Jump to content

Поляк

Участники
  • Posts

    5688
  • Joined

  • Days Won

    108

Everything posted by Поляк

  1. Спасибо. Все замечания будут учтены.
  2. ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИШЬ ТЫ.Вы когда-нибудь видели, как ломают старый деревенский дом? Натужно построенный мозолистыми хозяйскими руками и сохраняемый, подправляемый ими же на протяжении всей жизни, он разбирается небольшой бригадой «нестроителей» всего за несколько дней, освобождая площадку для возведения нового дома. Уютная фамилия. Так как своего жилья у Ивана Петровича не было, вернувшись к осени с фронта, он временно поселился у молодой женщины и, по меткому утверждению русской народной мудрости, отметившей, что у нас нет ничего более постоянного, чем временное, прижился в этом доме навсегда. Осознание личной привязанности к конкретному месту, заставило мужика взяться за топор и приступить к обустройству, случайно обретённого, семейного гнезда. Оказалось, что и фамилия у него вполне домашняя и уютная – Теплов. Когда первое весеннее солнце растопило на полях чёрные проталины, дом, ещё недавно выглядевший сиротским и полузаброшенным, уже выправил свою осанку и засверкал новыми оконными стёклами, сменившими забитые в рамы доски. В небольшом пристроенном дворе, протяжным напевом замычала корова, а по утрам, откликаясь призыву соседей, восторженно заголосил петух. Следующую весну Теплов встретил посадкой у дома небольшой узколистной ветлы. Молодое деревце, с лёгкой руки хозяина, быстро прижилось и, как это обычно бывает с ивами, тронулось в буйный рост. Чтоб посадку не повредили козы или коровы, Иван Петрович заботливо огородил её колышками, туго перетянутыми пеньковой верёвкой. Обустроенная семейная жизнь бывшему фронтовику Теплову нравилась. Вдоволь насытившись окопной неустроенностью военного лихолетья, он всласть упивался, так неожиданно свалившимся на него, семейным счастьем. А главное, у него теперь был дом, который он устраивал по своему личному разумению. Одно лишь обстоятельство угнетало Ивана Петровича – отсутствие детей. Но тут ничего не поделаешь, Бог не давал. Картинки из детства. Деревенский домик в три окна. Под квадратными переплётами террасного окна на лавочке сидит старик. Давно вышедший из моды затёртый до дыр на рукавах и манжетах пиджак, под ним клетчатая фланелевая рубашка с распустившимся на нитки воротником, короткие полосатые не подшитые шерстяные брюки. Загорелые руки устало, опущены на колени. Создается впечатление, что они в перчатках. Стоит только приподнять рукава пиджака, как открывается чёткая линия, отделяющая загорелую кисть от белоснежного, нетронутого солнцем, запястья. Это пенсионер Иван Петрович Теплов. Он каждое утро выходит на эту лавочку и сидит на ней весь день, подставляя лицо и руки нежному майскому солнцу. Иногда он уходит в дом, чтоб выпить рюмку водки и закусить налитым в тарелку давно остывшим супом. Вечером под раскидистой ветлой появляется соседский мальчишка с маленьким жёлтым сачком из марли. Он неумело пытается ловить майских жуков, бегая за ними взад-вперед вдоль забора. Это я. Наблюдая за моими мучениями, Петрович подзывает жену и наказывает ей выдать мне метлу. Я недоумеваю, показывая сачок, но Петрович резонно поясняет, что он в детстве жуков только метлой и сшибал. Иногда я прихожу к Петровичу днём и, прилипая штанишками к лежащему на подкладках смолистому бревну, наблюдаю, как он строит баню. Конечно, Петрович уже не тот, что был раньше, каким я его не знал, но много о нём слышал. И руки давно не те, и глаза выцвели и подёрнулись мутной плёнкой близорукости. И всё равно, строит он обстоятельно, деловито и неспешно. Приложит доску, слегка прихватив гвоздём, и отойдёт, взглядом прикидывая правильность её положения. Потом оторвав, подстрогает, подпилит, и, глядишь легла дощечка на место, как родная - тютелька в тютельку. На Победу пригласили ветеранов в клуб для чествования. Стал и Петрович собираться. А в чём идти? На старые брюки без слёз не взглянешь, угваздал вдрызг, а новые, которые в позапрошлом году купили, длинны. Укорачивать и подшивать надо! Швеи под боком нет, и решил Петрович сам дело поправить: прикинул длину, взял топор и, скомкав брючины руками на чурбаке, тяпнул по ним топором. С длиной опытный плотник почти угадал, а вот обрез получился неровный, зубчатый, как у продольной ножовки. Делать нечего, надел Петрович носки, плетёнки из кожзаменителя, закатал по колено брючины и пошёл в клуб. Нельзя было не пойти! Говорят, что именно с той поры и началась сельская мода на бриджи?! Новое время. Первым покинул эту грешную землю Иван Петрович. Спустя несколько лет ушла и его супруга. Оставленный хозяевами, осиротевший дом тоже стал потихоньку умирать. Глядя на него, сгорбилась и