Jump to content

Кинологическая библиотека.


 Share

Recommended Posts

Е. Л. Иерусалимский.

Экстерьер собаки и его оценка. 

ИЗДАТЦЕНТР Москва 2002

 

http://dog.adgth.ru/files/library/kinology/erusa_exterrier.htm

 

Оглавление

 

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ОСНОВЫ ОБЩЕГО ЭКСТЕРЬЕРА СОБАКИ

 

1.1. АНАТОМИЯ И ФИЗИОЛОГИЯ СОБАКИ................................................................ 8

1.1.1. ОСТЕОЛОГИЯ .......................................................................................... …………8

1.1.2. МУСКУЛАТУРА СОБАКИ .................................................................................... 13

1.1.3. КОЖНЫЙ ПОКРОВ СОБАКИ ................................................................................ 13

1.1.4. АППАРАТ ПИЩЕВАРЕНИЯ СОБАКИ ................................................................ 15

1.1.5. ДЫХАТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ ..................................................................................17

1.1.6. КРОВОЛИМФООБРАЩЕНИЕ.............................................................................. ..18

1.1.7. СИСТЕМА МОЧЕВЫДЕЛЕНИЯ ............................................................................ 18

1.1.8. ОРГАНЫ РАЗМНОЖЕНИЯ .................................................................................... 18

1.1.9. ОРГАНЫ ЧУВСТВ ....................................................................................................19

1.1.10. НЕРВНАЯ СИСТЕМА (НС).................................................................................... 22

1.2. СТАТИ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОБАКИ .........................................22

1.2.1. ГОЛОВА ..................................................................................................................... 23

1.2.2. ШЕЯ .............................................................................................................................33

1.2.3. ТУЛОВИЩЕ............................................................................................................... 37

1.2.4. ХВОСТ........................................................................................................................ 45

1.2.5. ПЕРЕДНИЕ КОНЕЧНОСТИ .................................................................................... 47

1.2.6. ЗАДНИЕ КОНЕЧНОСТИ ......................................................................................... 52

1.2.7. ДВИЖЕНИЯ ............................................................................................................... 59

1.2.7. ШЕРСТНЫЙ ПОКРОВ...............................................................................................66

1.2.8. ОКРАСЫ .....................................................................................................................70

1.2.9. ТИПЫ СЛОЖЕНИЯ СОБАК.................................................................................... 74

 

Глава 2. БИОМЕХАНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СОБАКИ

 

2.1. ОПИСАНИЕ БИОМЕХАНИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ..................................................... 78

2.1.1. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 1 ........................................................................................80

2.1.2. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 2........................................................................................ 81

2.1.3. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 3.........................................................................................82

2.1.4. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 4........................................................................................ 82

2.1.5. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 5........................................................................................ 84

2.1.6. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 6........................................................................................ 88

2.1.7. АНАЛИЗ ПОСТУЛАТА 7........................................................................................ 89

2.1.8. ОТИМАЛЬНАЯ ФОРМА ГРУДНОЙ КОСТИ ...................................................... 90

2.1.9. СВЯЗЬ ФОРМАТА С АЛЛЮРОМ ......................................................................... 91

2.1.10. СТЕЛЮЩАЯСЯ РЫСЬ...........................................................................................93

2.1.11. ИНОХОДЬ ............................................................................................................... 94

2. 2. К ВОПРОСУ О СЛОЖЕНИИ РУССКОЙ ПСОВОЙ БОРЗОЙ

И НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ С ПОЗИЦИИ МОДЕЛЬНОГО ПОДХОДА

 

2.2.1. БИОМЕХАНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ РУССКОЙ ПСОВОЙ БОРЗОЙ ....................98

2.2.2. ЭВОЛЮЦИЯ СИЛУЭТА НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ............................................. 102

Глава 3. ГАРМОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СОБАКИ, ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ

 

3.1. ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ .................................................................................................110

3.1.1. ПРИНЦИП ДЕЛЕНИЯ ЦЕЛОГО В РАВНОМ ОТНОШЕНИИ.......................... 110

3.1.2. ПРИНЦИП ДЕЛЕНИЯ ОТРЕЗКА В СРЕДНЕГАРМОНИЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ .111

3.1.3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЕВКЛИДА ................................................................................. 111

