• Similar Content

    • By SumaHunter
      Приглашаем на весеннюю охоту на гуся на побережье Белого моря.
      Сроки охоты: с 8 по 17 мая. Добыча: белолобый гусь, гуменник, казара.
      Место охоты: побережье Белого моря, район деревни Куя. Лагерь расположен на острове. Охота ведется из скрадков. Чучела есть. 
      Состав группы: 6-9 охотников. 1 сопровождающий на всех. Он же повар. Размещение в деревянном доме. Печное отопление. Генератор, посуда, мангал. Питание - поморская кухня.
      Стоимость: 30.000 руб. на человека. В стоимость входит организация охоты, проживание, питание (без алкоголя!), трофеи, разрешение на охоту, доставка на катерах от дер. Лапоминка и обратно.
      Даты: с 7 по 12 мая и с 13 по 17 мая.
      Логистика: до Архангельска – самолетом, поездом или на авто. От Архангельска до дер. Лапоминка – автотранспорт (любой). От дер. Лапоминка (начало тура) – катерами около 30 км к морю.
      Тел. +7-921-244-7744 (Владимир) ermolin29@yandex.ru 
    • By Кирилл voenkov
      Кирилл voenkov. ФЕВРАЛЬСКИЙ АПРЕЛЬ.
                Пятнадцатое апреля – праздник у новгородских охотников – с утренней зари открылась короткая весенняя десятидневка. Накануне выпал пушистый «новогодний снег» и ночная температура в Анциферовском лесничестве опустилась до девяти градусов ниже нуля. Вот такая «зимняя сказка» в середине апреля!
                Озёра и болота были покрыты толстыми слоями льда, по которому можно без опаски передвигаться вдоль и поперёк, от берега к берегу, не боясь угодить в полынью или закраину… Утешало охотников за водоплавающей дичью обилие быстрых лесных речек, не замерзающих даже в лютые морозы, на которых кипела бурная утиная жизнь – по руслу летали гоголя, в прибрежных затопах, омываемых быстрыми водами, копошились кряквы. Селезни охотно откликались на страстные призывы крякух и в растерянности шарахались от внезапных снопов дроби, проносившихся то снизу, то сзади. Если бы неуклонно растущая армия охотников добывала бы всё что видела, то нынешние общедоступные угодья превратились бы в безжизненные заброшенные серо-зелёные буреломы, оплакиваемые старожилами, память которых ещё хранит времена расцвета охотничьего хозяйства в годы всеобщего застоя…
                Перед лучезарным Пасхальным воскресением вечерний морозец-щекотун за ночь окреп и превратился в настоящий февральский колотун. А в понедельник ночная температура и вовсе опустилась до пятнадцати градусов ниже нуля. Вальш не летел, глухарь не пел, тетерев не токовал. Всё живое съёжилось, спряталось и «на улицу нос не казало…». Только двадцать четвёртого апреля, в последний день охоты, глухарь запел не хитрую, но воистину долгожданную песню.  Квот в Новгородском Департаменте на меня «не хватило», поэтому, насладившись песнями трёх петухов и встретив рассвет в сосновом бору, я счастливый возвратился в охотничий домик.  Анализируя весенние охоты последних трёх лет в разрезе температура окружающей среды/ активность птицы/добычливость,  однозначно могу сказать, и охотничье сообщество Новгородчины меня единогласно в этом вопросе поддерживает, что охоту необходимо открывать в четвёртую субботу апреля. Иначе, большинство простых охотников, совершенно справедливо видит в своих несостоявшихся охотах умысел и непрофессионализм государственной власти. И возразить им нечего! Поэтому открыто обращаюсь к Владимиру Королёву – Руководителю Департамента экологии и природных ресурсов Новгородской области с инициативой о ходатайстве к Губернатору и иным государевым служащим об утверждении на законодательном уровне новых сроков открытия весенней охоты в Новгородской области, а именно с четвёртой субботы апреля. Это будет справедливое решение по отношению к простым охотникам Новгородчины…
                Результаты весенней охоты, выраженные в количественном измерении добытой дичи,  в Новгородской области столь плачевны, что жена искренне, с нескрываемыми удивлением и разочарованием одновременно, задала резонный вопрос: «А чем ты занимался вдали от дома и семьи ?!». Я, потупив глаза, тихо прошептал: «Охотился…все двадцать зорек…»… Друзья, интересные фотографии с весенней охоты в Новгородской глубинке можно посмотреть здесь
       http://ohotarius.ru/albums/1482/




    • By nykin
      Гуси…трудно найти охотника, у которого бы не замирало сердце при виде гусиных треугольных косяков.
      Мысленно всегда выбираю, которого бы я выбрал из стаи, и с завистью представляю охотников, которым выпало счастье, созерцать такую стаю в пределах выстрела, четко наблюдая не только лапки, но и бусинки ошарашенных глаз.