развалилась старая соседка – ветла. Случайно подвернувшиеся наследники, распорядились домом шаблонно: сначала использовали его как летнюю дачу, а когда поняли, что дом требует неподъёмных финансовых вложений на капитальный ремонт, выставили его на продажу. Совсем скоро на месте обветшалого жилища, загудела моторами кранов и бетономешалок строительная площадка. Радостное, казалось бы, явление. На смену старой жизни уже нетерпеливо спешит новая. Но почему-то скребёт по аорте грусть и сжимает грудь тоска? Может быть потому, что ушла в небытие вместе с этим домом и частица моей жизни? А может быть потому, что в построенном по новым технологиям с применением современных материалов доме, никогда не будет того тепла, которое было в старом. Нет, дело, естественно, не в гипсокартоне или поликарбонате – дело в хозяевах. Не от насущной необходимости строят они свои деревенские дома, а от избытка финансовых средств, требующих хоть какого-то вложения. Вот и превращаются деревни и сёла в полупустующие коттеджные посёлки. Стоят на их улицах великолепные красивые особняки с климатконтролем, автоматической подачей артезианской воды и газовым отоплением с компьютерным управлением. Да много чего есть в этих домах, нет только одного – домашнего тепла, без которого не бывает счастливой жизни.
  3. Ну, какие обиды!!! Для того и выложил видео, чтобы узнать о нём мнения. Как говориться, сам снял - сам смонтировал - сам озвучил. В результате получился клип - видеоряд под хорошую песню Третьякова. Так стоит ли искать смысл там, где его нет по определению? Вот, приблизительно, как-то так....
  4. http://rutube.ru/tracks/4186485.html?v=c6dabf652648f9d3000df0d5cc5cc7c4
  5. Так, и я о том же. Имею в виду анархию в угодьях, а не в общественно-политическом устройстве государственной власти, описанной Бакуниным. А через год - два - три... шесть, будет октябрь Семнадцатого. ЕСЛИ, НЕ РАНЬШЕ!?
  6. http://rutube.ru/tracks/4186485.html?v=c6dabf652648f9d3000df0d5cc5cc7c4
  7. Да понятно, что чудят они с охотой и охотничьим хозяйством, как впрочем, и со всем остальным. Думаю, что грядёт анархия. Нет, не удержать им народных масс!
  8. Жестокость. Тесна…. Тесна селениями Суздальская земля. Средь небольших лесов и просторных полей, на расстоянии воробьиного скока, то деревня - то село. И все же есть где разгуляться азартному охотнику. От леска к леску, через поле да в угор, вдоль рек и озер бродят странные люди в поисках охотничьей удачи, убивая, большей частью, лишь ноги да время. Багровое солнце еще не скрылось за лесом, а полная луна, отли-вающая золотом, в густой синеве закатного неба уже окрасила округу сумеречной голубизной. Николай решил заночевать в лесу. Нужно было найти подходящее укромное место, где не тревожил бы колючий ветерок, и было вдоволь сухих дров. Но как было найти такое место, когда ночь уже нагромоздила темноту под покровом деревьев. Николай неторопливо двигался вдоль кромки незна-комого ему леса в надежде отабориться*. И вдруг удача! Невдалеке, на краю поля, летний коровий выгул с пастушьим вагончиком под старой, разломившейся надвое ветлой. Подойдя ближе, Николай обратил внимание, что из заколоченного листом железа окна, орудийным стволом торчала печная труба, а под придавленным снежной шапкой навесом - притулилась аккуратно сложенная поленница дров. Огромная старая ветла заботливо прикрывала вагончик от северных ветров, принимая на себя их жестокие порывы. Высокие сугробы, освещенные мутным лунным светом придавали сказочность ночному пейзажу. Николай разгреб лыжей снег и отворил дверь. Мутный свет качнулся на дверных петлях, раздвинул застоявшийся мрак и скользнул внутрь помещения. Николай чиркнул спичку. В вагончике царил беспорядок. На досчатых нарах валялись старые тряпки, по полу были разбросаны бутылки и банки, на стенах лохмотьями висели пряно воняющие навозом телогрейки. В углу стоял старый, с раскрытыми настежь дверками, кухонный стол. Про-мозглый застойный воздух, казалось, был пропитан каким-то необъяснимым запахом душераздирающей тоски. Николаю захотелось уйти, но маленькая буржуйка, обещающая более-менее комфортную ночёвку, уговорила остаться. Николай внес охапку дров и затопил печь. Испугавшись яркого пламени, её проржавевшая стенка ахнула клубом белесого дыма, но потом обрадовано загудела и озарила мрачные стены помещения пляшущими отблесками теплых тонов. Вагончик медленно стал согреваться. Сбросив на пол обветшалое тряпьё, Николай пристроился на нарах, подложив под голову рюкзак. Он пытался уснуть, но усиливающееся непонятное чувство обреченности и беспокойства, никак не давало этого сделать. - Странно,- думал Николай,- даже мыши не скребутся за обшивкой. Неужели и они вслед за людьми покинули это жилье? А что им тут делать, если