3.1.4. БОЖЕСТВЕННАЯ ПРОПОРЦИЯ ........................................................................ 113

3.1.5. ЧИСЛА ФИБОНАЧЧИ ...........................................................................................114

3.2. ГАРМОНИЧНОЕ СЛОЖЕНИЕ СОБАКИ .............................................................. 116

3.2.1. ПРОПОРЦИЯ 1........................................................................................................ 117

3.2.2. ПРОПОРЦИЯ 2........................................................................................................ 118

3.2.3. ПРОПОРЦИЯ 3........................................................................................................ 118

3.2.4. ПРОПОРЦИЯ 4........................................................................................................ 118

3.2.5. ПРОПОРЦИЯ 5........................................................................................................ 120

3 3. ГАРМОНИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ...................................... 121

3.3.1. БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ ............................................................................................ 121

3.3.2. СПОКОЙНЫЙ ТИП НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ .................................................... 121

3.3.3. ПЕРЕНАПРЯЖЕННЫЙ ТИП НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ.......................................122

3.3.4. НАПРЯЖЕННЫЙ ТИП НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ ............................................... 123

3.3.5. АНАЛИЗ ПРОПОРЦИЙ ...........................................................................................123

3.3.6. ПУТИ ЭВОЛЮЦИИ НЕМЕЦКОЙ ОВЧАРКИ...................................................... 124

3.3.7. ТУПИКОВЫЕ ПУТИ ............................................................................................... 125

 

Глава 4. О ПОВЫШЕНИИ КВАЛИФИКАЦИИ ЭКСПЕРТОВ-КИНОЛОГОВ

 

4.1. ИСТОРИЯ И СУЩЕСТВО ВОПРОСА ......................................................................127

4.1.1. НЕОБХОДИМОСТЬ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ....................................127

4.1.2. СПЕЦИФИКА СОВЕТСКОЙ КИНОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ...........................127

4.1.3. ПЛЮСЫ И МИНУСЫ СОВЕТСКОЙ КИНОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ..............129

4.1.4. ПРАКТИЧЕСКИЙ ПУТЬ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ............................ 131

4 2. РЕКОМЕНДАЦИИ СОИСКАТЕЛЯМ ЗВАНИЯ ЭКСПЕРТА РКФ .........................132

4.2.1. ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ СОИСКАТЕЛЕЙ............................................................... 132

4.2.2. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО СОСТАВЛЕНИЮ ОПИСАНИЙ...................................... 133

4.2.3. О ПРОФПРИГОДНОСТИ ЭКСПЕРТОВ-КИНОЛОГОВ ...................................... 188

4.2.4. КРИТЕРИИ ОЦЕНОК ............................................................................................... 189

4.2.5. МАСТЕРСТВО ЭКСПЕРТИЗЫ ............................................................................... 190

 

 

 

Link to post
Share on other sites

  • 2 weeks later...

 

 

В. Гусев, Е. Гусева

КИНОЛОГИЯ

http://libed.ru/knigi-nauka/1057845-1-v-gusev-guseva-kinologiya-posobie-dlya-ekspertov-vladelcev-plemennih-sobak-istoriya-odomashnivaniya-anatomiya-fi.php

Пособие для экспертов и владельцев племенных собак

История одомашнивания

Анатомия и

физиология

Экстерьер собак и его оценка

Наследственность и ее законы

Программа подготовки экспертов

Москва

АКВАРИУМ

2006

УДК 636.7

ББК 46.73

Г96

Гусев В.Г., Гусева Е.С.

Г96 КИНОЛОГИЯ. Пособие для экспертов и владельцев племенных собак. – М.: ООО «Аквариум-Принт», 2006. – 232 с: ил.

ISBN 5–98435–359–8 Эта книга – руководство по подготовке экспертов и селекционеров, ведущих племенную работу с породами. В книгу включена программа курсов экспертов и освещены все её разделы. Приведены контрольные вопросы, включаемые в экзаменационные билеты.

Основные разделы книги посвящены экстерьеру собак и его оценке, организации выставок, племенной работе с породами, разведению и воспитанию наших четвероногих друзей. Вопросы анатомии и физиологии собак, генетики и законов наследственности освещены в доходчивой форме, с сугубо практическим уклоном. С большой полнотой авторы излагают историю приручения собак, их роль в становлении человечества и пути развития кинологии в нашей стране.

Книга изначально задумана как пособие для собаководов, занимающихся на курсах экспертов-кинологов. Но практический опыт авторов, изложенный тепло и живо, несомненно заинтересует как начинающего собаковода, так и многоопытного эксперта.

