинную непромокаемую куртку. Минусом непромокаемой одежды является ее не способность дышать и при серьезных физических нагрузках все равно станешь мокрым от собственного пота, а они – физические нагрузки, сегодня предполагались. Аккуратно, чтобы не разбудить, продолжавших дрыхнуть в своих палатках, товарищей, мы с Алексеем собирались в свой сегодняшний небольшой поход. Переодеваться и завтракать дождь нам не мешал, от него в лагере нас спасал легкий тент из ПВХ, натянутый между тремя высокими елками, стоящими рядом. В пешем походе такая вещь считается роскошью. Не смотря на легкость весу в нем был целый килограмм, а лишний килограмм в рюкзаке – это подвиг, который для всех нас совершал Алексей, таща на себе столь полезную вещь. Тент нам позволял собираться у костра всей компанией в любую погоду и развешивать на просушку вещи, не переживая, что их может намочить дождь. Да и сам лагерь мы расположили на высоком берегу ручья под здоровенными елями, которые прикрывали своими кронами нас от дождя, если развести костер посильнее, то мелкий дождь можно и не заметить. Конечно лагерь лучше располагать ближе к воде, но противоположный низкий берег весь зарос травой в человеческий рост и этот факт нам не нравился. Чтобы постоянно не бегать к ручью за водой с котелками и чайниками, у нас имелось легкое ведро из такой же ткани, как и тент, позволявшее делать запасы воды. Рэмбо, – второй Алексей, вчера вечером ушел спать раньше всех, палатка же его стояла дальше всего от костра. А не задолго до этого момента мы слышали волков, они подвывали и тявкали по какому-то своему волчьему поводу. Оставшиеся у костра дружно начали шутить. - Это хорошо, что палатка у Рэмбо стоит так далеко от костра, его первым сожрут… - Да! Рэмбо нас всех спасет! А потом еще долго мешали ему спать, периодически задавая глупые вопросы и вступая в беседу с ним об одном и том же… - Лех! Рэмбо!? - Что!? - Ты спишь!? - Да идите вы… - Это хорошо, что не спишь! – Тут мы дружно хохотали, а Рэмбо беззлобно ругался на нас… Он не обижался, мы периодически подшучиваем друг на другом, достается от товарищей и мне, и всем остальным, да и от меня может прилететь любому. Без чувства самоиронии в наш коллектив вряд ли удастся влиться. Оставив спящий лагерь, набитой нами же тропинкой через высокую траву, вышли на старую грунтовку и повернули к речке, в которую впадал наш ручей. На подходе услышали рябчиков. Зашли в лес, вспугнув при этом лося. С треском, ломаемых веток, он умчался от нас в чащу. Стали манить рябцов. Подманить на выстрел кого-либо из них в этот раз нам не удалось. Вообще перелом в моих отношениях с рябчиками наступил гораздо позже этого похода, когда я посвятил охоте на них несколько выездов подряд по три-четыре дня. В один из таких деньков, идя по лесной дорожке, я обратил внимание на корягу, своим видом сильно напоминавшую птицу. «Какая интересная штуковина! Так на птицу похожа!» - подумал я тогда и пошел дальше. И через несколько шагов краем глаза заметил, что коряга повернула голову в мою сторону. Заработала логика: «Если деревяшка похожая на птицу повернула голову, значит она и есть птица – это рябчик!» Действительно – это был рябчик. После этого момента я понял куда нужно смотреть и на что обращать внимание. И я прозрел, начал видеть рябчиков на земле! Теперь в большом количестве случаев вижу их до того, как они примут решение среагировать на мое появление и начать сматываться. Эффективность моей охоты на них значительно повысилась после этого события. Мы с Алексеем отправились дальше, перешли через речку и полезли вверх на крутой скользкий слон, которым хотели пройти до, интересовавшего нас, невысокого гребня. Подворачивая ноги, регулярно поскальзываясь и чертыхаясь, прошли склон и спустились к подножью, требуемого нам хребта. Дождь прекратился и ветерок просушивал лес. Я снял свои непромокаемые куртку и штаны, убрал их в рюкзак, Алексей так же избавился от лишней одежды. Полезли на вершину гребня. Сверху открылся вид, на окружавшие нас распадки и покатые Южно Уральские горы, покрытые лесом. Пошли по вершине хребта, на пути встречались следы деятельности лесорубов, когда-то давно валивших лес в этих местах – пеньки, здоровенные чурбаки, которые не обхватить руками, почему то брошенные здесь на месте повала деревьев. Часть этих чурбаков оказались недавно перевернутыми каким-то могучим местным обитателем, искавшим под ними питательных личинок. Чуть дальше встретили ель, на стволе которой оставил глубокие шрамы этот силач – хозяин тайги – медведь. Царапает стволы елок он, чтобы пошла смола, а после трется о ствол, нравится ему это занятие. Таким образом он отмечает границы своих владений и сейчас мы у него в гостях. Я подошел к елке и рассматривал повреждения, нанесенные ей хозяином здешних мест, верхние из них находились на высоте вытянутой руки, глубина борозд составляла не менее сантиметра… Подивившись на следы, оставленные медведем, отправились дальше. На самом гребне мы никакой дичи не встретили, лишь спускаясь по склону вниз, обнаружили рябчика, которого не удалось скрасть. Незаметно подойти к нему по крутому склону не вышло. Спустившись к реке, перешли на другую ее сторону, попав в сосняк. Под ногами раскинулся ковер из черничника. Побаловав себя сочными спелыми ягодами, стали подниматься вверх по склону, где распугали глухариных куриц. Копылухи с шумом разлетелись от нас в разные стороны. Потом еще несколько раз безуспешно пересвистывались с рябчиками. Не дойдя до вершины, повернули в сторону лагеря и спустились обратно к реке. Уже выйдя на дорогу, подняли несколько шумовых рябцов, взлетевших и севших на березку у обочины, я выстрелил, один из них упал, второй перелетел вверх по склону. Алексей пошел его скрадывать и через несколько минут я услышал выстрел, чуть позднее спустился Леша с рябчиком в руках. Метров через триста встретили Михаила, идущего нам на встречу, он ждал Рэмбо и решил, что стрелял он. Оказалось, что они в месте, где мы утром безрезультатно пересвистывались с рябчиками, добыли трех из них. Сегодняшний ужин обещал быть насыщенным. Втроем вернулись в лагерь. Через некоторое время появился Валера, повесил своего рябчика к остальным, налил себе чаю, сел у костра и смотрел на огонь. Тут из ближайших кустов раздалось глухое утробное рычание. - Рэмбо! Выходи! – засмеялся Миша. Рэмбо вышел и подошел к костру. - А он так не делает. – Сказал Валера. - Кто? – Спросил я. - Медведь. Не рычит он так… - А ты откуда знаешь, как он делает? – Не унимался я. - Скрадывал я рябчика возле реки, как раз притаился, высматривая его. И заметил движение на широкой поляне слева от меня, поворачиваюсь – медведь… Трава высокая и только голова и верхняя часть туловища над ней видны. И чешет в мою сторону в развалочку. Река шумит и ветер с его стороны, потому наверное и не заметил меня. Я поднялся на ноги, а что делать непонятно, в стволах дробь на рябчика, тот идет себе спокойно ко мне. Я крикнул: «Эй!!!», ну добавил там пару неприличных выражений. Медведь встал, начал принюхиваться. Я еще закричал на него и пару раз выстрелил в воздух, тут же перезарядил ружье. Никогда еще так быстро ружья не перезаряжал. Медведь развернулся и драпанул в обратную сторону. Не знаю сколько, но я еще долго стоял на месте, а потом потихоньку отошел к реке и перешел на нашу строну. - Ничего себе! Страшно было? – мы все внимательно слушали рассказ Валеры. - Конечно страшно. Чего вот он шел ко мне? Кто его знает? Весь сегодняшний вечер мы обсуждали Валерину встречу с медведем и то насколько правильно он действовал в этих обстоятельствах. Засыпать в эту ночь было немного боязно, но усталость взяла свое. Завтра нам предстояло сменить место стоянки и переместиться на двадцать - двадцать пять километров ближе к месту эвакуации, впереди нас ожидали новые приключения. Trubnik outdoors team