нет пищи? А ведь всего несколько месяцев назад здесь кипела жизнь! Были люди. Да…. Наверное, нет ничего печальней покинутого человеческого жилья. Брошенное жилище тоскует без людей, болеет, чахнет и в итоге разрушается, превращаясь в ничто. Николай встал, подбросил в огонь дров, закурил, подспудно ощущая, что в окружающем его замкнутом пространстве все-таки что-то не так..... Хрупкий сон подкрался незаметно, унося сознание в воспоминания прошедшего дня: «В пухлых февральских снегах отразилось неправдоподобной голубизны небо. Средь нешироких полей, от перелеска к перелеску, тянется четкой бороздой кровавый след. Раненый матерый лисовин уже не понимает, куда и зачем он идет. Он просто двигается вперед, влекомый инстинктом, в слепой надежде вырваться из помрачающего сознание состояния. Иногда он останавливается, жадно хватая пастью снег и ненадолго ложился отдохнуть. Он видит вокруг себя безжизненно блистающие на солнце снега, оцепеневшие от холода за долгую зиму деревья, устало склонившиеся к земле ветви кустов. И вдруг все это разом исчезает и среди белого безмолвия поднимается над дальними холмами голубое и трепетное марево летней жары и щекочет слух близкое стрекотание примостившегося на травинке пугливого кузнечика. Параллельно уходящему в никуда лисьему следу, тянется широкая лыжня. Охотник упорно идёт за подранком. Утром, в самом начале дня, Николай сделал неудачный выстрел, и теперь исправляет собственный “ грех “. Добрать нечисто битого зверя, является для охотника делом чести. Трудно – нетрудно, от этого никуда не уйти. Несколько раз, задыхаясь от усталости, Николай хотел бросить преследование, но какое-то внутреннее ощущение вины за напрасно загубленную жизнь, мешало ему это сделать. И вот, почти перед самым наступлением сумерек, обессилевший лисовин в последний раз лег на снег, и оглянувшись на преследователя, легко подпустил его в меру выстрела». Где-то застрекотала сорока. Николай выглянул из вагончика. За гребенчатой кромкой леса небо помутнело серостью, ползущие с востока облака слегка окрасились по краям кумачовым румянцем. Пока Николай пил чай и курил сигарету, рассвело. Утренний ветерок стукнул в печную трубу, оскаливая рыжекрасные угли. Николай распахнул дверь. Яркий дневной свет до отказа наполнил помещение. Смутные очертания предметов приобрели ярковыраженные контуры. Охотник осмот-релся. Всюду валялись сигаретные окурки, изношенная в хлам обувь, пустые консервные банки, флакончики из-под косметического средства “ТРОЯР”. Настенные рисунки и надписи были выполнены в стиле низкокультурного пошлореализма. Николай заглянул под нары. В большой обувной коробке вы-стланной тряпьем лежала........мертвая кошка. Она лежала в столь привычной для нее позе, что казалось, будто она спит. И лишь пустые впадины глазниц убеждали в ее смерти. Человеку показалось, что сквозь эти глубокие дыры душа кошки со страшным укором смотрит ему в глаза. Николай в смятении отпрянул назад, больно стукнувшись локтем о дверку стола. Оглядевшись, он заметил, что по углам вагончика было много кошачьего кала. Это явно указывало на то, что довольно длительное время, находясь в заточении, кошка была жива. Но как она сюда попала?? И вдруг ответ стал таким очевидным - ее бросили люди, забыв или намеренно заперев внутри. Этот явный ответ буквально отравил сознание Николая. Он представил, как долго и мучительно умирала кошка. Как искала она выход наружу, оглашая округу душераздирающими воплями. Как звала она бросивших ее людей, с которыми прожила все лето. Тогда она любила их, благосклонно позволяя чесать себя за ухом. Но теперь вдруг возненавидела и со звериным рыком бросалась на висевшие, на гвоздях телогрейки, в слепой ярости срывая их со стены. В безнадежной борьбе за жизнь шли день за днем. Злость постепенно переросла в безразличие и покорность. И кошка смирилась с той долей, на которую ее обрекли. Она легла на приготовленную людьми подстилку и спокойно уснула. А когда, поздним февральским вечером, человек случайно нарушил умиротворение ее могильного склепа, ей было уже все равно. Схватив вещи, Николай в растерянности выскочил на улицу, плотно прикрыв за собой дверь. Отойдя метров на пятьсот от вагончика, он вдруг остановился, воткнул прикладом в снег ружье, сбросил рюкзак и вернулся обратно. Не осознавая зачем, он нагреб к двери снега, заботливо притоптал его ногой. Закурил. А когда закончилась сигарета, достал нож и на ржавой стене вагончика нацарапал маленький, почти незаметный крестик. В пухлых февральских снегах отразилось неправдоподобной голубизны небо. Средь нешироких полей, от перелеска к перелеску, тянулась широкая лыжня. Охотник возвращался домой... *******************Отабориться – (сибирск.,охотн.) устроиться на ночлег в полевых условиях.