      Своего первого гуся я добыл совершенно случайно, будучи пацаном.
      Поселок, где мы жили, находился в несколько сотен метров от Каспийского моря. Тысячные стаи птиц прилетали к концу осени и огромными черными пятнами располагались по заливу. Оставалось ждать сильного северного ветра, при котором утки и лысухи стремились найти покой в камыши, где мы их и поджидали.

      Чучела в то время были только резиновые по 1 руб 20 коп, имея 5-7 штук, можно было успешно охотиться в любом месте. Как правило это были красноголовые нырки (краснобаши), красноносые нырки (хохлуны), разнообразная чернеть, кряковые, шилохвости. Изредка попадались свиязи и гоголя, а на чирков мы просто не обращали внимания. Кроме этого можно было увидеть лебедей, фламинго, пеликанов.
      Огромными стаями маячили на отмели кулики всех видов. Охотился я с отцовской двустволкой, заряжая старые латунные гильзы, прогоняя их через калибровочное кольцо ударом молотка, чтобы лучше лезли в "дующее" стволы ружье.
      Использовал старые журналы для пыжей и самодельную литую дробь, приблизительно пятого номера, которая по своему виду больше напоминала рис.Так что иногда стреляя первую - падала вторая утка.


      И тем не менее, добыча была всегда, притом я добывал не больше того, что влезает в солдатский вещмешок.
      На обратном пути, после очередной охоты, я расположился возле густого камыша, чтобы передохнуть, спрятавшись от сильного северного ветра ветра. Скажу откровенно нулевая температура была для нас стихийным бедствием, мы к к таким холодам были не привыкшие.

      Гуся заметил, метров издали, он летел, буквально цепляя крыльями верхушки камыша и держал курс строго на меня. Я успел только дослать один патрон и твердо был уверен, что мне этот трофей не светит, но желание выстрелить по такой огромной птице было огромным. Расстояние быстро сокращалось, я уже видел каждое перышко, и вскинув ружье – выстрелил.



      Гусь резко отвернул вправо, а ветер сильно бросил его на землю.
      При моем приближении он попытался взлететь, но опять свалился от порыва ветра, а потом просто пустился наутек, размахивая крыльями. Но не тут то было, мой юношеский адреналин был таким взрывом, что я наверное догнал бы даже улетающего гуся. Так что спустя мгновения, я уже лежал на заветном трофее, приводя в порядок своё дыхание и любуясь первой серьезной добычей. Это незабываемый миг триумфа мальчишки.
      Потом еще долго искал у гуся место попадания, так и не нашел.
      Дома с гордостью выслушивал похвалы отца, бывалого охотника, воспитавшего трех сыновей — охотников.
      С тех давних пор, охота на гусей стала приоритетной, я делал профиля из рубероида, которые в ветреную погоду сгибались в дугу, но это не мешало успешно охотиться и добывать желанные трофеи все той же литой дробью с расстояния 20-30 метров.


      На Камчатке охота на гусей в основном проходила на побережье Тихого океана весной, когда тысячные стаи тянули на север, правда приходилось долго ждать, когда упавших в океан битых птиц прибой вынесет на берег.

      Более целенаправленная охота на гусей проходила в Карелии.
      Я еще застал времена, когда пролетающий на север гусь, надолго задерживался на полях, когда на Олонецких просторах еще не стояли гусятники плечом к плечу, а птицы было безумно много.

      Тысячные стаи располагались на колхозной пахоте в зеленой зоне города, и задолго до открытия, я ежедневно приезжал полюбоваться лапчатыми, бесстрашно бродившими вдоль дороги, будто понимая, что находятся в охранной зоне. Разрешенные угодья разделялись с запреткой железнодорожным полотном, и гуси, совершая вечерний облет, именно над железкой подымались повыше.


