Recommended Posts

ШИЛЬНИК

            Хмурое ноябрьское утро едва заметной паутиной укрыло окрестности холодом и легким туманом. Медленно нарождающийся день словно не мог решить, как ему поступить – остаться ли в глухой темноте ночи или робко заиграть скромными красками поздней осени. За окном еле проглядывались очертания вплотную подступающего к дому леса, и только белые стволики берез выделялись из сплошной массы черного, стеной стоящего частокола деревьев.

            Егор сонно потянулся и, накинув рубаху, вышел из комнаты. По пути на кухню заглянул в прихожую и снисходительно усмехнулся – все как обычно, придверный половик сбит в одну кучу, немного напоминавшую небольшой холм, а сверху, уютно свернувшись тугим калачом, возлегал его жесткошерстный такс Тюбик. Тюбик был существо своенравное, со своеобразным  и вздорным характером. Какие только приемы не испробовал Егор, чтобы отучить вредного пса от этой привычки – сбивать половик, нет, каждое утро пес лежал на куче и приучить его к другому месту он так и не смог. В активе двухлетнего проказника были вырытые кусты смородины, подкоп под фундамент дома, задушенная соседская кошка и изгрызенный в клочья поливочный шланг, тоже соседский.

            Извиняло его только то, что он был чрезвычайно страстным охотником, готовым идти в лес в любую погоду, на любые расстояния и обладал удивительным бесстрашием.

            За окном стояла обычная осенняя морось, и влага, нехотя собираясь на изгибах волнообразного шифера, тихо стекала по водостокам тоненькими, почти невидимыми струйками.

            - Похоже это на целый день, идти или нет? - Егор выглянул в окно и вдруг заметил вдалеке, почти на линии горизонта пару кряковых, стремительно уходящих в сторону леса. - Конечно пойду…

            Еще вчера он решил пройтись по берегам небольшой лесной речушки  Грязевки, которая и речкой-то могла называться с большой натяжкой. Она большей частью пролегала в лесных массивах иногда, впрочем, выныривала на опушки и какое-то время текла по открытой местности, неся свое змеевидное, извилистое тело по небольшим полянам и закрайкам. Речушка вполне оправдывала свое название и если весной во время половодья напоминала бурную горную реку, частенько затапливая пойму на ширину около пятидесяти метров, то летом входила в свое привычное русло и была навряд ли более трех метров. Иногда, в особо жаркое лето она и вовсе почти пересыхала, и тогда на её месте оставался метровый ручеёк, лишь изредка образующий небольшие бочажины. Расплодившиеся в последнее время бобры искусно перегородили её своими  плотинами, и речушка местами превращалась в последовательную череду небольших прудов, которые облюбовала немногочисленная местная и осенняя, пролетная утка. 

 Егор ждал, когда же наконец подойдет северная, и вот она пошла, то и дело табунками показываясь в осеннем небе. Вот уже неделю было видно, как табунки кружились над лесом, делая один заход за другим, внезапно вновь набирали высоту, и смещались дальше, выбирая место для присады, кружили вновь и вдруг резко падали, словно невидимый магнит притягивал их, мешая продолжить плавный полет. Сели, теперь жируют на одном из запруженных участков реки. Он особо ценил этих упитанных, жирных осенних уток, что были будто облиты ровным слоем жёлтого сала. Летней уткой он пренебрегал, считая её невкусной и тощей.

Осенняя речка наполнилась влагой непрерывных дождей и кое-где делала слабые попытки прорвать бобровые плотины, переливаясь через них, образуя небольшие водопады, наполняющие окружающий лес непрерывным шумом падающей воды. Шум этот хорошо скрадывал звуки шагов охотника и позволял скрытно обследовать интересные места. Егор двигался вниз по течению, чуть отойдя от русла, лишь изредка  стремительно выходил на берег в расчете на взлёт зазевавшейся птицы. Они с Тюбиком прошли уже более двух километров, но пока ни одной утки им поднять не удалось.

- Куда же она вся подевалась? Вчера ведь с вечера моталась здесь, должна быть, а нет её? - недоумевал он, - Что скажешь, Тюбик?

 Кобелёк вопросительно поднял голову, посмотрел на хозяина и продолжил увлеченно обследовать окрестности, шурша опавшей листвой, время от времени помечая только ему одному понятные, особые места.

 - Ничего ты не скажешь, потому что ты редкий балбес и самая бесполезная и каверзная собака на свете!

 Пёс, услышав человеческую речь, опять повернул к нему прямоугольную морду, как-то презрительно чихнул и пометил очередной клочок травы. Впрочем, совсем бесполезным назвать барбоса было нельзя. Он начисто вывел на участке всех крыс и мышей, а кроты, поднимавшие огородные грядки много лет подряд, теперь и помыслить боялись приблизиться к столь опасному для жизни клочку земли. Кроме этих достоинств у несносного пса оказалась врожденная тяга к подаче дичи. Он очень быстро установил связь между звуком выстрела и падением птицы, и теперь услышав выстрел, где бы он ни находился, спешил к месту событий. Удивительно, но вода никогда не являлась для него препятствием, и, не смотря на свой малый ростик пес всегда смело бросался в реку, не смотря на погоду и время года. Чаще всего он тащил птицу к ногам охотника, но иногда вредничал и запросто мог вытащить утку на противоположный берег и отгрызть птице голову, после этого, как ни в чем не бывало, бросить ее там и вернуться назад. Все равно Егор был рад их молчаливому охотничьему братству и всегда брал кобелька с собой.