  9. Ночные тихони. Мелкий осенний дождичек к вечеру перешёл в мокрый снег. Крупными хлопьями, на чёрную от влаги землю, легла пороша. За пару часов до рассвета снег прекратился. После наскучивших затяжных дождей, начинался первый погожий осенний денёк. Спустившись по склону оврага к реке, я круто повернул влево и пошёл берегом вверх по течению. Было тепло, и от начавшего таять снега вверх от земли поднимался чуть заметный белёсый туман. Наслаждаясь погодой, я не сразу обратил внимания, что на встречу мне тянутся две цепочки следов, аккуратно отпечатавшихся на подтаявшем снегу. Пришлось вернуться назад метров на десять. Следы сначала разошлись (поэтому я их не заметил сразу), потом слились в одну строчку и поднялись по заросшему бурьяном прибрежному распадку вверх. Вне всяких сомнений, это были следы енотов, а правильнее енотовидных собак. Счастливые переселенцы. Енотовидные собаки не являются исконными обитателями Центральной России. Их родина – Дальний Восток. Именно поэтому енотовидную собаку иногда называют уссурийским енотом. Начальные попытки акклиматизации этого зверька на Европейской части страны были сделаны ещё в 1934 году. Первая встреча с енотовидной собакой на территории Владимирской области была зафиксирована уже в 1939 году. Основной целью расширения естественного ареала обитания енотовидной собаки, было желание увеличить промышленные заготовки шкурок этого ценного пушного зверька. Попутно с этим, биологи на практике изучали возможности сохранения и преумножения исчезающих видов фауны, а также увеличение биоразнообразия природных территорий, животный мир которых обеднел в результате деятельности человека. Опасная встреча. Следуя по енотовым следам, я с трудом поднялся по скользкому береговому откосу и вышел на поле. Окинув взглядом открывшийся простор, и убедившись, что зверьков поблизости нет, я продолжил тропление. Петляющие следы то расходились на приличное расстояние, то сходились вновь. По чётким отпечаткам лап, было хорошо заметно, что один из енотов значительно крупнее другого. У него и след был больше и шаг шире. Он чаще менял направление, обследуя в поисках корма куртинки бурьяна, активнее раскапывал и разбрасывал землю, пытаясь достать мышь. По всему было видно, что в паре он был доминант, а второй лишь подстраивался под него. Поняв это, я перестал отвлекаться на следы маленького енота, и стал отслеживать исключительно «главного». Через некоторое время след вывел меня на просёлочную дорогу, которая вся была испещрена крупными собачьими следами. Псы, видимо, довольно долго кружились на этом месте и, в результате, полностью затоптали отпечатки енотовых лап. С целью найти выходной след интересующего меня зверя, я сделал проверочный круг и обнаружил, что енот не вышел, а выскочил из затоптанной площадки. Делая большие прыжки, он мчался обратно в сторону реки. В этом же направлении, как каратели, шеренгой устремились четыре крупных собаки…. Жизнь без затей. Енотовидная собака – животное всеядное. Именно поэтому она всегда обеспечена кормами. В рацион её питания входят: лягушки, насекомые, моллюски, мыши, рыба, ягоды и даже кора деревьев и кустарников. Хорошенько зажирев к началу зимы, енот прячется в норы или завалы и дремлет там до наступления весны. Зимний сон у енотовидной собаки неглубокий. В оттепель она просыпается и иногда выходит на снег, побродит по окрестностям. Как правило, осенью в поисках корма уссурийские еноты бродят парами. Чаще всего это самец и самка, которые потом вместе залягут в зимнюю спячку, а весной образуют семью и принесут потомство. Интенсивность размножения этого животного сравнительно высока. В помётах бывает от 2 до 12 щенков. Молодые держатся с матерью до осени, а затем уходят на поиски новой жизни. Неожиданное спасение. Енот услышал шум приближающейся собачьей стаи раньше, чем псы уловили его запах и отыскали след. Этих нескольких минут ему хватило, чтобы добежать до отвесного берега реки. Здесь он остановился и замер, словно в оцепенении, напряжённо вслушиваясь в звуки приближающейся погони. Через мгновение енот увидел, как зловещие чёрные тени мелькнули по краю бурьяна, и пошли вдоль склона. Потеряв запах преследуемой жертвы, собаки на мгновение растерялись и, сбившись в кучу, стали топтаться на одном месте. Предательски пахнувший ветерок выдал затаившегося енота. Собаки рванули в его