Авторы: Гусев Владимир Гаврилович – эксперт всесоюзной категории по всем породам собак, Гусева Елена Сергеевна – эксперт всероссийской категории по охотничьему собаководству.

УДК 636. ББК 46. Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

© Гусев В.Г., Гусева Е.С., ISBN 5–98435–359– © ООО «Аквариум-Принт», ВВЕДЕНИЕ На протяжении миллионов лет собака – первое прирученное животное было и остается самым домашним, войдя в человеческое общество не только помощником в борьбе за существование, но в качестве друга, любящего и беззаветно преданного.

Link to post
Share on other sites

Хилари Хармар


РАЗВЕДЕНИЕ СОБАК    http://libed.ru/knigi-nauka/1101296-1-hilari-harmar-razvedenie-sobak-etoy-knige-est-massa-interesnoy-informacii-nadeyus-naydete-chto-to-poleznoe.php


В этой книге есть масса интересной информации, надеюсь, и вы найдете что-то полезное


для себя.


ОГЛАВЛЕНИЕ


 


Глава 1. Практическое введение в генетику и разведение собак


Глава 2. Племенной кобель


Глава 3. Племенная сука


Глава 4. Бесплодие


Глава 5. Подготовка к вязке


Глава 6. Вязка


Глава 7. Беременность


Глава 8. Рождение щенков


Глава 9. Осложнения при щенении


Глава 10. Новорожденные щенки


Глава 11. Щенки сироты


Глава 12. Выращивание щенков


Предисловие Дорогой читатель!