Они прошли уже больше половины намеченного маршрута, но уток всё не было. Только изредка попадавшиеся утиные перья и пух говорили о том, что совсем недавно утка здесь была, кормилась и жировала. На заросших ряской бочажинах виднелись пробитые птицей жировочные ходы.

– Может, кто пораньше нас уже прошел здесь? Но выстрелов я не слышал. Куда же она вся подевалась? – недоумевал охотник.

 Впереди, от намеченного ранее маршрута оставалось около двух километров реки. Если и там будет пусто, то придется возвращаться несолоно нахлебавшись. А ему так хотелось приготовить сегодня на обед жирного, упитанного селезня, начинить его антоновкой и под рюмку казенки со слезой полакомиться редким охотничьим блюдом, запеченным в русской печи.

– Ладно, еще не все потеряно, впереди открытое место вдоль опушек, может быть, там повезет, - надеялся он и подумал, что гениальные строки неизвестного ему поэта про надежды полный путь туда и безнадежный путь обратно как нельзя полно отражают явь и быль их охотничьей жизни. Как это верно. Охота это надежда, ожидание удачи и вера в то, что непременно повезет, вот там за поворотом тебя ожидает редкая встреча, незабываемый момент в твоей жизни…  Наверное, это ожидание и вера и есть главное чудо охоты, её суть и прелесть. 

Тем временем, река вынырнула из лесной чащобы и они вышли на редкий участок русла, где на протяжении нескольких сот метров лес отступал шагов на двести с каждой стороны.  Река пролегала по открытой местности, делая множество крутых поворотов, отчего напоминала  длинный змеевик. Ширина её становилась больше и достигала порой пяти метров, сужаясь до привычных трех у входа в лесную чащу. В какой-то момент он услышал еле различимый всплеск и сразу насторожился. Это могло быть что угодно – плеск рыбы, молодой бобрик, лакомящийся побегами тоненькой березки, кормящаяся ондатра, а могла быть и жирующая утка! Цикнув на Тюбика, он почти на корточках приблизился к берегу, осторожно выглянул из-за кустика осины и увидел кормящегося селезня. Селезень находился метрах в двадцати от него и увлеченно поглощал ряску, наполовину погрузив клюв в воду. Он медленно передвигался по поверхности, время от времени осторожно осматривался и принимался за трапезу вновь. Егор оглянулся на Тюбика, пес понятливо лежал в двух шагах от него и от волнения слегка высунул розовый язык. Надо было стрелять. Неспешно, но неуклонно селезень смещался от них вниз по течению. Егор дождался момента, когда крякаш увлеченно в очередной раз опустил клюв в воду, осторожно встал на одно колено и медленно нажал на спусковой крючок.

Грохот выстрела разорвал лесную тишину весенним громом, с березки заполошно сорвалась большая стая синиц, а обсыпанный дробовым зарядом селезень вдруг громко забил крыльями по воде, набирая скорость, и тяжело взлетел. Через несколько метров крылья его безвольно подломились, и он плашмя рухнул в воду, подняв фонтан брызг. Несколько раз судорожно дернул изумрудной головой и, распластав крылья, неподвижно замер почти посередине русла.

Тюбик, как настоящая подавальная собака, не раздумывая, прыгнул в реку, погрузившись  в воду с головой. Через миг вынырнул и, быстро работая короткими лапами, направился к птице, быстро достиг ее и взял в пасть посередине тушки. Было видно, что озорник думает, что ему с ней делать? Вытащить на другой берег и полакомиться, или все же принести хозяину? Пес несколько раз, словно в раздумье крутанулся на месте и долг перевесил озорство. Через мгновение кобель решительно направился к берегу, где его уже ожидал ставший вдруг чрезвычайно ласковым Егор. Понимая, что решение свое вредная собака может переменить в любую секунду, он очень добрым, с просящими интонациями голосом канючил:

 - Принеси его мне Тюбик, принеси, какой ты молодец! Хорошая собака!

 Тюбик старался, но было видно, что ему очень тяжело, на поверхности осталась только голова с крепко зажатым селезнем и выпученными от напряжения глазами. Вот он, наконец, приблизился к низкому берегу и Егор взял селезня за шею. Тюбик намертво вцепился в добычу, не желая её отпускать. В этот момент издалека могло показаться, что собака нашла большую серо-серебристую бутылку с длинным горлышком, принесла её, а человек пытается отобрать у неё этот трофей.

 Так он и вытащил их вместе, держа одной рукой селезня за шею, другой бережно поддерживая Тюбика под заднее место. Первым делом вытащил из рюкзака старое вафельное полотенце, тщательно, насухо протёр тщедушное тельце своего маленького помощника. Помощник был невелик весом и размером, и после купания стал похож на худенькую крыску, дрожащую от ноябрьского холода.  Он еще раз поблагодарил его за проделанную работу. Кобель радостно отряхнулся и начал кататься по пожухлой траве, смешно суча короткими задними лапами и обнимая передними смешную и несуразную продолговатую голову. Егор смотрел на него и довольно улыбался, такие моменты он называл «собачье счастье».