сторону, и, налетев на зверька, сбили его с кручи. Напуганное животное кубарем скатилось вниз и очутилось в реке. Пока собаки пытались отыскать пропавший в воде след, енот, легко миновав стремнину, уже подплывал к противоположному берегу…. Послал Бог родственничка! Главный и злейший враг собак енотовидных – собаки бродячие. Неспособный убежать или оказать серьёзного сопротивления врагу, енот в процессе эволюции выработал приём, частенько сохраняющий ему жизнь. В минуту серьёзной опасности он впадает в оцепенение и притворяется мёртвым, издавая при этом очень неприятный запах. Енот, как объект питания, не представляет для собак ни какого интереса, поэтому, как только жертва перестаёт сопротивляться, она оставляется без всякого внимания. Полежав ещё несколько минут, и убедившись, что опасность миновала, енот улепётывает от злополучного места. Жизнь продолжается. Закончив разбираться в следах «главного» енота, и убедившись в его счастливом спасении, я решил вернуться в поле и протропить второго енотишку. Оказалось, что чуть не случившаяся с его собратом трагедия, мало его взволновала. До исхода ночи он спокойненько бродил по полю в поисках пищи, а перед самым рассветом забрался в плотные кусты и устроился там на днёвку…. К вечеру снег растаял. Утром следующего дня я вышел на полевую дорогу и увидел на раскисшей грязи знакомую мне цепочку некрупных округлых следов. Енот шёл к реке.
  10. Священник из Ванино. Человеку, часто бывающему на природе, да к тому же склонному к путешествиям, хорошо известно манящее свойство леса. Скрывая расстояние, уводит он человека всё дальше и дальше, словно обещая открыть в себе новые, доселе никому не ведомые тайны. Вот и идёт человек, то за звериной тропой, то за заманчиво проглядывающим среди чащобы просветом поляны, то за услышанным весёлым журчанием ручья в овраге. Нет конца лесу, как нет конца людям, пленённым его красотой. У зимнего леса особое, сказочное очарование. После тёплых дней с обильными снегопадами, пришли в лес свирепые Никольские морозы. Да так вдарили, что затрещали углы у изб. Налипший на еловых и сосновых лапах тяжелый снег, заледенел панцирем и придавил ветви к самой земле. Высокие тонкие берёзки под тяжестью навалившегося груза сгорбились, украсив лес причудливыми арками. Несмотря на всю красоту пейзажа, пробираться сквозь эти снежные фигуры было сущим адом. Стоило только слегка прикоснуться к какому-нибудь деревцу, как с него тут же срывалась снежная лавина, стремившаяся непременно завалиться тебе за шиворот. Снег ледяными струями стекал по разгорячённой от ходьбы спине, заставляя ёжиться и конвульсивно передёргиваться. Но всё это были, как говорится, мелочи жизни, по сравнению, с пьянящим чувством окрылённой свободы, увлекающей меня всё глубже и глубже в дебри лесной чащи. Мне чудилось, что где-то там, в самых отдалённых и потаённых углах, в самых непроходимых завалах скрываются от человеческого глаза звери, которых я непременно найду и увижу. Однако лес хоть и манил меня обещаниями открытия новых незнакомых мест, раскрывать свои тайны совсем не спешил. За целый день блуждания по дорогам и просекам, мне так и не удалось встретить ни одного звериного следа. Видимо, напуганное свалившимися на голову морозами, попряталось зверьё по норам и дуплам, желая отсидеться и дождаться тёплых благодатных дней. Вконец измучившись и несолоно нахлебавшись, я решил повернуть в сторону дома и тут вдруг ощутил, как мало осталось сил в моём измученном теле. Превозмогая усталость, шаг за шагом выходил я из леса в направлении большого поля, отделяющего меня десятком километров от родной деревни. Широкая заснеженная равнина, открывшаяся моему взору, была мне хорошо знакома. Сколько раз расчерчивал я её своей лыжнёй, переходя от оного леса к другому. Остановившись на секунду, я принял взором до мелочей знакомый пейзаж, и вдруг вздрогнул от неожиданности. Метрах в трёхстах от меня, по потерянной для колёсного транспорта занесённой дороге, в облаке белоснежного пара, размеренно монотонно плелась запряжённая в сани лошадь. Немного завалившись на бок, кутаясь в огромный овчинный тулуп, в санках сидел человек. Мысль о том, что судьба забросила меня в прошлое, быстро сменилась осознанием того, что сани движутся в нужном мне направлении. Напрягая остатки сил, я рванул наперерез, мотая ружьём как флагом, совершенно позабыв о возможности привлечь к себе внимание выстрелом. Через несколько минут, с восторгом захлёбываясь запахом лошади и душистого летнего сена, я катил к дому. Священник отец Сергей служил в Ванинской церкви, а жил в Петрихе, находящейся в пяти километрах от его прихода. Каждый день он мерил это расстояние двойным концом: летом шагами, а зимой на лыжах. Походы эти его не тяготили, т.