Edited by English Pointer
Link to post
Share on other sites

Натаска легавой собаки
Большинство издававшихся когда-либо руководств по натаске легавых собак построено по общему шаблону установившихся традиций и рутинных установок. Произошло это, быть может, потому, что авторы этих руководств, повидимому, исходили не из своего опыта, а пользовались материалами, дополняя их своими выводами и соображениями. Читая эти руководства, охотник придет к заключению, что натаска собак - дело, малодоступное рядовому охотнику, не отличающемуся большим опытом, что натаска требует большой затраты времени на всевозможные предварительные дрессировки - комнатные, полевые и т. д. Автор этой статьи, основываясь на личном многолетнем опыте, пришел к выводу, что сущность натаски легавых собак - дело простое, не требующее большой затраты времени.
Само собой разумеется, прежде чем начать учить, т. е. натаскивать щенка или молодую собаку, натасчику необходимо знать основные требования, предъявляемые к легавой собаке. Требования эти просты и общеизвестны. Легавая собака должна зигзагообразным поиском отыскивать дичь, особенно тщательно обыскивая места по указанию натасчика, делать стойку у найденной дичи, когда подойдет к собаке охотник, подымать на крыло найденную птицу, оставаться на месте при взлете птицы, ни в коем случае не преследуя ее. Врожденные качества породных легавых собак настолько сильны, что остается только правильно направить их, и успех будет очевиден в первый же выход с собакой в натаску.
Первый выход с собакой в поле имеет чрезвычайно большое значение, и поспешность в этом, деле недопустима. Если выход не принесет пользы, то, значит, принесет вред, ибо собьет собаку с толку - она не поймет, зачем ее выводили в поле. Вот почему необходимо первому выходу с собакой в натаску уделять особое внимание. Ввиду того что качества легавой собаки должны в значительной степени проявиться с первого же выхода в поле, разумеется, что этот выход должен быть произведен прямо на дичь (дупель, перепел, молодой бекас, гаршнеп), при том на точно замеченную перемещенную птицу.
Трудно предвидеть, как удастся охотнику создать эту абсолютно необходимую обстановку для первого выхода. Найдет ли первую птицу уже натасканная собака, с которой вышел второй охотник, проследит ли натасчик место посадки дупеля, вылетевшего из кустов на вечерней заре в открытое кормовое место, использует ли он подпускную птицу, но во всяком случае птица для натаски, в особенности для первых выходов, абсолютно необходима.
Допустим, охотнику не представляется возможным получить для натаски дупеля в естественных условиях, и он вынужден прибегнуть к созданию хотя и искусственной обстановки, но значительно приближающейся к естественной. Чем естественнее будет создана обстановка, чем строже будет птица, тем больше будет успеха.
Приобретая перепела, наиболее уживающегося в неволе, непременно со здоровыми крыльями, лучше мало сидевшего в неволе, строгого, охотник делает связку одного крыла, прошив иголкой в середине крайнее маховое перо, и привязывает к нему плотно, этой же ниткой, следующие пять маховых перьев. Затем стреноживает толстой ниткой ноги, так, чтобы расстояние между ногами было около 2 сантиметров, и перепел подготовлен для эксперимента. Конечно, все эго проделывается не на виду у собаки; наоборот, собака не должна даже встречаться дома с этой птицей.
Теперь натасчику необходимо сухое поле, без росы, без кустов, с реденькой (не выше 1-5 сантиметров) травкой (например, вытоптанный скотом выгон или зеленя, без кустов), так как перепел спрячется в первый же куст и будет таиться. Натасчик берет с собой достаточно крепкую (толщиной в обыкновенный карандаш) веревку (на первое время длиной 6-7 метров) с неподвижными на концах ее петлями; размеры петель чуть более ошейника, чтобы они могли надеваться и сниматься через голову собаки. Затем последнее, что необходимо охотнику, - это рукавица или перчатка для левой руки. Взяв с собой в правый карман пиджака подготовленного перепела, находившегося в плоском ящике с матерчатым потолком, охотник, заколов карман английской булавкой, берет на приготовленную с двумя петлями веревку собаку, хотя бы даже пяти-шестимесячного щенка, и отправляется на заранее выбранное поле. Имея в виду, что перепел будет стремиться уйти в кусты или под деревья, охотник отходит от этих предметов шагов на 200-250. Собака же, с которой охотник идет навстречу ветру, впервые попав в поле, оживленно тянется на веревке, и голова ее находится на расстоянии 0,5 метра от левой руки; конец веревки с другой петлей свободно волочится по полю.
Помня, что всегда и неизменно при натаске надо вести собаку навстречу ветру, натасчик, продолжая свой путь, осторожно, незаметно для собаки вынимает на ходу правой рукой перепела и легкими движениями руки пускает его против ветра в горизонтальном направлении, на уровне конца уха собаки. Впервые увидев перепела, собака будет озадачена. Охотник, используя этот очень короткий момент, тут же натягивает веревку и, перехватив правой рукой за ошейник, не переставая следить за улетающим перепелом, тянет собаку назад, а левой рукой слегка надавливая на ее поясницу, приговаривает непременно спокойным тоном: «даун», «даун». При этом он старается уложить собаку, но очень мягко и спокойно, чтобы не напугать ее при первом влечении к птице. В крайнем случае собака может не так чисто лечь, она может лишь присесть. Важно, чтобы она поняла, что преследовать птицу нельзя. При натаске нужно уметь хорошо замечать место посадки перемещающейся из-под собаки птицы; иначе будет сорван первый выход, и придется отправиться домой. Хорошо заметив место посадки перепела, отлетевшего шагов на 60-75, охотник, не задерживая собаку в позе лежа или сидя, идет напрямик к птице, держа уже собаку на веревке не в 0,5 метра от себя, а в 2 метрах. Не доходя до места посадки перепела шагов на 15, охотник ведет собаку зигзагами, постепенно приближаясь к перепелу, но так, чтобы ветер дул от птицы к собаке. Одновременно охотник показывает в сторону птицы правой рукой, тихо приговаривая «ищи...» «ищи...» В один из этих моментов собака причует верхним чутьем почти не давшего следа перепела, так как с запахом его она только что ознакомилась в момент полета перепела и, потянувшись к нему, вероятнее всего, станет на первую свою стойку по чутью. Ослабив веревку и перехватив ее вновь на 0,5 метра от головы собаки и непременно погладив ее и продержав на стойке около 10 секунд, охотник продвигается вперед, тихо говоря: «вперед», «вперед».