Селезень был прелесть, как хорош! Светло-серебристая спина, ярко-изумрудная голова, белый ошейник и темно-коричневая с отливом в багровое грудь! Голубые вставки на крыльях довершали осенний наряд чудо-птицы. Наверное, нет более красивой птицы в нашей средней полосе. Даже красавец тетерев уступает ему в богатстве палитры красок, которые гениальная природа использует для своих этюдов. А крупный какой! Егор достал из бокового кармана рюкзака рыбацкий безмен и, поместив селезня в полиэтиленовый пакет, взвесил его. Один килограмм семьсот граммов! Настоящий богатырь! Такого селезня добывать ему еще не приходилось, да, наверное, уже и не придется. Почти как гусь весом, еще немного и будет вес белолобого, вот это Илья Муромец! Вот почему Тюбик с таким трудом его тащил.   Егор растроганно погладил уже смирно лежащего пса и теперь уже искренне, от души поблагодарил его:

– Спасибо тебе, дружище, голова и шея твои по праву!

 Пес, словно что-то понимая, не вырывался, как обычно, а лежал тихо и спокойно, давая погладить себя, и даже приподнимал голову навстречу руке друга.  

Надо было двигаться дальше, ведь до конца намеченного маршрута оставалось еще около километра. Вряд ли посчастливится добыть еще что-то, подшумели они изрядно, но кто знает, что ждет их через несколько минут? Так и произошло. Пройдя метров триста, Егор увидел на кромке поля, почти на границе с лесом медленно передвигающуюся темную точку. До нежданного незнакомца было метров четыреста и точно определить кто это, охотник или рыбак, он пока не мог. Присев около небольшого кустика Егор решил отдохнуть и подождать незнакомца, накоротке перекинуться несколькими словами. Он немного подустал, да и охота была похоже на сегодня закончена. Кинув взгляд на темную точку, он вдруг увидел, что точка двигается чрезвычайно быстро, на глазах превращаясь в бегущего лося.

 Лось бежал легкой, размеренной  трусцой и направлялся почти точно к тому месту, где сидел Егор. Опешив от удивления, он наугад нашарил в кармане куртки фотоаппарат и приготовился к встрече с непрошенным гостем.  Он не был специалистом по копытным, но, учитывая время года, предположил, что лось принял его за соперника и сейчас стремительно приближался в надежде выяснить отношения и отстоять свои права на прилегающую территорию, хотя это конечно странно, ведь период гона уже давно закончился.

Лось тем временем подобрался к противоположному берегу речки и с ходу переплыл ее, почти не замочив спины.  Еще мгновение и лесной красавец был уже совсем рядом, метрах в пятнадцати. Егор посмотрел на него и улыбнулся, это был подросток, совсем неопытный шильник с двумя смешными рожками на крупной горбоносой голове. Бычок, а точнее лосенок, совсем еще пацанчик, движениями и любопытством неуловимо напоминающий молодую породистую собаку, выбрался на берег и теперь стоял неподвижно, непрерывно и внимательно смотрел на вставшего человека. Животное было совсем молодое, от силы полтора-два года от роду, наверное, только совсем недавно мамка отпустила его в самостоятельную жизнь. И вот теперь он стоял и смотрел на невиданного зверя, будто прикидывая, стоит ли померяться силами или лучше спокойно, с достоинством удалиться? Размером он был почти со взрослого зверя, Егор видел стекающую по светлым штанам речную воду, подрагивание  шкуры на крупе и облачко пара, поднимавшегося от его разгоряченного тела. От этого казалось, что он находится в капсуле тумана. Зрелище завораживающее, но в то же время тревожное. «Вдруг он решит атаковать, что тогда делать? Что у него на уме? Этих смешных рожек вполне хватит, чтобы наделать во мне дырок, ну а про удар передними ногами и говорить нечего, проломит грудь и не заметит» - любитель селезней и охотничьей кулинарии тревожно поёжился и вспомнил про фотоаппарат. Чудо цифровой техники по-прежнему бесполезно лежало в его правой ладони. Он поднес его к глазам и нажал на кнопку включения.

Современный прибор зажужжал, щелкнул и выдвинул объектив, через мгновение также щелкнул и убрал его обратно сам по себе. Еще одна попытка сделать снимок также не увенчалась успехом, видимо на ноябрьском холоде батарея фотоаппарата потеряла ёмкость и он банально не работал. Бычок с интересом наблюдающий за происходящим, прядая ушами и, переминаясь с ноги на ногу, сделал шажок вперед,  развернувшись в сторону Егора. Становилось жарко! «Здесь и спрятаться-то негде, чистое поле, настигнет в секунду и тогда все, мама, зачем ты меня родила?!» – тревожные мысли мелькали в голове, мешая принять хоть какое-то решение. Бросил взгляд на Тюбика, который старательно делал вид, что чрезвычайно заинтересован очень важной палочкой на земле, и вообще он здесь совершенно ни причем,  разбирайтесь сами. Оставалось только надеяться, что он не представляет никакого интереса для зверя и тот уберётся восвояси.

Неожиданно  для себя, скорее подчиняясь интуиции, а не голосу разума, Егор шагнул навстречу лосю и что есть мочи заорал:

 - Что стоишь, как идиот? Уходи, нечего тебе здесь делать, и вообще не подходи к людям так близко, застрелят тебя, дурака! Уходи в лес, иди, откуда пришёл! Уходи! Пошел отсюда, Уходи!