к. был он молод и полон сил. Удручала лишь неоправданная потеря времени. Видимо, желая совершить богоугодное дело, а заодно и облегчить жизнь священнику, председатель одного из близлежащих колхозов, подарил приходу списанную лошадёнку. Сбрую, сани и телегу собирали по окрестностям всем миром. Многое, о чём мы говорили со священником по дороге, память моя безвозвратно утратила. Помню лишь, что донимал его расспросами о степени греховности моих охотничьих увлечений. На что он твёрдо отвечал, что охота не грех, она определена человеку Богом, как одно из средств к существованию. Ещё помню, что продрог тогда до дробного озноба, а батюшка всё подшучивал: «Сани - не машина, печку не включишь». Добравшись до Петрихи, видя моё отчаянно продрогшее положение, отец Сергей пригласил меня в гости отогреться чаем и просушить превратившуюся в панцирь одежду. В избе нас встретила матушка, молодая красивая женщина с двумя пацанами-карапузами, видимо, погодками. Они носились из кухни в переднюю смешно топая пятками по полу и сверкая из-под белоснежных распашонок голыми попками. В доме было жарко и истомно уютно. Пахло аппетитной едой и сгорающим в лампадке маслом. В углу под потолком, на украшенном кружевом киоте, стояли несколько простеньких икон. На стенах хаотично были развешены запечатанные в рамках под стеклом акварели. Увидев, что я ими заинтересовался, батюшка пояснил, что это жена пишет. В недалёком прошлом она закончила в Москве художественный институт и теперь в свободное время с удовольствием переносит на бумагу окружающие пейзажи. - А детей, тоже из Москвы привезли? – проявил я любопытство, и тут же осёкся, поняв нетактичность и двусмысленность своего вопроса. Однако батюшка, словно не заметив подвоха, добродушно ответил: - Первый, действительно, ещё в Москве родился, а вот со вторым такая история вышла!... За чашкой чая отец Сергей поведал мне эту историю: - В позапрошлом году, вот так же на Николу это случилось. Подходил срок матушке рожать. По расчётам ещё недели две оставалось. И решил я её в ближайшие выходные к родителям в Москву отправить. Там и врачи, и уход, и помощь. Но человек, как известно, предполагает, а Господь располагает. Не дождавшись намеченных выходных, под утро среды, начались у жены схватки. Что делать? Во всей Петрихе на зиму лишь мы остались да на соседней улице престарелый мужик с козами. Помощи ждать не откуда. Собрались мы, помолились, встали на лыжи и отправились до ближайшего посёлка. Там медпункт есть. Бредём по сугробам, я молитву шепчу, а матушка на всю округу криком кричит. Ну всё, думаю, сейчас родит в сугробе, а нам и ребёнка завернуть не во что. Кое-как добрались до лесочка. За ним уж и посёлок виден, а сил идти больше нет. Присела моя матушка к сосне и плачет навзрыд. Не могу, говорит, больше идти. Подхватил я её на руки и понёс. Мне тогда казалось, что я бегом бегу, а на самом деле еле ноги передвигал. Донёс её до крайней избы, посадил на крыльцо, а сам дышу, как кузнечные меха, для последнего рывка силы скапливаю. Гляжу, а по ступенькам крыльца влажная струйка побежала. Это, стало быть, у неё воды начали отходить. Ну, Господи спаси, сгрёб её в охапку и с позёмкой до медпункта скользнул. Как долетел, и сам не заметил. Словно второе дыхание открылось. В общем, в одиннадцать пришли, а к полудню она уже и родила. Отправил её с младенцем в райцентр, а сам домой побежал, первый-то пацанёнок дома один остался, а ему тогда чуть больше года было. Теперь, конечно, вспоминать смешно, а на тот момент страшно было. Как завороженный слушал я это повествование, глядя то на рассказчика, то на матушку, то на их очаровательных сыновей, и думал о том, как же счастливо живут они в этой бездорожной глухомани, забытые властью, но не оставленные Богом. Как же прекрасна их обыкновенная маленькая жизнь, наполненная таким огромным смыслом. Весной следующего года, не смотря на присущий мне атеизм, я ехал в Ванино к отцу Сергею крестить родившегося у меня сына.