При приближении перепел взлетит, а охотник в самый момент взлета, продолжая следить за перепелом, спокойно, без грубостей, но решительным тоном укладывает собаку так же, как в первом случае. При этом надо помнить, что интонация голоса имеет громадное значение; поэтому при взлете перепела лучше приказать лечь собаке мягко, чем слишком строго. Строгое одергивание собаки при взлете птицы повлечет за собой в лучшем случае тугую подводку, т. е. собака не будет подымать на крыло птицу, а в худшем, бросив стойку, отойдет от птицы. Объяснить это легко: у собаки запечатлится неприятность, связанная с моментом взлета птицы, и с этого времени может начаться разлад ее отношений со своим натасчиком. А авторитет натасчика в глазах собаки - это залог абсолютного повиновения.
В последующих случаях наводки на перемещенную птицу следует пускать постепенно, удлиняя веревку, одновременно удлиняя и расстояние, с которого водят собаку зигзагами. На поворотах, прежде чем натянется веревка, следует слегка свистнуть и указать рукой, переменив направление. Преимущество начала натаски по подпускной птице:
во-первых, для многих это доступнее;
во-вторых, в большинстве случаев сразу определяется чутье собаки;
в-третьих, со стреноженными ногами птица не дает следа, следовательно, с первых же выходов собака привыкает брать на чутье непосредственно самое птицу, а не ее след.
Это последнее обстоятельство чрезвычайно важно, так как в противном случае, собака, привыкшая копаться в набродах, может долгое время не проявлять имеющегося у нее даже очень большого чутья, и натаска вследствие этого очень затянется.
Отрицательная сторона первоначальной натаски по подпускному перепелу заключается в том, что даже свежий перепел, пущенный в удобную низкую и редкую траву, взлетает, не подпуская собаку вплотную всего лишь 3-4 раза; затем он начинает таиться, подпуская собаку вплотную. В первом же подобном случае следует, уложив собаку, взять перепела рукой и прекратить дальнейшую работу в этот выход, ибо в естественных условиях собака, привыкнув, что птица таится, стала бы первое время страгивать ее без стойки.
Отрицательная сторона заключается также и в том, что работа по подпускному перепелу может рассматриваться лишь как подготовительная: предварительное ознакомление с птицей, с поведением собаки при взлете птицы, а не как постоянная натаска.
Поработав с собакой по подпускному перепелу два, максимум три выхода, охотник уже достаточно подготовил собаку к тому, чтобы уже с большей надеждой и смелостью вести ее в естественные условия, на дикую птицу. Собака уже знает, зачем ее привели в луга, и не станет интересоваться бабочками и писком птичек, а будет отыскивать дичь, хотя бы пока еще на удлиненной веревке. Надо иметь в виду, что ничто так не портит даже натасканную собаку, как хождение с ней по пустым, без дичи, местам. Поэтому выводить свою молодую собаку для натаски нужно в места, с заведомым присутствием дичи. Рекомендуется дупель, вылетающий на открытые места кормиться. Дупель перемещается недалеко, в иных случаях выдерживает 10 и более стоек. В тех случаях, когда собака начинает беспрестанно следить за птицей, стараясь увидеть места ее посадки, полезно собаке закрывать рукою глаза.
Только вполне убедившись, что собака усвоила требование оставаться на месте при взлете птицы и поняла значение жеста рукой и звука «чшш...» при наводке на перемещенную птицу, охотник может пустить ее уже на самостоятельный поиск, но в первое время с надетой на нее веревкой, притом в местности, где можно рассчитывать скоро найти дичь.
Момент, когда можно пустить собаку с веревкой, и момент, когда можно освободить от нее собаку, зависят всецело от того, как успешно подвигается дело натаски, а успех дела зависит от наличия подходящей дичи и лишь в некоторой степени от индивидуальных качеств собаки.
При наличии дупелей автору этих строк удавалось в первые же выходы с собаками в поле достигать с ними таких успехов, что он позволял себе тут же освобождать их от веревки. Однако эта поспешность, повидимому, доступна тем охотникам, которые уже имеют достаточную практику и накопившийся опыт.
Все эти собаки, которых пришлось автору натаскивать, не подвергались никакой предварительной дрессировке, а росли в специально отгороженном загоне. Благодаря этому они особенно ценили общение с человеком.
Собаки, испорченные бессмысленными и вредными шатаниями по полям, лугам и лесам, приобретают дурные привычки, губя свои способности. Такие испорченные собаки впоследствии требуют действительно большой затраты времени на их натаску и дрессировку, разочаровывают и раздражают натасчика.
Неверны соображения некоторых авторов, что у молодой собаки нужно предварительно развивать силу, ход и страсть; все это у нее есть, да и притом с избытком. Необходимо так строить натаску, чтобы собака с первого же выхода начинала работать по птице, абсолютно веря натасчику и слушаясь его. Грубое обращение нарушает контакт собаки с ее натасчиком.
Частые свистки настолько надоедают собаке, нервируя и отрывая ее от работы, что она в конце концов начинает отдаляться от охотника, чтобы не слышать этих свистков.
Охотник наказывает собаку за неповиновение свистку, и кончается это полным разрывом контакта охотника с собакой. Собака перестает подходить к рукам охотника, боясь его, садится в стороне и отбегает при приближении охотника к ней.
Автор этих строк, основываясь на личном опыте, — не сторонник пользования искусственным свистком, зная, что руководить собакой можно направлением своего движения и жестами. Если, например, собака отдалилась от натасчика на большое расстояние, натасчику нужно только изменить направление, как собака мгновенно догонит его.
При натаске ознакомление собаки с выстрелом имеет чрезвычайно важное значение. Многие прекрасные собаки часто становятся непригодными для охоты вследствие того, что они были напуганы выстрелами. Выстрел, пока собака не осознала его значения, производит на нее неприятное, раздражающее впечатление.
Все рекомендуемые способы приучения собаки к выстрелу, например пистоном, потом издали и т. д., являются надуманными и крайне рискованными. Важно, чтобы первые выстрелы услышала собака только тогда, когда она уже стала работать по дичи и достаточно пристрастилась к ней. Как сама работа, так в особенности взлетевшая дичь настолько отвлекают собаку, что на произведенный в этот момент выстрел, тем более бездымным порохом, она очень мало реагирует, а на убитой при этом дичи продолжает сосредоточивать все свое внимание.
Достаточно убить из-под собаки 3-4 птицы, как она ознакомится с выстрелом настолько, что вскоре примирится с ним, а впоследствии, поняв его значение, даже полюбит его. Обстреливая собаку предлагаемым естественным методом, охотник никогда ее не напугает. Ни в коем случае не следует собаку знакомить с выстрелом, производя его по птице, не сработанной ею, например на утином перелете или на тяге. Там охотники рискуют напугать молодую собаку, уже знакомую с выстрелом.
А. Чумаков
По материалам журнала "Боец Охотник" 1939 года