      Охоту я готовил очень тщательно.
      В центре поля, где были замечены стаи гусей, выкапывал яму и маскировал кустами, профиля были сюрреалистичные, немного полукорпусников.
      Охота весной открывалась с 1 по 10 мая, мест хватало всем, большая часть охотников отдавала предпочтение глухарям и косачам на токах, кто-то любил охотиться на селезней, кто-то на вальдшнепов.
      Охота на гусей была классической, строго в районе 6 утра пролетали «разведчики», после появлялась остальная масса, с гоготом они комарами кружили над головой, как правило через час-другой можно было заканчивать охоту.
      Канадская казарка – большая редкость в Карелии, и лишь однажды еще до прилета разведчиков, я заметил на фоне леса низколетящую пару огромных силуэтов гусей, они молча проследовали стороной.



      Гуси? В сумерках? Молча и низко? Я был озадачен. Ранее канадцев видел только в зоопарках.
      Уже после полного рассвета, когда охота была в разгаре, эта же пара, неожиданно возникли на бреющим полете и по охотничьему счастью мы оказался на траектории их полета.
      Первого я положил сразу перед скрадком, второго оставил сыновьям, а после ихнего « доброго салюта» в сторону гуся, я разрядил полуавтомат по набирающему высоту летающему птеродактилю.
      Стрелял единицей, всем своим нутром чувствуя, как дробины впиваются в цель, и только набрав уже недосягаемую высоту, гусь камнем рухнул на поле.
      Когда ко мне подходил сын с добытым гусем, первые его слова были – папа, страусы начали летать? Размеры канадца впечатляют, серый или гуменник рядом с ними, выглядят кряквами.


      Один из добытых попал в музей, другого я увековечил себе на память в виде медальона. С тех пор, крылатых земляков известных хоккеистов, я никогда не встречал.
      Случайно добытых гусей на утиных охотах, было великое множество, и добывались они обычной дробью, не крупнее пятого номера.
      Довелось лишь раз постоять на знаменитой дороге, проходящей вдоль берега Ладоги, где собираются сотни охотников в ожидании гусей, направляющихся со льда озера на кормовые поля. Высота полета как правило не менее 40-50 метров, а сраженные гуси падают в густой лес. Охотники приезжают с различных городов, и всем хватает места, правда добывают не все и не много. Мне не понравилась такая охота, поэтому больше я не принимал в ней участия. Уж слишком там много охотников , считающими своё оружие сверхдальнобойным.
      В отличии от весны, осенние стаи не уделяют столько внимания полям, направляясь на юг, поэтому гусь попадался под выстрел только случайно, специально я на него не охотился.
      Недалеко от моей дачи, находилось огромное болото, ширину которого не осмелюсь обозначить, и однажды собирая клюкву поздней осенью, я увидел посадку большой гусиной стаи к противоположному краю.
      На следующий день, вооружившись биноклем, уже наблюдал в каком огромном количестве гуси захватили болото, отъедаясь перед дальней дорогой на юга.
      С нетерпением дождался весны и едва заметив первую стаю пролетающих гагунчиков, помчался с биноклем посмотреть на болото. Так и есть, болото было в темных точках.
      Накануне открытия, отправился к месту гусей с вечера.
      Это было что-то ужасное, пробираться по утопающему под ногами мху с тяжелым рюкзаком, в котором было только необходимое. Несколько раз внутренний голос разворачивал меня в обратную сторону, но видев впереди улетающих и прилетающих провокаторов охотничьей страсти, я продолжал двигаться в их направлении.



      Пройти смог не более 2-3 км, к концу пути твердо уверив себя, что больше этого делать не буду.
      То, что я прибыл на место, я понял по обилию гусиного помета. Выбрав место посуше, кое-как перекусил, и забравшись в спальник — отрубился.
      Темнеет в майской Карелии ближе к 23-24 часам, а уже в 3 начинает светать, но каково было мое изумление, когда еще до рассвета вокруг меня стали рассаживаться гуси и громко переговариваться. Если бы у охотника был хвост как у спаниеля - думаю он бы у меня оторвался.