  11. Долгое время пользовался деревянными,пока не сломались. Для того, чтобы в оттепель на них не налипал снег, покрывал скользящую поверхность тонким слоем нитролака. На один день охоты вполне хватает. Единственное неудобство - резкое проскальзывание назад. По совету товарища стал использовать для опоры одну лыжную палку. Сначала немного мешала, потом привык. Сейчас хожу на пластиковых лыжах. Насечки действительно не держат, по привычке при необхоимости использую лыжную палку. Думаю, что можно использовать мазь, но следует учитывать, что она имеет сильный запах.Слышал ещё об одном способе, но сам его не пользовал, т.к. справляюсь и без него. Способ состоит в следующем:за креплением, чуть ближе к заднему обрезу лыж, сверлиться четыре отверстия диаметром 2 мм. В эти отверстия вставляется капроновый шнур диаметром 3-4 мм. Торчащие под поверхностью лыжи концы длиной 30-40 мм распускаются, а верхняя часть шнура клеится к верхней части лыж (клей ТИТАН). Насколько это эффективно против проскальзывания не знаю, но всегда мечтаю попробывать, тем более если не получится, то лыжи не окажуться испорченными. Есть другой вариант: приклеить к лыжам от носка и и чуть ниже полоску камуса шириной, равной ширине между направляющих канавок. Использовать можно всё тот же ТИТАН. Такие лыжи я видел. Правда подклеены они были от носка до заднего обреза. Скользят в любую погоду. При проклейке место, на которое планируется присобачить камус, нужно немного обработать мелкой наждачной бумагой.
  12. Охота и природа земли Суздальской:http://oxota33.rutube.ru/journal
  13. О!!! Долго тебе с рёбрами-то теперь валяться. Я в прошлом году 10 октября сломал три штуки. Месяц на охоту не ходил. По ночам почти не спал, так лежал на спине не шевелясь. Я и сейчас на левом боку долго лежать не могу. Теперь по теме: Вы, мужики, почитайте что пишите. Сначала почитаешь - вроде спорите, а по-внимательнее приглядишься - соглашаетесь. В этом и есть наше единство - в широте мнений! :)
  14. Нет, ребята, хоть и не найду я в лице многих понимания, но выскажусь, что не всё видео об охоте следует выкладывать на всеобщее обозрение. Завалят зверя и ржут, как ненормальные. Чего тут смешного? Я сам азарный охотник и зверя уронил не мало, и даст Бог ещё уроню, но смешного-то тут чего!? Снимать надо красоту охоты, показывать её положительную сторону, а не момент, когда зверь в предсмертной агонии бьётся. Вот лисёнок с птенцами - это красиво! Давайте снимем, как бьётся зажатый капканом зверь!как палкой по голове добивает охотник извлечённую собакой из норы лисицу! Много чего такого можно снять на охоте. Другое дело, показать искуссно изготовленный таксидермистом трофей или показать, как приготавливается лосиная печёнка и охотники отдают дань уважения добытому зверю. Вот такая съёмка, даже выполненная на примитивном уровне,-уже искусство, а остальное, простите, -чернуха. Такое кино нам не нужно! Не "пихайте" всё в кино! Охота - дело интимное.
  15. И на том, спасибо! Уже подсказка.
  16. Да беда втом, что "колхозник" не может финансово осилить охоту на крупного зверя. Это я о большом браконьерстве. Без путёвки сбегать и утку стрельнуть, ему и даром не нать, у него свои во дворе ходят. А если и сбегает, то это не браконьерство, а разнузданность и невоспитанность. Он будет у кукурузного поля сидеть и кабана ждать или зайца, потому что их сожрать можно. Наши вон по лисам, и то не стреляют. До нового года, я уговорил одного товарища съездить в соседнее охотхозяйство, чтоб стрельнуть с вышки кабанчика, так, чисто мясом разжиться. Так с нас за подсвинка срубили 16 тысч + по три тысячи с человека за обслуживание. Вот так! И это при том, что у меня всю осень кабаны, всё того же охотхозяйства, у самого дома ходили. Я, конечно, в колхозе не работаю - раз в год могу себе позволить охоту купить, а как быть трактористу или скотнику, у которого з/п до пяти тысяч не дотягивает? Вопрос открытый! Я, естественно, за браконьерство не ратую и его не оправдываю. Дело в другом: охотхозяйство прекрасно знает, что до момента прихода кабанов на охраняемые участки с подкормкой, зверьё уничтожается со страшной силой. Потери колосальные! Однако, ни кому и вголову не приходит привлечь местное население к работе в хозяйстве, а расчитаться несколькими бесплатными лицензиями. И это при том, что на сезон их выписывается больше сотни на каждый вид. Вот в чём причина браконьерства, а не в том, что "Местные" хорошо знают угодья, и готовы привести в них любого приезжего, лишь бы ухватить от жизни хоть кусочек. Ведь все с глазами, и прекрасно видят как их обворовывают, разрывая достояние страны на куски.