  4. Утренний выстрел Валера шел впереди, как цапля высоко поднимая ноги и проверяя дорогу перед собой шестом. Путь наш сейчас пролегал через болотину. Совсем недавно мы свернули лагерь, где провели ночь. Двое из нас - Михаил и Рэмбо отправились вдоль Сонреки, а мы с Валерой взяли курс на перешеек между двумя безымянными озерцами. Вообще то Рэмбо зовут Алексеем, но их - Алексеев в нашей компании два, второй, вместе с Александром Георгиевичем, должен нас встречать завтра на озере Нижняя Кювиканда, и чтобы их различать, Алексея идущего сейчас с Мишей мы между собой называем Рэмбо. Прозвище ему подходит, он невысокого роста, очень крепкий и выносливый физически. Михаил заранее задумал этот небольшой поход от нашего базового лагеря на Мироламбине к озеру Кювиканда. Группа из четырех человек разделилась на пары и каждая из них шла своим маршрутом, встречаясь вечером в условленных местах для ночевки. В наши планы входила разведка новых мест для охоты и рыбалки. Если на море не будет шторма, то с Кювиканды нас эвакуируют Александр Георгиевич и Алексей на лодках, а если они не смогут дойти до нас, то придется возвращаться пешком. Ночевала наша группа на берегу Сонреки, место для ночевки выбрал я, просто сказав: «Сегодня больше никуда не пойду!». Хотя лучше было бы остаться на одной из стоянок байдарочников, встреченных нами ранее и расположенных на возвышенности. Коварство же, выбранного мной места, заключалось в сбившем меня с толку травяном ковре, который устилал поляну и придавал ее виду красоты и уютности. Миша показал мне всю обманчивость видимости, проколов травяную подстилку палкой поглубже – внизу стояла вода, если остаться на ночевку здесь в дождливую погоду, то с утра можно не выйти из палатки, а выплыть как утка. Сильных дождей сегодняшней ночью мы не ожидали и приняли решение не искать новое место и остались здесь. Дров для костра вокруг имелось в изобилии. Набрали побольше елового лапника для подстилок под палатки. Приготовили нехитрый походный ужин – мой любимый бульон из рябчиков, добытых по дороге, да гречневую кашу с тушенкой. Подкрепив силы, сидели у костра, попивая горячий чай и уже собирались ложиться спать, как вдруг Валера, указав рукой на небо, спросил: - Что это? Это оно? - Да, Валер, это оно – Северное сияние! – Ответил Михаил. Зеленоватое свечение появилось в северной части неба и было хорошо заметно. Оно то угасало, становясь серым и почти невидимым, то разгоралось сильнее и тогда появлялись другие оттенки – желтоватые, красноватые и фиолетовые. Я смотрел на него, уже наполовину забравшись в палатку, вылезать обратно не хотелось, но и не посмотреть на это чудо я не мог. Вчерашний день умотал меня с непривычки. Особенно тяжело нам с Валерой далась одна возвышенность, по вершине которой требовалось пройти, чтобы обогнуть озеро, лежавшее у нас на пути. Вершина вся поросла мелким, не выше человеческого роста, карельским березняком, да так плотно, что через него приходилось протискиваться боком, приседая, чтобы ветки не цепляли рюкзак. Хотя две-три сотни приседаний с рюкзаком еще ни кому не вредили, наоборот только шли на пользу, но почему-то мой организм, не смотря на всю полезность этих процедур, требовал уложить его в спальник и дать ему немного покоя и тепла. Посмотрев на сияние, я целиком забрался в палатку и устроившись поуютнее, заснул. С утра, заварив себе кофе, я еще раз поковырял травяной ковер палкой и задумался о коварстве местной травы. Даже такой опытный человек как Миша умудрился недавно, идя по примерно такому же коврику, угодить в расщелину. От серьезных последствий его спасло ружье, вставшее при падении поперек щели, на котором он и повис, болтая ногами в воздухе. Выбравшись и осмотрев ловушку, подстроенную самой природой, он решил, что ему крупно повезло, так как не помоги ему ружье, то при падении можно было бы получить серьезную травму. Расщелина оказалась внушительной, глубиной не менее пяти метров и выбраться из такой ловушки самостоятельно представлялось весьма затруднительным делом. Так же коварен и местный белый мох, который любит расти не только в лесу, но и на склонах местных сопок. Подниматься по каменистому склону, поросшему таким мхом, сравнимо с восхождением на ледяную горку, наступаешь на него и нога скользит как по льду. Очень легко поскользнуться и вывихнуть ногу или разбить коленные чашечки, постоянно приходится смотреть куда наступаешь. Валера уже пересек болотину и отбросив шест, ожидал, когда я дойду до него. Добравшись до сухого места, я достал навигатор, сверил наш трек с требуемым нам направлением, выбрал ориентир и мы потопали дальше. На марше, при отсутствии дорог и наличии облачности, скрывающей солнце, очень удобно пользоваться компасом, для определения направления движения. Это я понял еще вчера, но компаса у нас с собой не было, потому приходилось полагаться на трек навигатора и выбирать ориентир в виде высокого дерева или приметной скалы, доходя до них, заново сверяться с навигатором и искать следующий ориентир. Не смотря на наличие запасных батареек, их заряд следовало экономить, поэтому, после сверки маршрута, я переводил навигатор в спящий режим и убирал в карман. Но корректировать маршрут требовалось достаточно часто. Пара попыток, выбирать направление по внутренним ощущениям, привели к серьезным отклонениям от нашей цели, один раз мы даже почти развернулись в обратную сторону. И сейчас, пройдя по лесу всего пятьсот метров, мы вышли не прямо на перешеек между озерами, а значительно правее, пришлось корректировать маршрут и поворачивать налево вдоль озера. В его темной, почти черной на вид воде, как в зеркале отражались деревья, росшие по берегам. Сейчас – осенью, когда листва берез стала ярко желтой, а осины окрасились багряным, получался, захватывающий дух, почти волшебный вид. Прошли перешеек. Погода разгулялась и из-за туч выглянуло Солнышко. До того суровый и казавшийся седым и мрачным, карельский лес принял гостеприимный вид и заиграл новыми красками, вода в озерах заискрилась солнечными бликами. Взяли курс на оконечность Верхнего Палозера, напоминавшего на карте своим видом подкову, и ориентируясь по Солнцу, отправились дальше. В этот раз мы вышли абсолютно точно. Через полкилометра впереди нас ждала дорога, идти по которой будет значительно легче. Выйдя на дорогу, я поначалу повернул не в ту сторону, но эта моя ошибка принесла нам встречу с рябчиком, которого добыл Валера, вечером приготовим бульон. Разобравшись с ошибкой, развернулись и пошли в сторону озера Круглая Ламбина, обогнув которое, попрощались с хорошо накатанной грунтовкой и повернули на заброшенную лесовозную дорогу, идущую в нужном нам направлении. Через некоторое время она превратилась в гать, тянущуюся через болото, но хорошо заметную за счет березок, пытавшихся найти опору и укрепиться на ее обочинах. Пересекли болото, дорога превратилась в свой собственный призрак, который угадывался за счет колеи, напоминавшей две параллельные тропинки, между которыми уже росли взрослые сосны. На склонах небольших сопок она начинала петлять и терялась, но после появлялась вновь. Дорога нас привела к реке Кювиканда и остаткам моста через нее, представлявшим из себя толстенные деревянные сваи, торчащие из воды. Здесь решили сделать небольшой привал, сняли поднадоевшие рюкзаки. Я, отцепив кружку от своего, спустился к реке и черпая воду из бурного потока, пил, осматривая окрестности. Сам мост давно смыло одним из весенних паводков и потоками вешних вод унесло в Белое море. Дорогой, по которой мы шли, не пользовались уже более тридцати лет и природа