      Разглядеть их в маленькое отверстие из палатки не получилось. Это состояние невозможно передать. Я заряжал ружье очень аккуратно и медленно, стараясь не издать лишнего металлического звука, и все же разок звякнул. Они лишь на секунду замолкли и продолжили болтать. Всем нутром я ощущал гусей вокруг себя.
      Гуси взлетали и садились, то ли дрались, то ли купались в болотистых лужицах — все это я слышал, но увидеть пока не мог.
      И все же этот момент настал.
      Метрах в тридцати, прямо напротив выхода из палатки, плотно, как мне показалось, сидели с десяток более крупных гусей, по сравнению с остальными. Едва сдерживая себя от выстрела, я ждал четкого видения мушки. Гуси, то расходились, то собирались в более плотную кучу. Выбрав момент, выпустил сразу три единички итальянского clevera.
      Было такое ощущение, что палатка взлетела вместе с гусями, я был в центре гусиной паники. Рядом распластались два гуменника, а чуть подальше пытался уйти пешком третий, но споткнувшись, решил больше не вставать.
      О чем бы подумал любой охотник в этот момент? О своей удаче? Возможно. Я же думал о другом — а как мне идти обратно?
      Поднеся трех гусей к палатке я и вовсе загрустил, ощутив их "неприличный" в данный момент вес.
      Дал себе честное пионерское, что еще пара и все!
      Собрал палатку, и не выставляя профиля, едва усевшись в раскладном скрадке, услышал сзади это трепетное га-га-га.
      Они шли на посадку без всяких облетов, и ненужны им были гусиные профиля, кучкой лежащие рядом со скрадком.
      Это было ИХ место, Их столовая.


      Пролетают в двадцати метрах, я выбираю первого и он, перестав махать крыльями, комом сваливается на поляну с клюквой.
      Гуси летят низко, разбитые на стаи по 30-40 штук, красиво пикируя и "болтая" на посадке, усаживаются в разных сторонах от меня не более чем сотне метрах. Белолобые, пискульки, казарки — все вместе, и даже одиночные кряковые утки.
      Очередную стаю серых я стрелял метров с двадцати, строго выбирая первого. Потом еще долго наблюдал за налетающими гусями, уже упаковав свои вещи, все дальше оттягивая момент начала обратной дороги. Особенно грустно было смотреть на связанную между собой пятерку жирных гусей. Но свой груз — не груз, и идти надо было в любом случае.
      Отдых был через каждую сотню метров, уже после первого километра я был твердо уверен, что не буду повторять этого подвига, а в конце пути возникла мысль — а не продать ли мне ружьё?
      Но уже на следующий день, сидел на вечерней зорьке и ругал себя за мимолетную слабость…
      Как же это здорово — быть охотником!



      В.Хныкин
      Материал с личного сайта
    • By Кирилл voenkov
      Друзья, сегодня, 18 января 2017,  появился в свободной продаже первый номер «Российской охотничьей газеты» № 1-2.

      Две статьи посвящены «ценам и поборам» при загонной охоте на лося.

      Игорь МАКСИМАТКИН «О ПРЕЙСКУРАНТАХ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ СБОРАХ» (стр.5)

                В этом сезоне удалось принять участие в коллективной охоте на лося в Подмосковье. Хорошо, что такая охота у нас сохранилась! Но вот обнаружились некоторые новшества… 

      Полный текст статьи доступен на фото.

      Кирилл ВОЕНКОВ «А БЫЛ ЛИ ШАНС?» (стр.16)

                Дожив до охотничьих седин и, казалось бы, повидав за 21 год активных и разнообразных охот, если не всё, то многое, не перестаю удивляться бессовестной находчивости отдельных представителей частных охотничьих структур…

                Полный текст статьи можно прочитать здесь

      http://ohotarius.ru/posts/1691/


    • By Кирилл voenkov
      ЗАСИДКА: ОПЫТ И ПРАКТИКА.
                С не поддельным интересом и карандашом в руках «проработал» статью Владимира Заварзина «ЧУДЕСА И ВЕТЕР», опубликованную 9 ноября 2016-го года в «РОГе» за номером № 44 – 45 и посвящённую засидочной охоте. Настораживает, что наиболее уязвимые моменты в «работе» засидчика Владимир «отдаёт на откуп» самим охотникам,  а результат многолетнего неустанного труда «над собой» преподносит как удачу или «чистое везение».
       