 Бычок чуть вздрогнул, слегка всхрапнул и, выпустив из ноздрей струйки пара, медленно развернулся в сторону леса, по-прежнему чего-то ожидая.  Егор сделал еще несколько шагов в его сторону и угрожающе закричал:

- Ну, что стоишь, пошел отсюда, кому говорю!

 Лось, наконец, решился и, развернувшись, побежал к лесу средним аллюром, высоко выбрасывая передние ноги. Это было очень красиво, Егор заворожено провожал его взглядом, пока тот не скрылся в лесной чаще. Тут же рядом с ним материализовался Тюбик и деловито отправился к месту, где стояло животное, обследовал следы, пару раз тявкнул, изображая отчаянного и неустрашимого охотника.

 – Ну, теперь-то ты ему задашь, теперь-то мы все храбрецы, - Егор от пережитого волнения говорил с легкой хрипотцой и почему-то громким шепотом. - Давай покурим, да и двинемся к дому.

 Он сладко затянулся сигаретой и с удовольствием выдохнул густую, упругую струю дыма. Перед глазами стоял окутанный паром красавец, а он вновь и вновь переживал тревожные и незабываемые моменты встречи с диким зверем. «Совсем молодой, совсем неопытный, ничего пока не знает, ничего не боится, давно ли и я такой был? Давно…»

Так и сидел он на подточенной бобрами тонкой березке, курил и потихоньку перелистывал в памяти вдруг нахлынувшие картинки прошлого, иногда улыбаясь, иногда хмурясь и досадливо морща лоб. Через несколько минут встрепенулся, словно стряхнув с себя воспоминания, встал и огляделся. Тюбик исчез, что при его росте сделать было совсем несложно. «Может нору, где на опушке обнаружил? – тревожно выглядывая пса, подумал Егор, - ну вот не дай Бог, занорится как в прошлый раз, что тогда делать? За лопатой домой бежать? Так не успею, далеко, не меньше двух часов пройдет пока вернусь, погибнет, задохнется. Вот паразит, нет от тебя  покоя!» Он несколько раз свистнул призывая собаку. На его радость, через несколько секунд из бурьяна травы  чуть прибитой утренними заморозками показался его мохнатый товарищ, весь облепленный колючими репейниками. Он задорно, вприпрыжку, подкатился к Егору и уставился на него лукавыми, карими глазами.

  – Пойдем домой Тюбетейкин, хватит барагозить, - весело, с облегчением произнес Егор, закидывая за спину разом потяжелевший на два килограмма рюкзак.

Друзья двинулись в обратный путь, а перед глазами охотника вновь проходили волнующие моменты встречи с диким зверем. Наверное, навсегда в его памяти запечатлеется эта картина – настороженный и в тоже время любопытный взгляд молодого лося, стоящего в едва заметном облачке пара. Он шел, и видение это не отпускало его, возникая вновь и вновь. «Да, и нужен я ему был!? Что я так перепугался? Он, наверное, и человека-то первый раз увидел. Надо было из ружья пальнуть, напугать его, а то орать начал…» - он вновь улыбнулся и ускорил шаг.

             

  • Thanks 2
  • Good! 1
  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

У вас есть изданные сборники? 

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 минуту назад, alez сказал:

У вас есть изданные сборники? 

Нет, Алексей. Всё больше по журналам.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Только что, Михаил Юдин сказал:

Нет, Алексей. Всё больше по журналам.

Жаль ,по журналам мы с вами встречаемся иногда, хотелось бы в одном месте собрать!

Вчера я встречался с очень интересным человеком, издателем журнала "Тверь охотничья" и он сетовал на недоступность для широкого круга читателей качественной охотничьей литературы, кстати он привез достаточное количество экземпляров журнала к нам в клуб, если будет интерес то могу поделиться.  

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 минуты назад, alez сказал:

кстати он привез достаточное количество экземпляров журнала к нам в клуб, если будет интерес то могу поделиться.  

Спасибо, буду в Москве, обязательно Вас наберу. Но бываю там очень редко, по крайней необходимости)) Журнал этот знаю.

4 минуты назад, alez сказал:

Жаль ,по журналам мы с вами встречаемся иногда, хотелось бы в одном месте собрать!

Для сборника надо ещё подкопить работ, пока не хватает на полноценный. Или стать графоманом, но я не он)) Так, иногда для души... На добром слове - спасибо!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Similar Content