сейчас постепенно завоевывала ее обратно. Утолив жажду, поднялся к рюкзакам и присел на стволе, упавшей сосны, вспоминая сегодняшние похождения. Оказывается, заблудиться в лесу, если Солнце скрыто плотной облачностью, можно за пару минут, - это я понял, попытавшись скрадывать рябчика, поднятого нами с дороги и улетевшего в лес. Я прошел за ним сначала метров тридцать, он перелетел, заметив меня; продолжил красться за рябцом дальше и когда он сбежал от меня окончательно, попытался развернуться и пойти обратно на дорогу. В этот момент я и осознал, что совершенно не понимаю, где она находится и с какой стороны я сюда пришел… «Вот те на!» - подумал я тогда… Я всего в семидесяти-восьмидесяти метрах от дороги и не знаю куда идти… Конечно, потеряться бы мне не удалось, с собой был навигатор, а на дороге оставался Валера, но я попробовал поставить на мое место человека, не имеющего с собой ни навигатора, ни компаса с картой… Неприятный холодок пробежал по спине от таких мыслей, даже окружавший меня лес принял зловещий вид на несколько мгновений, будто хотел меня поглотить. Что бы не возиться с навигатором, я крикнул Валере, он отозвался и я спокойно вышел на дорогу по направлению звука его голоса. Немного передохнув, направились дальше вдоль речки. Идти, ориентируясь на шум воды, бегущей между камней, легко. Но опять на нашем пути попалось болотце. Страсть не люблю ходить по болотам, когда опираясь на шест, щупаешь ногой место для следующего шага. Всегда почему-то вспоминается фильм «А зори здесь тихие…». Преодолев преграду, через некоторое время вышли на хорошо натоптанную звериную тропу, по ней дошли до места, где речка превратилась в небольшое озерцо, прижатое с нашей стороны скалистым обрывом сопки, располагавшейся слева. Лезть наверх не хотелось, решили пройти по узкой полоске суши между краем воды и отвесной скалой слева, заваленной, упавшими сверху, стволами сосен. Эти четверть километра мы преодолевали минут тридцать, петляя влево и вправо, подныривая под или перелезая через наваленные деревья. Пробравшись через скопление бурелома, не снимая рюкзаков, упали под березой отдохнуть. Впереди оставался последний рывок на сегодня и мы окажемся на месте стоянки, где все вместе станем дожидаться прихода Александра Георгиевича и Алексея на лодках. На повышенном энтузиазме мы немного проскочили лагерь, обойдя его левее, пришлось возвращаться обратно. На месте уже вовсю трудились Рэмбо и Михаил, горел костер, заготавливались дрова, стояла палатка. Мы присоединились к работе на общее благо. Поставили еще одну палатку, Валера пошел помогать Рэмбо с дровами, я занялся приготовлением сытной части ужина. Фирменной же его частью - бульоном из рябчиков заведовал Миша. Рэмбо настолько увлекся заготовкой дров, что заодно напилил кучу чурбачков из поваленных ветром молодых сосенок, толщиной примерно в руку и длиной сантиметров по семьдесят. Из которых мы соорудили вокруг костра, что-то вроде деревянного настила. И теперь, сняв сапоги, с удовольствием грели босые ноги у огня, сидя на бревнышках, которые принес Валерий. Лагерь готовили сразу основательно так как, если завтра погода не позволит нашим эвакуаторам прийти за нами по морю, то после еще одной ночевки, нам придется отправиться обратно пешком. Поужинав, смотрели кино, которое Миша проецировал со своей видеокамеры на стенку палатки. Затем, немного поболтав, разошлись спать. Утром меня разбудили рябчики, свистевшие прямо над головой. Я выбрался из палатки и один из них фыркнул прямо у меня из под ног. Еще пара сидела на березах. Подошел к костру, разгреб угли, добавил дров. Сходил за водой к озеру, вернулся и поставил на огонь чайник. Рябчики не обращали на меня никакого внимания и пересвистываясь, продолжали сидеть на березах, обклевывая почки. Такой наглости я уже не мог потерпеть. Подошел к нашей с Валерой палатке, спросил: - Валер, спишь? - Пытаюсь… - ответил Валера. - Подай ружье… Валера передал мне мое ружье, я зарядил патроны и прицелился. - Сейчас будет бабах! – громко сказал я и выстрелил, ближайший рябчик упал с ветки березы. Его оппонент наконец обратил на меня внимание и улетел. - Жень, ты бы лучше на камеру их поснимал! – из своей палатки сказал Миша. Мне стало стыдно за свой поступок, я подошел подобрать убитую птицу, рябчик оказался крупным. Конечно он добыт по правилам, при наличии разрешения. Но все равно, стоило ли в него стрелять или нет? Этот вопрос мучает меня и по сей день. И кажется мне, что в тот раз действительно лучше было взять в руки видеокамеру, чем ружье. Вот такой утренний выстрел у меня получился. Положив добытую птицу возле палатки, вернулся к костру, где закипал чайник, налил себе чаю, заварил в миске овсянку. Включил на прием рацию, возможно скоро эвакуаторы выйдут на связь и пошел ближе к кромке воды, смотреть на водную гладь озера, покрытую дымкой утреннего тумана. Через час ожила рация, сообщавшая голосом Алексея, что они на берегу и им нужно перенести лодку в озеро на руках, так как сток из него сейчас превратился в небольшой ручеек и по нему не пройти, нас он не слышал. Получив такую приятную новость, сразу принялись сворачивать лагерь. Вещи упаковали в рюкзаки, мусор сожгли, что нельзя сжечь собрали в пакет, чтобы забрать с собой. Когда над водой послышались звуки лодочного мотора, Михаил построил нас на берегу и прибытие Алексея мы встречали двумя залпами из ружей и криками приветствия. Еще бы! Приход лодки избавлял нас от необходимости возвращаться пешком. Вывозил нас Алексей в два приема, когда пришла наша очередь с Валерой и лодка заскользила по зеркальной глади озера, мы обалдели от открывшегося нам с воды вида. Осенний лес, растущий на скалистых берегах, отражался в зеркале озера, посреди которого нам встретился небольшой островок со стоящей на нем одинокой сосной. Такие места поистине лучше видеть, чем слышать о них. Добравшись до берега моря, мы всей компанией дружно перенесли лодку обратно в морские воды, обнимались с встречавшими нас, шутили и много смеялись. Рэмбо извлек из рюкзака бутылку коньяка, которую он все время таскал с собой на этот случай. Напиток разлили по кружкам и провозгласили тост за красоту местной природы, за успешный поход и здоровье всех нас! Коньяк приятным теплом согрел внутренности, тело сразу расслабилось, забывая о сложностях похода, мысли настроились на исключительно приятный лад. Еще какой-то час и мы окажемся в домике на Мироламбине, а там баня, там хорошо. Trubnik outdoors team
  5. Окуневое изобилие. Михаил остановил снегоход и повернулся, чтобы посмотреть назад. Слава опять отстал от нас. Его, арендованная на соседней рыболовной базе, видавшая лучшие дни в своей трудовой жизни, Тайга не имела способности разогнаться до скорости выше тридцати километров в час; в отличие от Мишиного снегохода, способного мчаться по просторам скованного льдом водохранилища со скоростью шестьдесят километров в час, а может и больше. Воспользовавшись паузой, я решил слезть с техники на лед и осмотреться, сидя вторым номером за спиной водителя много не увидишь. Нас окружала, казалось, бескрайняя белая пустыня и только вдалеке, в стороне откуда мы приехали, виднелся сосновый лес. Солнце начинало подниматься над горизонтом, обещая нам ясный день. Погода стояла морозная, но на наше счастье безветренная. Тайга, тарахтя движком, постепенно приближалась к нам. И в этот самый момент случилось то, чего нам сейчас менее всего хотелось. Издав какой-то бряцающий звук, двигатель Тайги замолчал. Славин снегоход остановился, не доехав до нас метров ста… Быстро запрыгнув на свою технику, мы развернулись и подъехали к нему. - Что случилось? – спросил Миша, заглушив двигатель. - Что-то с движком, заглох и не