                Всех охотников, условно конечно, можно объединить в три группы: 1 – «диванные» охотники – сказочники, так сказать «бывалые»; 2 – охотники, которые посещают угодья от случая к случаю, практикуя, в первую очередь, наименее трудозатратные  и энергоёмкие для себя охоты, зачастую, подготовленные специально обученными людьми охотхозяйства; 3 – охотники – практики, посещающие угодья 8 – 10 раз в год, использующие в дискуссиях связку «факты – цифры – аргументы», подтверждённую фотоотчётами. Только в период с сентября по ноябрь этого года я четыре раза охотился в любимых угодьях  Новгородчины, днём – с гончими, вечером и ночью – на овсах и приваде, и, опираясь на этот оцифрованный факт, без опаски отношу себя к третьей группе охотников. Ведь были и Рождественские охоты, и «Весна в Новгородской глубинке» (РОГ № 24 от 15.06.2016), а впереди ещё закрытие разрешений на лося и кабана, отложенное на начало декабря…
                «Какой низкий?! Какой неправильно?! Да ко мне на двухметровом лабазе, когда курю, медведь подходит в упор, сапогом по голове могу ударить! Вот так, Кирилл, здесь уже не знаешь, кому верить. Тебе, молодому охотнику, или «кондовому» костромскому.»  /цитата из статьи «ЧУДЕСА И ВЕТЕР»/.
                 Уважаемые читатели, сия реплика «кондового» костромского охотника очень смахивает на байку «у костра» под «рюмку чая», коих за свою более чем двадцатилетнюю практику охотника - засидчика, я выслушал не мало. Ещё более печально, что Владимир принял её «за чистую монету» и подал в статье «на блюдечке с голубой каёмочкой», как «убойный» выстрел в мой адрес. Охотничья братия, обычно, говорит в подобных случаях: «Такой большой, а в байки верит!». 
                Закончим лирику – перейдём к свежей практике.
                Про слух зверя. Охотник из бригады «счастливого прапора» никак не мог добыть медведя «на овсах» в прошлом сезоне. Садится на вышку – нет медведя, слез и ушёл – тут как тут – и зерно с колосьев снято и овсяная свежая «лепёшку» напротив лабаза «дымится». И посоветовал ему бригадир сесть на вышку вдвоём с напарником, посидеть часок-другой, и потом одному уйти, как обычно, после неудавшейся засидки. Сработало! Не успел напарник отойти от поля и полукилометра, как косолапый без опаски вывалился «на хлеба» и был добыт двумя выстрелами с дистанции 15-20 метров. Факт! Вывод: у зверя отличный слух и сообразительность. Я, каюсь, забыл у добычливого охотника спросить про ветер – какой он был «правильный» или нет – но, могу предположить, что о ветре тогда вообще никто не думал…
                Про курево засидчика. Многочасовые засидки на лабазе у солонца с целью мониторинга и фотографирования зверя в угодьях в текущем сезоне у очень опытного и именитого охотника-следопыта успехом не увенчались. Причин две: 1 – волею проведения в дни засидок к солонцу пытались подойти лосихи; 2 – охотник перед засидкой накуривался вдосталь, так сказать,  «впрок» и, махорочный аромат, совершенно очевидно, отпугивал коров. Это факт! Я подчёркиваю – коров! Есть мнение, что лоси-самцы менее чувствительны к запахам табака, но достоверных фактов, подтверждающих это предположение, у меня нет. Вячеслав Максимов – уважаемый томский охотник и известный общественный деятель - в одном из своих рассказов из цикла «Таёжные прогулки» сетует, что пока курил, никак не мог добыть лосей. Как завязал – ситуация коренным образом изменилась...
                Про иные посторонние запахи. «Ноябрьские праздники» на Новгородчине в этом году радушно встречали гостей обильным снегопадом и ночной температурой до минус десяти градусов. Днём мы охотили белячков с гончими - за три дня взяли всего одного. Очень мало зайца в этом году.  Вечерами и ночами поочерёдно караулили лис. На приваде была добыта в безветрие всего одна лиса и именно тем охотником, который последовал моему совету и не стал во время ужина наслаждаться салатами, в состав которых входили антипростудные ингредиенты в виде лука и чеснока. Факт! Алкоголь перед охотой лично для меня абсолютно не приемлем и коллектив, с которым я охочусь «плечом к плечу», стойко и мужественно преодолевает искушения «зелёного змия» перед охотой. А с недавнего времени 100 грамм за то,  «Чтобы рука не дрогнула», «Чтоб глаз не подвёл», «Чтобы нос не замёрз» … ещё и противозаконно.
                Про высоту засидки и ветер. Из уст авторитетов-старожил неоднократно звучало, что их деды уже в преклонном возрасте, устраивали лабазы в метре над землёй у медвежьих троп.  Их лабаз состоял из двух жердей, прибитых или привязанных к соседним деревьям. Одна – для ног, являясь и ступенькой и «площадкой» одновременно, другая – под «мягкое место». Выше забираться и обустраивать засидку им было не по силам, да и считали это лишним. И добывали стреляя «в упор»!