Link to post
Share on other sites

К вопросу о размножению и разведению собак.


Размножение собак отнюдь не тождественно их разведению. Для первого всего-то необходимы сука, кобель, минимальные познания о собаках и место в квартире. Второе подразумевает целенаправленную работу с породой, т.е. заводское собаководство. Увы, лишь ничтожная часть людей, гордо именуемых "заводчиками", на самом деле являются таковыми, если, конечно, речь идет не о простом увеличении числа потомков собаки, качество которых обычно не поддается прогнозированию и контролю. В то же время, кинологический опыт, накопленный до революции - опыт помещичьих псарен, благодаря которым, в частности, мы сегодня можем восхищаться изяществом борзых - заслуживает пристального внимания и переосмысления. Нам предстоит заново "открыть" законы селекции, действующие на практике в течение веков и постараться дать им современное научное объяснение.


Общепринятый у нас подход к разведению собак не заключает в себе сколь-нибудь грамотной системы или программы. Всякая работа строится по принципу "от простого - к сложному". Нет очевиднее и банальнее истины, что качество потомства непосредственно зависит от качества родителей и наследственных факторов. В связи с этим, далеко не каждая собака может произвести на свет хорошее потомство, что предполагает необходимость тщательного отбора и выбраковки племенных собак.


При выборе племенного кобеля наиболее ценными считаются препотентные производители. Препотентность - способность животного стойко передавать потомству характерные особенности, даже при спаривании с особями, не сходными с ним и отличающимися друг от друга. Как правило, хороший кобель обладает сильно выраженными половыми признаками, которые выражаются не только в его экстерьерных данных. Он должен быть активным, агрессивным в пределах естественной для породы нормы. Многие очень красивые, но вялые и бесхарактерные кобели оказываются малоценными производителями. С древних времен было подмечено, что "сильный" кобель должен иметь мощный, глубокий голос, без "гнуси" и слабости, обладать выраженным стремлением доминировать среди собратьев. Здесь же заметим, что, согласно исследованиям зоологов, стремление животных к лидерству непосредственно связано с активностью эндокринной системы и, следовательно, имеет самое непосредственное отношение к функциям половой сферы.


Важным фактором полового отбора является привлекательность кандидатов в партнеры для представителей противоположного пола. При составлении пар практически невозможно найти идеальных партнеров. В связи с этим приходится иметь дело с реальными собаками, обычно имеющими те или иные недостатки с различной степенью выраженности. Опыт показывает, что, отбирая производителей, следует неукоснительно придерживаться следующего правила: ни в коем случае не вязать собак с недостатками по одному и тому же признаку, пусть даже и противоположного свойства. Не рекомендуется, к примеру, составлять пару из излишне высоконогих производителей (хотя такое вряд ли кому придет в голову), но так же нельзя спаривать высоконогую собаку с излишне приземистой: в первом случае все потомство будет однообразным - высоконогим, во втором мы получим оба дефекта сразу и не исключены какие-нибудь еще нарушения пропорций. То же самое справедливо как по отношению к экстерьеру, так и темпераменту.