    • By frankott
      Лето 2018 года выдалось хорошим. Проще сказать, таким, каким мы его всегда ждём. Отличная погода. Немного дождей. Ночи с бархатным теплом и чистым небом, усыпанным мерцающими звёздами. Давно такого не было. Предыдущее и летом-то было сложно назвать. Но это удивило наперекор всем прогнозам и приметам.
      Вслед за жарким летом, как обычно, наступила осень. Но пришла она не дождями и ненастьями, а короткими днями и календарными числами. Было по-прежнему тепло, а иногда и жарко. Природа находилась в замешательстве от такой неразберихи. Деревья стояли в обильной листве травы в полях ушли в колос, но не желтели. Хозяйства вышли на второй покос. Охотничья жизнь шла по расписанию и с приятным комфортом. Не закрылась ещё на болотную и луговую, а открыли охоту на копытных. Только из этих копытных остался, в местах, где мы охотимся - Лось. Справедливости ради, стоит заметить, что численность этого животного с годами не убывает, а в некоторых областях только прибавляется. Если, кто-то из недоверчивых скептиков захочет возразить, то я готов поспорить потому, как собственными глазами и ногами вопрос этот изучаю не понаслышке. Своё присутствие зверь не научился прятать. Свежий след на мягкой влажной лесной почве и, конечно же тёмные, по форме как желуди, гавняжки, которыми он отмечает свой сытый путь. Часто влажные и блестящие, как только что.  Другое дело, что кабан пропал окончательно. Ни следов, ни покопок… Только, как воспоминание о былых обитателях этих лесов, в холле второго этажа гостиницы, в которой мы остановились, стоял, широко раскопытившись, огромный веприна с печальными карими глазками, как у Шемахинской царицы. Тот, кто его делал, или решил подшутить, или не было других стекляшек под рукой. Они из этого грозного зверя делали милейшую домашнюю животинку, которая только и мечтает, чтобы его погладили и угостили чем-нибудь вкусненьким. Или, хотя бы, съедобным. Прекрасный экспонат для уголка натуралиста в детском саду, или комнаты любителей природы в пионерском лагере.
      Каждый раз, проходя мимо, я заглядывал в эти романтические глазки с простым человеческим сожалением, пытаясь угадать, чьи бусины ему достались. Уже дома, разглядывая фотографии, понял, что, наверное, оленьи. Что, нашли, то и вставили.
      Разместились мы в охотничьем доме Румянцевского хозяйства. Ночь без луны и звёзд от низкой и густой облачности, казалась скучной.  В пятницу, усталые после рабочей недели и переполненной машинами дороги, ребята лишь хотели поскорее перекусить и лечь спать. Так было и в этот раз. Комната, отведённая под столовую, к ночи наполнилась охотниками. Команда неторопливо собиралась. О предстоящем дне говорили мало. Лишь предупредили о сменившемся охотоведе и возможной строгости при проверке документов. Делились впечатлениями от предыдущих поездок и разными забавными историями. Было, что послушать, но до полуночи все разошлись.
      Отвыкший от чужого храпа, я рано проснулся и понимая, что старания заснуть снова бесполезны, вышел во двор. На пруду хохотали утки. Светало и было тепло, как летом. Лёгкий туман оторвался от земли и таял над верхушками деревьев, которые, из-за загулявшего лета, не спешили желтеть и сбрасывать листву. Ну, как и мы, не торопились тепло одеваться. Ничто не говорило о приближающихся холодах и скорой зиме.  Так каждый год, словно зимы не будет. Детское заблуждение, которое развеется с первыми морозами, когда вдруг захочется снега и белых пейзажей за окном. Прогулявшись по прилегающему парку, вернулся в гостиницу.
      Утро на базе начинается одинаково. Будильники на всякий лад. Подъём. Шарканье ног от комнат к туалетам. Шутки да прибаутки. Каждый бодрится и настраивается на удачный день. Всё наскоро. Чай, бутерброды, варёные яйца, прянички да печенюшки….
      Напомнили, что сменился охотовед. Хорошо ли, плохо ли, никто не знал. Проверили заранее документы и разрешения на оружие. На том и закончилась подготовка к знакомству.
      Новое начальство оказалось улыбчивым и приветливым, что редко свойственно охотоведам. И не важно, вновь назначенные или со стажем. Хоть малая, но чиновничья нотка звучит в их голосах. От этого во время инструктажа, начинаешь чувствовать себя караульным на разводе. Долгая перепись документов в разлинованные бланки. Наш бессменный командир построил команду и велел рассчитаться на «1-й, 2-й». Послушно рассчитались.
      - Все запомнили, свои номера? В этом загоне первые гоняют, вторые стреляют. Загонщикам не заряжаться. - Строго, но с улыбкой на лице. Всё предельно просто и ясно.
      Мне достался 2-й номер. Понятно, что в этих местах не угадаешь, что лучше,- пробираться через заваленный лес или расставляться на номерах. Случается, что в загоне, пусть местами и неудобно, на метров восемьсот и прошёл. А стрелки хорошим шагом километра три на обрезание возможных путей отхода. И совсем не по хорошей грунтовке. Такие здесь леса.
      Когда все формальности закончились, прозвучала долгожданная команда,- «по машинам». Длинная колона дружно завелась и потянулась по улице к выезду из города.  Целая процессия. Со стороны смотрится странно. Да и люди, наблюдая за таким кортежем из «джипов», как мне кажется, думали, «Чёрт знает, Что».  
      Вот и долгожданный лес, и приглушенные голоса. Клацнули затворы. Зарядились. Стрелки по просеке, загонщики за Вячеславом. Шаг его широкий и быстрый. Несмотря на невысокий рост, ходит он так, что угнаться сложно. Я пытался подстроиться под него, меняя ширину шага, скорость поступи, но так и не понял, в чём секрет. От чего всё время отстаю в ходьбе, часто переходя на короткий бег. Скинув куртку на ходу, стараясь проветрить перегретое и мокрое от пота тело, размашисто переставляя разогретые таким темпом ноги, я только и думал,- как бы не отстать. Кажется, в этом был не одинок. Командир наш, как мотокультиватор, грёб и грёб короткими лопастями. Ровно и без напряга на повышенной скорости.  Какое же было облегчение, когда его оранжевая шапка, мелькавшая впереди, вдруг остановилась. Появился первый номер. Первым поставили на поляне с «нарезным» стрелка с позывными «Дормидонт». У него была хорошая репутация по стрельбе на большие дистанции и карабин заряженный тяжёлыми пулями, способными посадить слона на пятую точку. Меня оставили приглядывать за выходом с опушки. Остальные потерялись в деревьях. Последний, кого я видел, обозначился флуоресцентной кепкой метрах в семидесяти. 