запускается… - расстроенным голосом ответил Слава. Миша приласкал крепким словом Тайгу, так не к стати решившую поломаться прямо сейчас, а не вечером, на подъезде к базе. Снегоход ему ничего не возразил, но и не завелся при очередной попытке запустить двигатель. Делать ничего не оставалось, кроме как попытаться устранить неисправность на месте. Открыли капот; выкрутили и осмотрели свечи – норма; проверили ремень ГРМ – целый; поискали искру – нашли; для исчерпания всех способов устранения технических проблем, доступных нам в такой ситуации, попинали гусеницы – не помогло. - И чего теперь будем делать? – спросил я, почувствовав, что наши планы, успеть порыбачить еще до обеда, накрываются медным тазом. - Два варианта. Буксировать Тайгу обратно или вызвать буксировщика с базы, заодно попросить привезти нам сани. – рассуждал Михаил, в ответ на мой вопрос. От берега мы отъехали чуть меньше десяти километров и мобильная связь пока еще работала. Созвонившись с управляющей на рыболовной базе, Миша объяснил, что случилось, где мы находимся и попросил привезти нам сани, а, так не к стати забастовавшую, Тайгу отбуксировать. Для того, чтобы скоротать время ожидания появления помощи и не замерзнуть до ее прибытия, мы дружно принялись бурить лунки и пробовать рыбачить. Чуда не произошло, рыбы в этом месте и поблизости не оказалось, зато периодическое бурение лунок согревало. Примерно через часа полтора нам доставили сани и забрали поломыша. Мы со Славой разместились в санях и наш зимний снегоходопоезд отправился дальше, бороздить просторы водохранилища. Если кто не знает, то один из наиболее верных способов лишиться позвоночника – это сесть в передней части саней возле сцепки, что я и сделал, желая ехать спиной вперед, чтобы в мое лицо не забрасывало снежную пыль, летящую из под гусеницы. В этот день моя пятая точка прочувствовала на себе все дефекты ледовой поверхности, кажущейся на первый взгляд очень даже ровной. Перспективные места для рыбалки с интересным рельефом дна были намечены Михаилом за ранее и нам предстояло проверить их одно за одним. В пути к первому из них меня так забросало снегом, что он залепил даже мои очки, так как не таял на них из-за приличного мороза. Когда добрались до нужного места, я, сняв рукавицы, принялся протирать стекла очков, не снимая их. После восстановления возможности вновь смотреть на этот Мир, я поднялся на ноги, Слава сразу расхохотался, через пару мгновений к его хохоту присоединился Миша. - Женя! Ты снеговик! – сквозь безудержный смех выговорил Слава. Я попытался осмотреть себя, действительно, оказался весь покрыт ровным слоем снега. Представил себе, как выгляжу со стороны и тоже от души рассмеялся. Парни очистили меня от снега со спины, с удалением остального снежного покрова справился сам. Принялись бурить лунки и искать активного окуня или вожделенного судака, которые, судя по рельефу дна, должны и могли были бы здесь присутствовать. Окунь упорно отказывался клевать, а возможно просто отсутствовал на этом месте, судак следовал его не самому, на наш взгляд, хорошему примеру. Перебрались к следующему месту, результат тот же – окуня нет, судака нет. Я попробовал ловить на нытье, есть такой способ. Причитая о тяготах и невзгодах, пережитых нами сегодня, я забрасывал балансир в очередную лунку, желаемого эффекта почему-то не возникало. После пробовал поплевать на крючки, окунь и судак не реагировали, возможно, что замерзающая на лету слюна их не интересует. Время неумолимо шло к обеду, а рыбу нам пока найти так и не удалось. Проверив к этому моменту уже пять «перспективных мест», мы думали, что же делать дальше. Рыбалка явно складывалась не в нашу пользу… Лет с восьми отец брал меня с собой на зимнюю рыбалку. Вставать всегда нужно было рано, потом ехать на автобусе или электричке и по приезду долго идти пешком к месту лова. Позволить быстро перемещаться по просторам водохранилищ в те времена могли лишь единицы. И потому прийти туда, где не клюет, отец не мог себе позволить, а самым верным признаком клевых мест всегда были и остаются скопления рыбаков. Посовещавшись мы решили поискать вышеупомянутый признак. Миша достал бинокль и осмотрел горизонт. Заметив приличное скопление рыболовов, предложил направиться к ним, посмотреть, что там происходит. Добравшись до места, мы увидели следующую картину – «Рыбаки на обеде». Время перевалило уже за час дня, конечно пора и перекусить, но я впервые видел, чтобы это происходило столь синхронно – никто даже и не пытался рыбачить, все были заняты бутербродами с салом, вареными яйцами, чаем, кто-то позволял себе и сто грамм, народ травил байки, показывал друг другу уловистые блесны и прочие приманки, но никто не ловил рыбу. Подошли к одной из групп, обедавших рыболовов и завели с ними разговор. - Здорово, мужики! Как успехи? - Здорово! Да с утра вроде поклевывало немного… - А сейчас? - Тихо пока, выхода ждем. В ответ мы пожелали им хорошего дня и отошли в сторону. Всем нам стало интересно, чего они тут выжидают, и мы решили, что тоже будем ждать того «выхода». Выбрали себе место, расположились, попили чаю с бутербродами. Ждем, смотрим за окружающими, - народ по прежнему бездействует в плане ловли. Пробурили лунки, попробовали ловить - не клюет. Я вяло поигрывал балансиром в лунке, периодически приподнимая приманку повыше, чтобы стынущими на морозе пальцами, снять наледь с лески. После очередной такой процедуры произошла мощная поклевка, я судорожно дернул удочку и почувствовал, что оборвал леску… «Вот это рыбина!» - промелькнула в моей голове мысль. Находившиеся рядом рыбаки, заметив мою отчаянную подсечку, моментально оказались над своими лунками и сразу начали доставать из них крупных окуней одного за одним. Поскольку я решил, что оборвал приманку, то обрезал леску, так как скорее всего во время рывка потянул ее и дальше будет следовать обрыв за обрывом. Начал вытаскивать обрезанный кусок лески из лунки и почувствовал, что обрыва то и не было, а на другом конце сидит рыба, оказывающая приличное сопротивление. Продолжил выводить, завел в лунку и вытащил на лед здоровенного горбатого окуня. Стал разбираться, что же произошло и выяснил, что причиной моей ошибки оказалась несовместимость мороза и пластикового зубчика стопора на катушке, он попросту отломился при подсечке и та свободно и беззвучно прокрутилась, от чего и создалось у меня впечатление обрыва лески. Запасной удочки с собой не имелось, следовало как то приспособиться ловить этой. Для начала занялся привязыванием балансира. Пальцы моментально сковывало морозом и они плохо слушались, проделав часть манипуляций, растирал руки и прятал их в рукавицы, чтобы немного отогреть и вернуть пальцам способность выполнять их функции, потом продолжал вязать узел. Хуже вязания приманки на сильном морозе может быть только монтаж снасти в лодке при наличии качки, когда пытаешься сосредоточится на узлах, то сразу начинает сильно мутить. Справившись с узлами и как следует затянув их, я забросил свою снасть в лунку, планируя при игре и подсечках, придерживать катушку пальцами. Приманка не захотела идти на дно. Наверное шуга, решил я и слегка поддернул удочку вверх, чтобы пробить балансиром шугу, с другой же стороны за леску подергали удочку вниз. Вытащил, на блесне болтался окунь, не такой крупный, как первый, но в любом случае внушавший своим размером уважение. Еще трижды моя приманка оказывалась съеденной, не дойдя до дна. В дальнейшем окуни позволяли ей лечь на дно, но при первом, максимум втором взмахе удилища, жадно хватали ее. После четырнадцатого или пятнадцатого окуня клев в моей лунке исчез, я осмотрелся по сторонам и заметил, что некоторые рыбаки перемещаются от своих лунок на пять-семь