Если вы знаете за своей собакой какой-либо явный или скрытый недостаток, то ее потенциальный партнер должен быть не только от него свободен, но и передавать его отсутствие по наследству. Это правило сотни раз приводилось в различных книгах и пособиях по собаководству, но ему почему-то не всегда уделяют достаточное внимание в практическом разведении. При изучении будущих производителей обращают внимание на выставочные дипломы и родословные. Здесь уместен разговор о производителях и титулах, об их взаимосвязи, а точнее - о возможном отсутствии таковой. Многочисленные титулы оказывают поистине магическое воздействие на неокрепшие души неискушенных заводчиков. Однако гораздо важнее, если победы принадлежат не столько потенциальному партнеру, сколько его предкам и потомкам, так как это уже свидетельствует, что собака происходит из хорошей линии и не обязана своим успехом случайному стечению обстоятельств.


Точное прогнозирование наследуемых признаков возможно только тогда, когда достоверно известны механизмы их наследования и взаимодействия, а также есть полные генетические карты (схемы, на которых указаны абсолютно все гены) родительских форм. Механизмы наследования большинства признаков у собак изучены лишь на уровне гипотез, а генетические карты на каждую собаку составить при нынешнем состоянии науки нереально.


Существуют два метода, две стратегические программы разведения животных: инбридинг (родственное скрещивание) и аутбридинг (кросс) - скрещивание особей, не состоящих между собой в родстве. Оба метода применяются в собаководстве и взаимодополняют друг друга.


Отношение большинства отечественных любителей к обоим методам можно охарактеризовать как двойственное и непоследовательное. Еще совсем недавно инбридинг как метод разведения считался безусловным злом. Подобный взгляд сформировался в ту пору, когда генетика ходила в "продажных девках империализма", но заблуждения по поводу методов разведения и по сей день сильны в сознании неопытных собаководов.


На протяжении многих лет кинологический истеблишмент нашей страны состоял лишь из стойких приверженцев аутбридинга. В последнее время интерес к инбридингу значительно возрос, но несмотря на декларативную поддержку метода немногие рискуют быть последовательными в его применении. Однако пытаться стабилизировать породный тип при помощи одного лишь кросса не менее проблематично, чем сделать одну лужу чище, наливая в нее воду из такой же соседней. Попытаемся понять, почему так происходит, и откуда берутся многие предрассудки и заблуждения.


Что такое инбридинг?


Выделяют различные его формы:


1. Тесный инбридинг - скрещивание животных, находящихся в непосредственном кровном родстве (брат - сестра, отец - дочь, мать - сын; I-II; II-II в родословной таблице).


2. Близкородственный инбридинг - скрещивание животных, находящихся в близком родстве (двоюродные братья и сестры, дядя и племянница, дедушка и внучка и т.п.; I-III; II-III; III-II в родословной таблице).


3. Умеренный инбридинг - скрещивание животных, имеющих общих предков в III-IV колене родословной таблицы.


4. Отдаленный инбридинг - общие предки скрещиваемых животных находятся за пределами четырехколенной родословной таблицы (IV-V; V-V; IV-VI).


Инбридинг, при котором в родословной потомства имеется пара или несколько общих предков, называется комплексным.


Все формы инбридинга с разной скоростью и интенсивностью способствуют переносу и концентрации одних и тех же генов из поколения в поколение. Как мы знаем, в конечном итоге такой процесс приводит к генетическому однообразию - гомозиготности получаемых потомков. Это не значит, что все потомство будет однородным, как раз наоборот, будут появляться отдельные щенки, в которых накопились рецессивные гены (гомозиготы по рецессивному признаку), то есть те качества, которые никак не проявляли себя у родителей.


Идеалом во всех отношениях можно считать собаку, гомозиготную по всем признакам, соответствующим требованиям стандарта или представлениям конкретного заводчика.


Такое животное, обладая идеальным экстерьером, будет передавать потомку генотип своих внешних данных в чистом виде, то есть без каких-либо скрытых качеств и признаков. К сожалению, шансы на получение подобных производителей ничтожно малы, но, тем не менее, именно такое животное теоретически может стать конечным продуктом инбридинга, и его потомство будет однообразно и стабильно.