      Перед нами была заросшая мелколесьем вырубка. Хорошее место для кормёжки лося. Очень удобная позиция для ожидания выхода зверя. «Дормидонт» уселся на пеньке от прошлогодней вырубки и приготовился. Казалось бы, всё хорошо, но, откуда ни возьмись, из леса вышла бабулька с корзинкой. Грибники в это время не редкость, но они не слишком разговорчивы со стоящими с оружием незнакомцами. Женщина же, напротив, оказалась слишком любопытной и разговорчивой. Я разглядывал в оптику эту ненужную встречу. 
      Видел досаду на лице Антона. Как он вежливо пытался уйти от разговора. Потом просто отвернулся, показывая своё нежелание продолжать беседу. Но бабулька не унималась. Её занимала эта встреча. Скорее всего, она умирала от любопытства, и параллельно выступала, раз уж представился такой случай. Люди в её возрасте никогда не упустят случая поговорить на любую тему. Старческий фальцет был хорошо слышен на всю округу.
      Зря мы порадовались хорошей позиции,- подумал я и разрядил оружие. Голоса загонщиков приближались, а мы в компании с собирательницей грибов, уныло ждали их появления на поляне, чтобы снятся с номеров и уйти, куда подальше.  Над молодыми берёзками пролетел недовольный тетерев, что-то бурча. За ним ещё три,- друг за другом. Так же возмущённо курлыча. Поймав воздушные потоки, они, лениво паря над лесом ушли в дальний конец вырубок и уселись на высокой берёзе.
      - Загонные тетерева…- подумал я вслух.
      Наши парни ровно вышли на опушку, до последнего выкрикивая разные погонялки и увидев Дормидонта,- единственного слушателя пожилой женщины, которая не унималась в поучениях и упрёках, сочувственно улыбнулись и пошли по просеке. Тем самым подтвердили, что делать здесь больше нечего. В эфире подтвердили окончание загона и обозначили место встречи. Антон повесил на плечо карабин и пошёл за всеми.
      Собравшись в лесу мы просчитались на всякий случай, чтобы не потерять кого в суматохе. Короткий инструктаж, в пол голоса. Поменявшись ролями пошли, каждый своей дорогой. Вернее, 2-е в загон, а 1-е на номера. Только 1-м в этот раз предстоял не лёгкий путь. Нужно было обойти весь квартал и расставиться на петляющей лесной дороге. Нам же предстояло дождаться, когда они преодолеют эти километры. Мы решили, что за час управятся. Достав термосы из рюкзаков разместились, кто как. Егеря держались особняком. Слава развязал несложный узел на потёртом вещь мешке. Это был военный образец, которым снабжали наши армии веками. Не берусь утверждать, с каких пор, но в Первую Мировую, наши солдаты уже имели его в пользовании. Так он прошёл множество войн без всяких изменений и перестал комплектоваться в армейском обмундировании совсем недавно.  Простой, как в пользовании, так и в изготовлении. Брезентовый мешок и длинная лямка, которая, затянутая петлёй на горловине превращается в две заплечные.  Карман и дополнительные ремешки для подвязки шинели. Возможно, что и заложенный стандарт покроя и ткани не менялся.  Называли его солдаты «вещаком». Или уважительно,- «Сидором». Узнаваемая и легендарная вещь. Как «трёхлинейка» или та же шинель с кирзовыми сапогами и пилоткой.  Слава старался не подавать вида, но, явно не одобрял одного из членов нашей команды, который на все охоты приезжал в очень узнаваемой, немецкой горноегерской кепи со значком особых отрядов «эдельвейса». И сидели они также порознь. «Сидор» и «кепи», отвернувшись друг от друга.
      Погода в этот день радовала.  Природа, казалось, понимала, по своему календарю, что пора бы и к холодам готовиться, но летнее тепло не отступало и продолжало играть на доверии. Охотники давно сбросили куртки и налегке ждали команды. Мне и думать не хотелось для чего я здесь. Всё вокруг дышало и радовалось беспечной жизнью. Очень не хотелось обрывать эту радость. И без трофеев всё было прекрасно.  Вспомнились мне замечательные слова одного писателя,- «Охота, это всё, что до выстрела». Но, когда чего-то не хочешь, оно вполне может произойти.
      Славе доложили, что стрелки заняли позиции. Наши сиделки закончились. Растянувшись по тропе с заданным интервалом и по команде вошли в лес стараясь держать строй. Мы оглашали своими криками недавно дремлющий лес, каждый на что горазд. Казавшийся таким проходимым в начале, дальше превратился в сплошную непроходимость. То и дело по рации, кто-то из-за завалов просил подождать. Дать выбраться. Мы топтались на месте продолжая горланить. Вот и я упёрся в настоящий бурелом. Как уж валились эти ели и сосны не знаю. Что за чудовищная сила вырывала их из земли. Если каким-то получалось устоять, вцепившись сильными корнями глубоко в землю, то эта сила ломала толстенные стволы, как щепки. Вековые деревья падали, крушили, и мяли всё под собой. В поисках обхода я безуспешно метался по этой лесной свалке. Переваливался через скользкие, замшелые стволы и вяз всё сильнее. Меня удивляло, что всё это было не, где-то с краю, а посреди леса. И, уже давно потерял ориентир своего направления. Лишь голоса загонщиков подбадривали меня и позволяли сохранять бодрость духа. Мокрый, как мышь, я неожиданно выбрался из этой головоломки.
      - Выбрался! -  крикнул я радостно в эфир и отключившись заголосил на всю округу, как мне казалось, пугающими всеми тембрами лесных обитателей. Как не хотелось мне ещё раз влезть в такой лесоповал, но к своему ужасу увидел, что-то подобное впереди.
      - Попадалово… Очередное «попадалово»,-подумал я. Но в этот раз появился обход.
      - Вижу бычка. Ребята… Не облажайтесь… Пошёл на вас… Загонщики! – крикнул кто-то уже не по рации, а в голос. Держать строй,- прозвучала команда. И, приободрившись, поймав второе и третье дыхание, заголосили с новой силой. Слуховая картина раскрывалась яснее. Кто-то из стрелков уже обозначил появление зверя, бегущего вдоль номеров. Передавая его прячущуюся в деревьях тень от номера к номеру, тихим шёпотом, стрелки приготовились. Лесная жизнь застыла в напряжении, словно, где-то под землёй сжалась огромной пружиной, которая, вот-вот сорвётся, издав убийственный звук, выбросив в воздушную свежесть едкий пороховой дым, который повалит на землю загнанного зверя.
      Я уже не помнил о своих сомнениях и впал в общий, дикий азарт. Жертва металась где-то впереди. Напуганная и не понимающая, что происходит, но чувствующая опасность, а мы гнали её и гнали.