                 Какой ветер «правильный»? Владимир считает, что тот, который дует от поля на засидчика. Большинство зверей перед выходом на кормёжку обходят поле кругами. И тут «ветер в лицо» засидчику может сыграть отрицательную роль «за его спиной». Совершенно справедливо Владимир советует обустраивать засидку на высоте «никак не ниже пяти метров», чтобы восходящие потоки воздуха растворяли чуждые лесным обитателям человеческие ароматы в кронах деревьях. Но… Однажды, поздней осенью, когда погода капризна и переменчива, я сидел на лабазе, обустроенном между двух толстых берёз на высоте трёх метров от земли. Неожиданно, «вдруг, откуда не возьмись», налетел порывистый ветер. Мощные деревья стали раскачиваться так,  что по телу пробежала лёгкая не приятная дрожь. А что будет с засидкой, расположенной, по совету Владимиру, значительно выше? Наш коллектив обустраивает вышки и лабазы на трёхметровой высоте над уровнем земли, считая это необходимым, достаточным и безопасным. В прошлом году я имел переписку с охотником, который, по совету «бывалых», засел на высоте около шести метров. Зверя он выследил, но при прицеливании упал с лабаза, сломав обе ноги – поперечный ремень безопасности он не сделал. «Лучше бы я как мой дед, на пне у тропы сидел…» - с досадой рассказывал мне Николаич (отчество изменено) – засидочная охота с момента трагедии для него стала недоступна – кости срослись не правильно. Да и страх оступиться повторно, думаю, засел внутри глубоко и основательно, отдавая соответствующие команды головному мозгу! Случайно оступившись ночью на обледеневшей ступеньке вышки, я однажды «спрыгнул» с трёхметровой высоты в снежный сугроб по колено. Отделался растяжением мышц правого коленного сустава, которые потом долго лечил. Техника безопасности на охоте – написана кровью – и об этом забывать нельзя!
                В завершение приведу мнения охотников-засидчиков, поделившихся со мной опытом в личных беседах (орфография исходная).
                Петр Мокропуло – опытнейшей охотник – засидчик: «Кирилл, я конечно медведей из засидки не стрелял, но кабанов настрелял столько, что, наверное, Владимиру Заварзину и не снилось. Но только у нас засидка оборудуется на земле, у нас вышки не оборудуются. Главное, правильно рассчитать направление ветра и маскируйся и жди выхода животного. И вообще, я не признаю охоту с вышек, охотник и зверь должны быть в одинаковых условиях, вот тогда это настоящая охота!»
                Максим Самарин - потомственный охотник - сибиряк: "Когда  меня отец  и дед учили охоте на лабазе, то мы садились на тропы и солонцы на сучки деревьев. Их высота была в среднем от 2 до 4 м. Но самое главное, перед тем как сесть, мы переодевались в одежду, которая хранилась отдельно переложенная еловыми и пихтовыми ветками, что приводило к минимизации посторонних запахов. Поэтому, отец и дед не заморачивались с высотой лабаза".
                Геннадий Старовойтов – бывший егерь - засидчик-профессионал: "Насчёт высоты. Я когда работал егерем, в лесу построил вышку, но, не отдельную, а на краю еловой посадки, используя 4 ёлки стоящие в квадрате. Сделал её двухэтажной, то есть, на земле подкормка, на втором этаже  - веники, зерно, соль, ну и так далее. Место вокруг расчистил в радиусе 30 метров, впереди вышки. Высота 3 метра от земли, рядом, соответственно, солонцы и ещё одна подкормочная площадка открытая. Посещаемость, по истечении определённого времени пока привыкли, была просто превосходная. Так вот, я с этой вышки, не раз наблюдал за лосями, косулями, зайцами и кабанами.  И они меня не чуяли, какой бы не был ветер. Но это в лесу, в посадке. Я считаю 3-х метров достаточно, чтоб зверь тебя не учуял."
       
       
                 Коллеги, при формулировании выводов и рекомендаций начинающим засидчикам, опирайтесь, пожалуйста, на «факты – цифры – аргументы», подтверждённые фотоотчётами,  тогда и количество «холостых» советов будет сведено до минимума. И помните – Ваша «удача» на засидке – это результат каждодневного упорного труда либо Вашего, либо того, кто Вас пригласил. Удачи на засидке!  
                                                                                                                                                                                                                          С уважением, Кирилл Военков, Лидер ohotarius.ru        


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.