метров в сторону, бурят новую, после чего продолжают так же интенсивно таскать окуней. Последовал их примеру, результат не заставил себя ждать и реализовался в семи окунях, вытащенных из лунки один за одним. Пробурил третью лунку – еще восемь полосатых здоровячков. Пробурил четвертую – не клюет. Вернулся, проверил старые лунки, с одной взял одного, еще с одной пару. Клев закончился, охвативший меня азарт начал отпускать. Поискал взглядом Михаила и Славу. Миша, довольно улыбаясь, стоял возле снегохода и пил чай, Слава же продолжал бегать от лунки к лунке, по прежнему пребывая в азарте, охватившем его. Остальное рыбацкое сообщество уже в основном собирало рыбу, продолжал рыбалку наверное только один Слава. Собрав рыбу в пакет, я направился к снегоходу. - Ну, как? – спросил Миша. - Потрясающе! – ответил я. - Это, Жень, Рыбинка! Она такая... – Как-то загадочно и недосказано проговорил он, видимо не найдя слов, которыми можно было бы охарактеризовать какая же она эта «Рыбинка». - Да. – Согласился я, уловив, как мне показалось, смысл недосказанного. Дождались Славу, глаза его светились восторгом. Такой интенсивный клев приведет в самое прекрасное расположение духа любого рыболова. Все наши утренние мучения, отбитые пятые точки, постоянно мерзнущие руки оказались забыты, нами овладело ощущение полного удовлетворения жизнью. Попили чаю, убрали снасти в рыболовные ящики, а улов в специальный большой мешок, погрузили все это добро в сани и отправились на базу отдыха, где арендовали дом, стоящий среди молодых сосен. По приезду затопили печь. Миша приготовил уху. Хороша вышла уха из только что пойманной рыбы, да еще и в сопровождении нескольких стопок водки! В тепле дома после уличного мороза нас очень быстро разморило и мы сидели за столом в полусонном расслабленном состоянии, растекшись по дивану и креслам, глаза наши щурились, а улыбки не сползали с лиц. Так мы провели этот вечер, почти не разговаривая и пребывая в состоянии близком к абсолютному счастью. На завтра запланировали рыбачить до обеда, а вернувшись пораньше, посвятить время бане, которую попросили для нас истопить и после ее посещения пожарить, да покоптить свежей рыбки. Следующий день был таким же морозным, как и предыдущий. Места, где ловится рыба, мы уже знали и утренняя рыбалка у нас удалась. Окунь вышел ближе к одиннадцати и активно клевал до начала первого, после исчезнув, как будто его и не было. Вернулись с рыбалки, отправились в баню париться. Разгоряченные выбегали на улицу, натирались снегом. Миша пару раз нырял в сугроб. С чистым телом и просветленной душой вернулись в дом. Я разжег дрова в мангале и следил за костром, Слава на кухне жарил окуней в раскаленном масле сразу на двух сковородах, подсоленная рыба уже была уложена на решетки ящика коптильни и ждала своего часа, а точнее углей. Зажаренные до аппетитной хрустящей корочки окуни, только снятые со сковороды, не залеживались. Уж очень были вкусны. Насытившись жареной рыбкой, мы все переместились на улицу к мангалу, где на пылающие жаром угли установили коптильню. К этому времени уже стемнело, морозный воздух пощипывал нос и щеки, на небо выбрались звезды и луна. От мангала шло приятное тепло и аппетитный запах коптящейся рыбы. Все мы довольно улыбались, вспоминая проведенные здесь дни и обсуждая, куда ехать на рыбалку через неделю. Trubnik outdoors team
  6. Уна Четырехнедельный щенок забежал в комнату и прямо посередине ее организовал лужу. - Так не годится. – Строгим и одновременно спокойным голосом сказал Михаил. – По делам будешь ходить сюда. После чего расстелил пеленку в углу и показал щенку, где следует справлять нужду. Этот маленький сорванец, а точнее мелкая хулиганка круто изменила Мишину жизнь, наполнив ее новыми смыслами, радостями и переживаниями. О том, что Михаил планирует завести собаку все мы узнали минимум за пол года до ее рождения. Он прочитал несколько книг, стал участником тематических форумов, просмотрел десятки видеороликов на YouTube. В общем изучил вопрос досконально и разумеется прожужжал всем окружающим уши о своем будущем четвероногом друге. С появлением Уны в доме Миши, мы стали регулярно получать сводки о ее достижениях, проказах и маленьких трагедиях. Поначалу щенок любил изваляться в собственных какашках и порадовать своим великолепным видом и запахом хозяев. Но настойчивость, упорство и любовь к питомцу со стороны Михаила постепенно делали свое дело. Пока проходили курс прививок, приучились гулять на пеленку и не валяться в своих достижениях. В ноябре начали осваивать улицу, осень выдалась холодной и снег лег достаточно рано. Так что Уна привыкла, что делать дела нужно на снегу. Весной, когда снег стал сходить, Уна выискивала последние сугробы для своих нужд и никак не желала удобрять травку. Но со временем привыкла гулять и на траву. Весна кроме новых впечатлений принесла и проблемы. К сожалению мы – люди умудряемся мусорить там, где живем. Кругом полно разбросано битого стекла, каких-то железок и прочих опасных для наших детей и домашних питомцев предметов, которые нам лень донести до мусорного контейнера. Миша, как и многие другие собачатники ходил гулять с пакетом, собирая в него опасные предметы и относя их в положенное место. Но Уна все равно четыре раза попала к ветеринару с глубокими порезами на лапах. Четырежды ей накладывали швы. Теперь ветеринарной клиники она страшно боится и при походе в нее упирается всеми четырьмя лапами. Время шло и милый щенок превратился в красавицу молодую собаку. Подошла пора отправляться ей на учебу. Миша, передав натасчику Уну, сильно переживал за нее, но ни на секунду не сомневался, что она справится. Мне было хорошо заметно, что он сильно скучает по своей четвероногой подруге. Недолгая разлука завершилась радостной встречей. И друзья сразу уехали в Ярославскую область, проводить время вместе на охоте. Сезон оказался удачным, Уна работала хорошо и этой парочке завидовали все прочие местные и приезжие легашатники. Следующей осенью я напросился к Михаилу в гости, я вообще часто к нему напрашиваюсь. И в один из дней отправился вместе с ним и Уной в поля, чтобы посмотреть, как это – охотиться с собакой. - Что у тебя за сапоги с собой? – Спросил Миша, когда мы собирались на выход. - Короткие. – Ответил я. – Болотники совсем прохудились, а новые я еще не приобрел. Михаил оценил высоту голенища моего сапога и констатировал: - Пройдешь. Уна активно участвовала в наших сборах, поочередно подбегая, то к хозяину, то ко мне. Обнюхивала одежду, рюкзаки, оружие, после чего одобрительно виляла купированным хвостиком. Приехали на место. Миша вышел из-за руля и определил направление ветра. После чего вернулся в салон и направил машину в угол, с которого предполагал начать обход. Остановились, вышли из авто, собрали ружья. Уна в нетерпении поскуливала в своей переноске. Михаил выпустил собаку и взял ее на поводок. Все вместе мы пошли в поле. Уну отстегнули от поводка и прозвучала долгожданная для нее команда: - Вперед! Ищи! Собака пошла челноком впереди нас. Я сразу немного отстал, так как вынужден был выбирать путь через лужи, короткие сапоги давали о себе знать. Прошли метров двести, птицы пока не встречалось. Уна по мнению Миши забрала сильно вправо. Он, вернувшись немного назад, подозвал ее и направил левее. И тут произошло то, ради чего мы втроем приехали сюда. Уна встала в стойку, я впервые в жизни в живую увидел, как легавая стоит в стойке. Это что-то невероятное! Собака превратилась в идеальную скульптуру. Ясно просматривались все ее напряженные мышцы. Казалось, что она даже перестала дышать в этот момент. Миша подошел к ней вплотную и скомандовал: - Уна! Вперед! Собака пошла, перед ней взлетела птица. - Уна! Даун! Уна