      Звук выстрела, к которому я так привык, почему-то всегда бывает неожиданным, если стреляешь не ты.  Иногда он разрывает воздух на части и разлетается в чаще, как осколки стекла. Иногда долгим эхом толкается между деревьев. Или просто растворяется, как капля чернил в воде.  В этот раз всё было коротко и ясно. Громко, на весь лес. Сдавив воздух до физического предела, он ушёл в небо, унося с собой чье-то дыхание.
      Не успела по рациям разлететься новость о подстреленном бычке, как вдруг прозвучал выстрел с дальнего номера. Эфир затих на несколько секунд. Первый заговорил «Хан»
      - Так я не понял… Лежит, или подранок? Или совсем лежит? Если, лежит, то патроны поберегите…Зачем лежачего решетить,- Прозвучал голос «ХАНа».
      - У меня лежит… Стрелял не я… Кто-то дальше…
      И тут определился ещё один стрелок.
      - У меня тоже лежит.
      - Надеюсь, что, хотя бы бычок? С нервной, нескрываемой дрожью в голосе спросил «ХАН»
      - Рога на месте…
      - Уже хорошо… Услышали все находившиеся на связи. То есть, что есть... У нас теперь два быка…
      - Слава! Ты нас слышишь? Задался вопрос в эфир.
      Но Слава отреагировал на новость спокойно. Может даже обрадовался.
      - Будем считать, что закрыли следующую лицензию. На неделю раньше…
      Прозвучала команда на сбор.
      Обе добычи легли на приличном расстоянии от дороги. Оставив проверенных умельцев для разделки добытого, мы пошли к машинам, чтобы, как можно ближе подъехать к месту. Последние километры добавили усталости. Никто не спешил. Пара пикапов и несколько помощников на крайний случай, чтобы вытолкнуть из грязи.
      Октябрьские дни обрываются резко. Вот только солнце легло на верхушки деревьев… Лёгкие сумерки и внезапная темнота. Спасительные фары и фонарики в помощь. 
      Когда мы вернулись было непроглядно темно. В лесу горел яркий костёр и тени охотников оставленных для разделки туш, казалось прыгали вокруг своих жертв в ритуальном танце. Но это лишь казалось. Так они вертели остатки неразделанных частей подставляя под свет горящих сосновых брёвен.
      Пока шла работа, ребята праздновали удачу. И, это понятно. Вымотанные на загонах и погонях, они, раньше других начали праздник. Грузились в спешке и в красном свете догорающих костров.
      Ползли по кислым колеям ночных просек с одной мыслью,- не увязнуть в глубоких колеях. Всё обошлось.
      После разгрузки на базе выложили всё на разделочный стол. Дима удивлённо посмотрел на приготовленные к разделу части тушь и, как-то не уверенно спросил,- ребята…лосей было два?
      Любитель говорить загадками вопросительно посмотрел на команду. Но его вопросительный взгляд остался без ответа. Тогда, выдержав театральную паузу он продолжил,- так и ног должно быть восемь.
      Он, иногда, любил говорить загадками.
      Рюмки, готовые празднично звякнуть над наскоро накрытым столом, вопросительно зависли.
      Считать пришлось не долго и не сложно. Чего считать-то? Было два лося. Соответственно четыре ноги, помноженные на два, а на столе почему-то семь. Арифметическая неувязочка для первоклассников оказалась неразрешимой для целой команды взрослых мужиков вопросительно смотревших друг на друга.  Мы молча переглядывались в ожидании правильного ответа, но, было ясно, что он остался, где-то в лесу. Может на дороге, а может и там на поляне, где освежевали добычу. Обе версии казались невероятными, факт оставался фактом.
      Дормидонт принёс из машины свою волшебную сковороду размером с шаманский бубен и, установив её над костровищем. Залил блюдо оливковым маслом. Все тихо сглотнули голодную слюну предчувствуя великолепный ужин в награду за усердную работу. Когда на кипящее масло с криком упали первые куски мяса, сладкий запах окутал нашу лужайку. Нарезанный кусками лук добавил ароматов в ночном воздухе.
      И, всё же пережёвывая обжигающие куски парной лосятины, я думал о необычном продолжении этого праздника.
      В планах вечера были сырная и винная дегустации. Охотник с позывными «Капитан Морган», затеял это в переписке на нашей страничке. Такое предложение стало слишком неожиданным. Но я был подготовлен,- поскольку жена моя уже лет, как пять занимается производством сыров. В отдельных контейнерах были упакованы и подписаны различные продукты её сыроварни. Я держал их на холодке в багажнике кунга. И, припасённая бутылка французского вина должна была подтвердить праздничный настрой. Вечерок намечался необычный. Скажем, с «изюминкой». Согласитесь сами, что наши охотничьи блюда хорошо идут под водочку. Красные вина к мясу, конечно же, подходят, но на столах бывают редко. Одно объяснение пришло на ум, что наши охоты не европейские. Загоны, переходы, снова загоны и переходы. Лес заваленный так, что иногда загонщики тонут в валежниках таких, что и обхода им нет. Вот тогда звучит в эфире,-« я застрял». Чтобы не сбивать линии загона, остальные стоят на месте и продолжают выкрикивать свои грозные крики сохраняя строй. Мышь не проскочит, но лось проскакивает на махах и уходит в недосягаемость. Досадно. Что поделать. Такие вот охоты. Это вам не с вышки комфортно пострелять на просеках и полянах. После такого хочется чего-то по горячее. Чтобы сразу и прочувствовать.
      Но предложение никто не отверг. После того, как добытое мясо убило голод, на столе, заваленном разносолами, появился десерт в виде сыра и вина. Откликнулись на призыв все. Каждый, как мог подготовился. Стоило прибраться и разобрать завалы еды и пустых упаковок. Но где взять сил на такую мелочь после пяти загонов.  
      Я снова подумал,- какая изумительная в этом году осень. Её игры не прекращаются. Даже, когда она незаметно перейдёт в зиму, всё же останется в воспоминаниях, как богатая на всякие неожиданности.
      С спозаранку двое самых неугомонных сгоняли в лес и за завтраком мы услышали короткий отчёт.
      «Восьмая нога завернулась в шкуры и леса не покидала. Однако шкуры её не спасли. Всякое зверьё порезвилось от души.» Решили не прерывать их застолья и оставить всё, как есть.
      - В конце то концов не всё же нам,- Подытожил Андрей-Джан. Чем и высказал общее настроение.
      Все остались довольны добычей и оставленное, случайно и доставшееся на съедение лесным братьям никого не огорчило. Впереди была долгая, снежная и холодная зима. Чтобы выжить и дожить до следующей весны нужно накопить жирка и набраться сил. Пройдёт ещё немного и времени, холода возьмут своё. Снега накроют своей стылой белизной всё живое. Будет красиво, но зябко и безжизненно.
    • By Angol
      Добрый день, форумчане!
      Приглашаю на охоту на гуся с 10 сентября 2016 года
      Место: Карелия, Суоярвский р-он
       