  17. Мужики! Тормозите! А то мы так далеко зайдём!
  18. Ну тут я, ребята, не согласен! Разве дело в том, абориген ты или приезжий!? Я вот тоже в деревне живу и бывает страдаю от хамства как местных, так и гостей. Разница только втом, что первые весной гусей с тракторов с подъезда бьют, а вторые с машин. И не я один страдаю, приличных охотников с уважительным отношением друг к другу тоже не мало.
  19. Джентельмены! Подскажите, кто знает, какие сейчас цены в Первопрестольной на выделанные шкурки: лисицы, норки, куницы, ондатры и бобра.
  20. Некоммерческое объявление.В связи со сложившейся обстановкой в охотничьем хозяйстве страны, отдам в пользование двух революционно настроенных матросов по фамилии Железняк тчк. Пулемёт "Максим" прилагается тчк. Оращаться: Москва, Красная площадь, Мавзолей. Спросить Володю. :D :D :D
  21. Дружище! Если это отрывок из вашего предвыборного выступления, то я бы с удовольствием проголосовал за вас, но проблема в том, что я давно не хожу на выборы. Лозунг "Россия, вперёд!" повергает меня в уныние. Уже давно не понятно, где "перёд", а где "зад". Видимо, смотрим вы с властью в разные стороны.Мне со страной не повезло,Стране со мною тоже.Она на мне срывает злоИ корчит злые рожи.А мне на это наплевать,Я хвост держу трубою.Страна - ещё не значит Мать,А Родина - другое! и так далее по тексту песни. Кто не слышал - послушайте:http://mu.sumy.ua/music/7803-nashi-bardy-1-i-2-vypusk.html Песня "Страна" Николай Старченков и Леонид Мараков. Неплохая песня.
  22. Упираясь в противоречия. Создаётся устойчивое впечатление, что современное охотничье законодательство пишется исключительно «от балды». Установленные нормы пропускной способности охотхозяйств, привязанные к площади угодий, тут же перечёркиваются маленьким дополнением в том же документе: «3. При наличии в закрепленных охотничьих угодьях ранее разработанных проектов внутрихозяйственного охотустройства, имеющих положительное заключение государственной экологической экспертизы, допускается использование норм пропускной способности охотничьих угодий, определенных данными документами».Отсюда следует, что принятые постановлением Губернатора нормы пропускной способности, будут распространяться лишь на угодья, арендные соглашения на которые, будут заключаться после начала действия постановления, т.е. уже сейчас.Специалистам – охотоведам хорошо известно, что пропускная способность угодий подразделяется на территориальную и фактическую. Фактическая пропускная способность целиком зависит от численности охотничьих животных, на которых в хозяйстве разрешена охота.Получается, что арендатор охотничьих угодий, ещё не начав свою деятельность, уже зажат в рамки явно заниженной пропускной способности? Будучи ограниченным в количестве принимаемых охотников ( читай: в количестве обязательных договоров на оказание возмездных охотничьих услуг), он стимулирован на повышение их стоимости. А это означает лишь одно – охота станет дороже не только на лицензионные виды дичи, но и на общедоступные. При этом охотнику недвусмысленно определено, что за нерегулируемую цену на фиктивные(давайте говорить прямо!) услуги арендатора угодий, он может добыть неоправданно ограниченное количество дичи.И ещё одно противоречие:охотничьи хозяйства, активно занимающиеся разведением копытных животных (как правило, на небольшой территории), скорее всего, потеряют интерес к этому. А зачем им много животных, если количество охотников, которые могут посетить хозяйство и купить охоту на кабана и оленя,определено государственной нормой, принятой с явным занижением. Как быть, если количество выдаваемых государством лицензий, определяется из фактической величины поголовья, а количество охотников из площади арендованных угодий? Выход один - снижение плотности животных на единицу площади. Сделать это можно двумя способами: хищническим браконьерским отстрелом или снижением затрат на биотехнию и охрану. Последний фактор приведёт к рассеиванию животных по соседним угодьям, где их с нетерпением поджидают браконьеры. Вобщем, куда не кинь - всюду клин!
  23. А в особых случаях? Думаю, такие предусмотрены, какой-нибудь инструкцией или доп. к губернаторскому постановлению, о которых нам пока ничего не известно. А если их пока и нет, так их всегда можно будет написать. Вобщем найдут лазейку. Ой, чем дальше в лес, тем ... ну его на фиг.
×
×
  • Create New...