села, в этот момент Михаил прицелился и выстрелил. - Дупель. – Прокомментировал он для меня и после обратился к Уне. – Подай. Собака весело унеслась за птицей и через пол минуты Михаил убирал добычу в ягдаш. Немного постояли на месте, не забывая хвалить нашу героиню. - Вперед! Ищи! – Мы снова пошли по полю. Следующим оказался поднят бекас, но Миша промахнулся. Стрельба по бекасу считается очень спортивной и достаточно сложной, так что случаются промахи и у опытных охотников. Очередного дупеля, по выражению Михаила, спорола Уна. Она опять забрала слишком вправо, а он сидел левее. И взлетел при ее приближении, не будучи учуянным. Опять скорректировали курс. Приближался край поля и я уже подумывал, что больше ничего не поднимем, но не тут-то было. Уна подняла подряд трех бекасов, все оказались успешно добыты и отправились в ягдаш, к ожидавшему их там дупелю. Дойдя до самого края, отошли назад по уже пройденному участку и переместились вправо. Начали новый заход. В этот раз Уна четко челночила перед нами. И смогла отыскать еще пару дупелей. - На сегодня достаточно. – Сказал Миша, когда мы в очередной раз достигли края поля. - Возражений не имею. – Ответил я и на всякий случай уточнил про планы на вторую половину дня. - Чем будем заниматься? - Давай завезем Уну и на два-три часа выйдем на воду. Поджигуем немного. А вечером запечем на мангале бекасов и дупелей, и ухи сварим, если повезет. Что скажешь? - Согласен на все сто процентов! – Поддержал я идею. На рыбалке нам повезло. Наловили окуня, как раз для ухи самое оно. Вечером похлебав юшки и перейдя к печеным на мангале птицам, я предложил повторить выход в поле. Уж очень мне понравилась и охота, и результат оказался весьма вкусным. Миша конечно же согласился. *** Утром Михаил, заметив, что я уже брожу по дому, не вставая с кровати, сказал: - Жень, бери Уну и езжайте вдвоем. Я поваляюсь до обеда. Уна посмотрела на меня одновременно с подозрением и интересом. Я попробовал возразить, что мол опыта охоты из под собаки у меня нет и возможно она меня не будет слушаться. Но Миша оказался непреклонен и чуть ли не выгнал нас на охоту. Возможно его просквозило на рыбалке или он уже устал от постоянного активного образа жизни и захотел побыть один, заодно отдохнуть от всех. . - Твой хозяин решил избавиться сразу от нас обоих… - Сказал я Уне, открывая дверку ее переноски, стоящей в багажнике. Уна глянула на меня, наклонив голову набок. Мне даже показалось, что она подмигнула мне, после чего как всегда ловко забралась на свое место. Приехали на поле, соседнее с тем, что проверяли вчера. Я собрал ружье и выпустил собаку. Немного постояли у машины. - Вперед! Ищи! – Скомандовал я. Уна села на пятую точку и не подумала никуда идти, и ни кого искать. - Уна, что за?.. – Спросил ее я и осекся… До меня дошло, что мы чуть не пошли по ветру. Моим еще не смамым старым мозгам не удалось сообразить проверить его направление. Видимо я привык к ходовой охоте, стоянию на тяге или сидению в шалаше, но к охоте с собакой оказался еще не готов. - Умница! – Я подошел и потрепал собаку по холке. – Давай переедем на ту сторону. Уна согласилась и забралась обратно в переноску, хотя ей уже очень хотелось бежать по полю в поисках добычи. Дальше все пошло более или менее гладко. Переехали, зашли в поле. Довольно быстро отыскали первого бекаса. - Вперед! – Скомандовал я собаке, застывшей в стойке. Уна пошла и подняв птицу, сразу легла, я даже не успел раскрыть рот, чтобы произнести: «Даун!». Причем легла так плотно, что накрой она голову лапами, получилась бы картина – «Боец под бомбежкой». Видимо были у нее сомнения в моих стрелковых способностях. Бекаса я достал вторым выстрелом и то только подранил. - Подай. – Скомандовал я, переломив ружье. Уна внимательно посмотрела на меня и рванула за подранком. Через минуту я убирал первую нашу добычу в рюкзак и гладил собаку, нахваливая ее. По двум следующим бекасам я безбожно промазал. После второго моего провала, Уна снова внимательно посмотрела на меня и уверенно пошла к лесополосе. - Куда!? Ко мне! – Закричал я, уходящей собаке. Но та, не поворачиваясь ко мне мордой, дошла до лесополосы и уселась на самом краю поля. - Уна! Я кончено не такой стрелок, как твой хозяин, но имей совесть! – Кричал я собаке и одновременно к ней подходил. – Если ты от меня сбежишь, то Миша сначала убьет меня, а потом тебя, когда найдет. А два смертоубийства за один день мы с тобой не можем допустить. Иди ко мне! Но Уна и не думала трогаться с места. Дождавшись, когда я подошел к ней метров на пять, она поднялась и не спеша направилась в лесополосу. - Уна! Не нервируй меня! Ко мне! – Мне ничего не оставалось, как следовать, за забастовавшей собакой. Прошли лесополосу и оказались на узком, вытянутом в сторону от поля заливном лугу. По не высокой траве и обилию лепешек мне стало ясно, что здесь регулярно пасут коровок. Уна пошла челноком, отрабатывая луг по всей ширине. И через пять минут мы с ней добыли дупеля. А пройдя его до конца, могли похвастаться целыми четырьмя! - Будем возвращаться? – Спросил я Уну, когда мы обследовали весь луг. Она подбежала ко мне, я ее погладил. На поводок брать ее не стал, мы пошли вместе. Уна четко маршировала рядом со мной с левой стороны, гордо подняв голову. Вернулись в дом. Я выложил перед Мишей четырех дупелей и бекаса. После чего рассказал о всех странностях поведения Уны. - Это наше с ней секретное место… - Сказал Михаил, почесывая подбородок. – Хотел тебе сказать о нем, но забыл. Там всегда дупель держится. Как она догадалась туда тебя отвести? Я подозвал Уну, погладил ее и даже попытался дать ей вкусняшку, но Миша мне не сказал, чтобы я не кормил ее. И неожиданно взял меня за плечо и зачем-то начал трясти… Я открыл глаза… - Ты на охоту вообще собираешься или как? – Надо мной склонился Миша и тряс меня за плечо, Уна стояла рядом с ним и посматривала на меня не довольно, понимая, что причиной долгих сборов сегодня буду я. «Ничего себе, какой сон мне приснился!» - подумал я – «Вот это да!» Охотится мы поехали конечно же втроем. Миша руководил Уной, а я выступал в роли стрелка. И добыл бекаса и пару дупелей, чему оказался очень рад. Миша и Уна так же оказались довольны охотой и все вместе мы вернулись домой. Вот такая у меня получилась первая охота с легавой. Спасибо тебе, Уна, за удачную совместную охоту! И тебе, Миша, спасибо за ее прекрасное воспитание! Trunk outdoors team
  7. Тида Перед носом бегущей собаки взлетел воробей, она сменила направление и начала погоню за птичкой. - Тида! Фу! – Закричал я, на отвлекшуюся от работы собаку. Та прекратила преследование и легла на прежний курс. «Еще два-три воробья и пойдет в разнос.» - Подумал я – «Тогда буду тебя ловить и сажать на поводок.» Ветер сегодня дул порывами, то достаточно сильно, то стихал почти совсем. Я шел по полю, Тида бегала впереди, за ней волочился шнур. Он нам нужен, чтобы придерживать разгоряченную собаку, после подъема птицы. Челнок у нас получается пока не идеальный, но уже кое-что. В стойку мы становимся и если я близко, то стоим хорошо, но когда поднимаем птицу, все еще пытаемся ее угнать. Над этим моментом мы и трудимся. Сейчас мы делали маневр, обходя трещащего справа коростеля. Важно, чтобы собака его не причуяла. Сегодня сухо и для молодой собачки такая встреча совсем ни к чему. Вчера мы на этом поле нашли пустое гнездо и встали на него в стойку, но потом разобрались что к чему и виновато завиляли хвостом. А чуть позже отработали по куропатке. Бекаса и дупеля здесь нет, но куропатка для нас тоже годится, стойку держит. Тида ушла далеко влево, я дважды коротко свистнул, она развернулась и пронеслась передо мной. - Хорошо. – Похвалил ее я. Завершили