      Подробности охоты, свободные даты и условия бронирования по телефону 8 905 пять семь один 66 98 звонить после 17:00
       
       
       
      ОРГАНИЗАЦИЯ ОХОТЫ
      Выкуп путевок
      Проводники местные охотники (отец и сын)
      Заранее выбирается место охоты
      Постройка скрадков
      Чучела
      Манки духовые
       
       БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ
      Ночевка в доме проводника 
      Возможна ночевка на месте охоты в палатке/машине, цена охоты снижается на 1000 руб/день
       
      КАК ДОБРАТЬСЯ
      1.    На самолете/ поезде до г. Петрозаводск, далее на машине (такси 2000-3000 руб.), возможность и цена встречи нашим транспортом уточняется
       
      2.    На машине до г. Суоярви (встреча на въезде в город), дорога до места охоты проезжая на стандартной Ниве
       
      ОПЛАТА
      1. Путевки  по тарифу 600 руб
      2. Организация охоты + проживание
      2 дня 13000 руб/чел
      3 дня 18000 руб/чел
      4 дня 23000 руб/чел
      5 дней 28000 руб/чел
      7 дней 38000 руб/чел
       
      Тариф "по звонку" - цена уточняется
       
      3. При ночевке в доме проводника отдельно оплачивается бензин по факту расхода (выезд к месту охоты 30 км)
    • By Angol
      Доброго дня, форумчане!
       
      Хочу осенью съездить дней на 5 в Карелию на гуся.
       
      У кого есть опыт, поделитесь:  местами, контактами, что организовывала встречающая сторона, результаты охоты?
       
      P.S. : я имею ввиду коммерческую охоту.
    • By Lias
      Кто собирается в эти выходные на охоту на утку, возьмите меня с собой. Я на машине. Готов поехать в любом направлении до 250 км.
  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.