первый проход, подозвал Тиду и придерживая ее за шнур, повел на другой край поля. Зашли заново, к середине прохода ветер стих. Собаке моментально стало скучно и она переключилась на воробьев. Начала ловко вышибать их из небольших кустов и хаотично носиться за ними по полю, перестав реагировать на «Фу!» и «Нельзя!». Командовать «Ко мне» и сразу уводить ее с поля, я не хотел. Поэтому пришлось немного пробежаться. Наступил на шнур и одновременно дал команду «Ляг!», собака села, но не легла. Подошел и уложил ее. Тида часто дышала, высунув язык и по ней хорошо было заметно, что отойди я хотя бы на метр, она сразу побежит, чтобы вновь гонять воробьев. С поля выходили на шнуре, собака явно была обижена таким моим безжалостным поступком. Я тем временем продолжал пилить ей мозг, что мы сюда не за воробьями пришли, а куропатку искать и что в следующий раз я ее уведу после первого воробья, который ее отвлечет. Знакомые попросили меня, подержать Тиду пару недель, пока они решат какие-то свои вопросы в другом регионе. Уже пошла четвертая неделя, как она у меня гостит. А я стал думать, как бы мне оставить ее еще на подольше. Сам я охотник и много слышал и читал про легавых, но такое близкое общение совершенно изменило мое отношение к ним. Когда два совершенно разных существа – человек и собака умудряются делать одно дело и при этом оба получают удовольствие от него, когда вы вдвоем действуете каждый самостоятельно, но взаимодействуя друг с другом, и при том вместе достигаете общей цели - это вызывает непередаваемые ощущения. В первый же день знакомства мы начали гулять без поводка, Тида оказалась весьма смышленой и достаточно послушной для этого. Потом у нас случилась целая неделя «Фу», «Брось» и «Нельзя». Возможно она проверяла меня, но постоянно что-то подбирала и пыталась съесть. Сейчас я за этот момент не переживаю, Тида отдает мне даже самую вкусную кость, найденную ею в парке. Но присматривать за действиями подопечной, находясь на прогулке, все равно нужно. Тида большой специалист по выманиванию у меня вкусняшек. Нет, она никогда не подходит к столу и не смотрит мне в рот, когда я ем. Вкусняшки она зарабатывает на прогулках. Например, может отойти в сторону места, куда ей ходить не разрешается и смотреть оттуда на меня, в ожидании, когда я скажу «Нельзя!» и «Ко мне!», и после выполнения команды «Ко мне», получить кусочек вкусного. Или демонстративно поднять что-то с земли, обязательно так чтобы я хорошо видел, выполнить команду «Брось», а после остаться на месте, ожидая когда я ее позову к себе и опять же угощу вкусненьким. Еще мы с ней расчищаем парк. Гуляем без поводка и в поисках мест побезлюднее, постоянно натыкаемся на завалы бутылок, пустых пивных банок и прочего мусора, который люди зачем-то бросают где попало. Для этих целей у меня постоянно припасены большие пакеты, маленькие мы используем для других целей, и перчатки. Наш путь с поля проходит мимо тренировочной площадки МЧС. Откуда постоянно выбегают два здоровенных барбоса и облаивают нас. Но они трусливы, стоит мне рявкнуть на них и след их простыл. Мы с Тидой называем их «Гвардейцами кардинала», так как они так же ужасно не воспитаны. Вот и сегодня они выскочили из под ворот, Тида спряталась за меня и прижалась к моей ноге, я как обычно рявкнул на псов, те убежали обратно и брехали на нас из укрытия. Я потрепал свою собаку по холке и сказал ей, что бояться нечего. Мы пошли дальше. Впереди нас ожидал парк, но сегодня мы пройдем его на поводке. Нам нужно тренироваться ходить на нем, иногда мы все еще тянем. В самом конце прогулки я отпустил собаку немного побегать среди деревьев, сам остался на тропинке. Через некоторое время я увидел, что в мою сторону по тропе идет молодой парень с огромным псом на поводке, породу я не распознал. При приближении ко мне, пес глухо зарычал и я уже планировал освободить им путь, как вдруг из ближайших кустов выскочила Тида и встала между мной и незнакомой здоровенной собакой. Шерсть на ее холке встала дыбом, она залаяла на пса. Тот от неожиданности сдал назад к хозяину. Я подошел к Тиде и ласково погладил ее по голове и спине, приговаривая: «Все хорошо. Спокойно. Меня никто не обижал. Молодец!». После чего усадил ее и угостил вкусненьким. Хозяин пса поздоровался со мной, я поприветствовал его в ответ и на всякий случай они обошли нас стороной. Мы немного еще посидели на тропинке и отправились домой. «Какое же у тебя храброе сердце!» - Думал я про Тиду, которая, уже забыв о своем героическом поступке, пыталась ловить бабочек, пролетающих мимо нас. Она же еще щенок и ей хочется поиграть. Trubnik outdoors team
  8. Старый волк Историю мне рассказали Михаил и Алексей. Илья выкачивал с шестнадцати метровой глубины рыбину, севшую на крючок, работа для маленького пацана оказалось сложной – подтянуть удилище вверх, потом крутить катушку и так раз за разом. Но вот в синей морской воде показалась сама рыбина, еще немного усилий и она на поверхности. Миша помог приподнять удилище и забросить золотистую рыбу в лодку. - Что за рыбка? – спросил Илья. - Треска. - Еще одна тресочка! Я смог! Я достал ее! – паренек был счастлив. Коля с рыбалкой справлялся самостоятельно и с завидной регулярностью извлекал золотистого цвета рыб из морской пучины. Илье и Женьку же требовалась помощь взрослого, иногда с забросом, но в основном с поднятием улова в лодку. Пацаны настолько увлеклись рыбалкой, что казалось – дай им волю и они переловят всю местную треску. Рядом, стоя на якоре, покачивалась ПВХ-шка Алексея и Насти, выяснилось, что Настя в плане рыбалки могла дать фору многим пацанам, а то и некоторым взрослым рыболовам. Умело оперируя спиннингом, она почти с каждого заброса вытаскивала по приличной треске, ко всему ей попалась зубатка, напугавшая поначалу ее своим видом. Остановить, вошедшую в азарт детвору, оказалось делом не простым, пришлось долго объяснять молодежи, что лишняя рыба сейчас им не нужна, что лучше завтра или послезавтра половить еще. Пацаны насупились, было видно, что при таком клеве они готовы рыбачить вечно, Настя восприняла новость о завершении сегодняшней рыбалки более стойко, но тоже было заметно, что и она не прочь еще порыбачить. Эта рыбалка в море для детворы стала первой в жизни и гора свалившихся на них впечатлений привела всех детей в возбуждение, до самого вечера они будут обсуждать – кто больше поймал, у кого самая большая треска и кто из них лучший рыболов. Лодки снялись с якорей и пошли в сторону Мироламбины, предстояло почистить треску и разделать ее на филе, - этим конечно пришлось заниматься взрослым, пока ребятня предавалась своим более важным делам – посоревноваться в пускании «блинчиков», беге вдоль берега и метании палок вдаль. Настя предпочитала бегу на перегонки с мальчишками делать наброски будущих пейзажей, но в некоторых затеях участвовала и она. Вчера вся компания перебралась из домика в бухте Песчаная, в котором они прожили до того три дня, в заимку на Мироламбине, где до них проживали промысловики, к сожалению оставившие после себя жилье в запущенном виде. Взрослым достался серьезный фронт работ, потому и отправились с утра за треской, чтобы с минимальными затратами времени обеспечить всю компанию свежей рыбой. После обеда Михаил увел молодежь рыбачить на ручей, а Алексей оставшись на хозяйстве, вычистил печи, достав из каждой по паре ведер золы, после чего помогал Алле расчищать жилые помещения, отмывать столы, сковородки и кастрюли. На завтра предстояло еще ремонтировать водопровод, представлявший из себя проложенную от верховьев ручья через лес трубу, по которой вода самотеком поступала в дом. Как его удалось вывести из строя неряшливым промысловикам осталось не разрешенной загадкой. Но утром, пока дети спали, Михаил с Алексеем выбрались, порыбачить, к перекату. Почти с первого заброса Леше попалась приличных размеров горбуша с икрой, чуть погодя он выловил хорошую кумжу. В это время Михаил также изловил несколько кумж достойного размера. Вся рыба оказалось с икрой и после ее чистки, рыболовы принялись готовить малосольную икорку – пятиминутку, чтобы порадовать детвору на завтрак шикарными бутербродами со свежайшей икрой. После завтрака вся компания отправилась смотреть, как горбуша идет на нерест в ручей. Поток воды кишел горбатыми рыбинами, пробиравшимися вверх по течению. Дети просили посмотреть рыб поближе, взрослые устроили небольшой загон и Настя ловко схватила здоровенную горбушу за хвост, после небольшой фотосессии ее, точнее его, отпустили обратно в ручей, заниматься своими рыбьими делами. Все вместе ходили собирать грибы и ягоды, детские лица постоянно оказывались измазаны черничным соком. Миша брал пацанов на охоту, обучая, как манить рябчика, как увидеть его появление, как не спугнуть раньше времени. В один из дней топили баню, мужская часть коллектива, напарившись, бегала купаться в залив. Время пролетело быстро и пришла пора возвращаться в цивилизацию. За экспедиционерами пришел катер, который и доставил их в Чупу. Снова погрузка вещей в машины, подготовка к дальней дороге. Где-то через час к пирсу причалил второй катер, пришедший с бухты Песчаная. С катера на причал принесли тушу волка… Все собрались посмотреть на мертвого хищника. Леонид, хозяин домиков на Песчаной и Мироламбине, отвечая на вопросы, рассказал следующую историю. На песчаную он пришел на катере сегодня утром, забрать рыболовные снасти и через какое-то время заметил характерное поведение местной собаки, дворовой лайки белой масти. Собаку начало трясти, шерсть вздыбилась и она мелкими прыжками направилась в сторону леса. Волк, понял Леонид и рванул в дом за карабином. Выбежав с ружьем в руках к лесу, услышал визг собаки, оказавшейся в пасти волка, бросился на шум и увидев серого, вцепившегося в шею лайки, прицелился и выстрелил. Спасенная псина кинулась к человеку и больше не отходила от него, ластясь и трясь о ноги, жизнь ей сохранил широкий ошейник, который не удалось прокусить волку, но на белой шерсти возле ошейника все же алели пятна крови. Волк был стар, зубы его стерлись и по всей видимости его изгнали из стаи, голод привел его пару лет назад к человеческому жилищу, где он уже успел выманить в лес, загрызть и утащить одиннадцать собак. Лайка отказалась оставаться в бухте и пришла на катере вместе с Леонидом в Чупу, по прежнему прижимаясь к ногам человека, к туше волка она подходить все еще опасалась. Пацаны во все глаза смотрели на волка и до сих пор поскуливавшую лайку с пятнами крови на белой шерсти. Ведь они сами буквально неделю назад бегали по пляжу в бухте Песчаная и ходили в ближайший лес собирать грибы и ягоды. А оказывается, что в тех местах обитал этот старый волк и мог запросто напасть на них. - Теперь вам ясно, почему я требую от вас в лесу быть внимательными и осторожными? – спросил пацанов Миша. - Да… - не стройным хором ответили ребята – Теперь нам совсем ясно… - Поедете со мной еще на охоту? – продолжал Михаил. - Да! Конечно! – глаза пацанов горели – Мы обещаем, что будем слушаться и в лесу будем очень внимательными! - Молодцы! – резюмировал Миша и направился к вещам, которые еще не были погружены в машину – За мной!
  9. Главный вопрос, волнующий умы всех охотников! Нам остается надеяться, верить и ждать...
  10. Разговор с рябчиком. Тихая охота для нашей семьи, как наверное и для многих других семейств, является общим объединяющим и несомненно захватывающим занятием. Если мы приезжаем к моим родителям или родителям супруги, да и сами по себе в конце лета и по осени частенько отправляемся в лес на поиск крепкий белых, красноголовых подосиновиков, веселых лисичек, скромников подберезовиков, разномастных груздей, волнушек и симпатяг опят. Обязательно берем с собой термос с чаем и бутерброды. Одни из самых запоминающихся семейных обедов у нас всегда почему-то происходят на природе. При том редко такой обед может блеснуть изысканностью блюд – хлеб, колбаса, огурцы, помидорки, зелень и соль, да горячий чай с сушками. Но впечатлений и приятных воспоминаний всегда остается много. Но в этот раз мы с супругой убежали в лес вдвоем, оставив детей и собаку на попечение дедушки и бабушки. Дело было в начале золотой осени, когда листва на березах уже почти вся пожелтела, но еще крепко держится и леса раскрашиваются в ярко желтый цвет с красными пятнами осин, вечнозеленые ели и сосны тоже участвуют в этом художественном буйстве, мудро сохраняя цвет своих крон. В первом ельничке, где часто встречаются подосиновики и черные грузди, оказалось пусто, в ближайшем к нему молодом сосняке мы не встретили маслят и белых, которые тут должны бывать. Опята на старых березовых пнях пока тоже не появились. Дошли до старого ельника, где растут вековые ели и по краю его отыскали несколько красивых подосиновиков и молодых подберезовичков. - Пойдем ка в молодой березняк, где мох. Должны там подберезовики быть. – Предложил я супруге, она согласилось. Краем ельника добрались до нужного нам березняка. Подберезовики нашлись. Молоденькие на длинных ножках, прячущиеся почти целиком во мху, так что видны только шляпки. Набрали почти полное ведерко. Хватит и пожарить с картошкой, и на грибную лапшу для всего нашего большого семейства, и обрабатывать такие молоденькие грибы приятно и легко. Выбрали уютную полянку на границе березнячка и ельника, где расположились на перекус. Денек выдался солнечный, дул легкий ветерок. Самая замечательная погода для грибника. И грибов мы уже набрали достаточно, осталось только еще немного подышать свежим воздухом, полюбоваться осенним лесом, попивая горячий чаек под бутерброд, и можно отправляться домой. Недалеко пропел рябчик, дополняя нашу почти полную идиллию. Я похлопал себя по карманам и обнаружил в одном из них манок. - Хочешь на рябчика посмотреть? – Спросил я жену. - Хочу. А где он? - Он сам придет или прилетит. – Ответил я – Идем вон к тому кусту, спрячемся. Укрылись на краю поляны, я велел супруге сидеть тихо и показал куда нужно примерно смотреть. Посвистел в манок. Рябчик ответил сразу. Я выждал паузу и опять поманил, он снова откликнулся. Так мы с ним перекликались минуты три, потом он замолчал. - Сейчас появится. – Прошептал я. Через пару минут прилетел рябчик и уселся на обломанную березу, откуда рассматривал нас. Посидев с минуту и поняв, что звал его не коллега, а кто-то другой, он улетел в лес. - Ничего себе! – Сказала жена. – Ты с птицами разговаривать умеешь! - Не со всеми, только с некоторыми. – Улыбаясь, ответил я. - А я то думала, что вы на охоте просто с ружьями по лесу бегаете… А тут оказывается вон оно как… Я весело рассмеялся, довольный произведенным на супругу эффектом. - Пойдем чай допивать, может он еще попоет для нас. - Пойдем. – Согласилась жена. Еще довольно долго мы просидели на этой полянке. Снова пел рябчик. Щебетали другие птицы. Шелестел кронами деревьев ветер. Уже давно кончился чай и пришла пора возвращаться, но нам хотелось побыть здесь еще хотя бы чуть-чуть. Trubnik outdoors team
  11. У меня есть одна уже... Вторую пока не осилю... :)
  12. Раз в пятый уже перечитал... Даже собаку себе такую завести захотелось!!! Очень хорошая история!
  13. Тогда рекомендую для начала напрашиваться на утку. Как раз в восточном направлении есть Шатурский район. Там и УАЗ с палаткой могут пригодиться... И шанс пострелять и добыть будет, даже без чучел и манков.
  14. Какая птица интересует - водоплавающая, болото-луговая или боровая?
×
×
  • Create New...