Стремление вывести производителей, стабильно передающих свои выдающиеся качества потомству, естественно, присуще каждому заводчику. Вывести подобных собак, не прибегая к инбридингу невозможно, поскольку с каждым кроссом генетическое разнообразие потомства увеличивается, и неопределенность наследственных качеств последующих поколений нарастает в геометрической прогрессии.


С другой стороны, когда заводчик делает инбридинг основным рабочим методом, спустя короткое время (часто значительно раньше, чем обнаружатся первые обнадеживающие результаты) он получает целый букет дефектов, пороков и уродств среди потомков внешне нормальных, здоровых производителей. В наших условиях дело кончается скандалом, ползут слухи о вырождении и инбредной депрессии, руководство клуба обвиняют во всех грехах и инбридинг зарывают в могилу. Такое поведение вообще-то присуще возбудимым детям, впадающим в истерику при виде сломанной игрушки, нежели взрослым людям, занимающимся таким серьезным делом, как селекция животных. Произнося, словно заклинание, магическое слово "вырождение", многие не пытаются понять, что стоит за этим явлением. На самом же деле происходит вот что: инбридинг сам по себе не создал гены, отвечающие за дефекты, он лишь сконцентрировал их в части потомков. А гены, как всякая материя, не возникают из ничего и не исчезают, они изначально присутствуют у производителей.


Инбридинг не вносит в генофонд ничего нового, он лишь способствует проявлению уже имеющегося, делает тайное явным. Вы не можете получить уродство или порок путем инбридинга, если обуславливающие отклонение гены отсутствуют у производителей. Собаки, содержащие в генотипе скрытые дефекты, при аутбридинге будут распространять их шире и дальше, причем от их проявления застраховаться не удастся: они "выскочат" при подходящем сочетании генов независимо от метода разведения. Инбридинг же, наоборот, позволяет выделить и сконцентрировать пороки и уродства в части потомков, выявить их и отсечь от полезного набора качеств путем жесткой и бескомпромиссной выбраковки. Только так выводят собак экстра-класса, и пусть необходимость отсева части щенков кому-то покажется жестокой, но все же лучше это делать сразу и сознательно, чем превращать поиск дефектов и "зловредных" генов в игру в жмурки, растянутую на годы и поколения.


Инбридинг и кросс не изобретены человеком, поскольку давно известны в дикой природе. Эволюция и сохранение видов диких животных неразрывно связаны с взаимодействием и чередованием способов размножения. Методом разведения в стабильной группе, занимающей конкретную территорию (ареал), является преимущественно инбридинг. И для стад копытных, и для хищников характера ситуация, в которой более сильный самец спаривается с большим числом самок, принуждая менее сильных конкурентов держаться на отдалении. Часто его потомки женского пола, оставшиеся в стаде, спариваются с ним же.


Наиболее конкурентоспособные самцы, очевидно, передают свои "сильные" наследственные качества потомкам. Естественный отбор жесток и целесообразен: все лучшее, приспособленное, активное выживает и распространяется, а слабые, больные и уродливые особи либо быстро уничтожаются естественными врагами, либо почти не имеют шансов на продолжение рода. Как правило, место состарившегося патриарха занимают сильнейшие из его потомков, вынужденные в период расцвета отца-монополиста держаться на периферии группы и не участвовать в размножении. Так природа накапливает и консолидирует ценные для вида признаки до тех пор, пока изменения условий жизни, характера среды или конкурентоспособности ("силы") генотипа не вызовет потребность в обогащении новой наследственной информацией. Проявляется это по-разному: бескормица или изменение климата вызывают кочевку или распад группы с последующей встречей с самцами иного стада, которые бьют вожака и занимают его место; болезни, уносящие жизнь части поголовья, приводят к миграции чужаков на освободившуюся территорию группы; самец, изгнанный из чужой семьи, побеждает патриарха и занимает его место. Во всех случаях самые приспособленные к конкурентоспособные имеют и лучший генотип, поэтому кросс происходит сразу, как только в стаде (группе) появляются признаки наследуемой слабости - независимо от того, связаны ли они с изменением внешних факторов или таким нарастанием гомозиготности, которое ведет к инбредной депрессии. Хорошее передается из поколения в поколение в одной группе до тех пор, пока не столкнется с лучшим, перевешивающим чашу весов естественного отбора.


Аналогично разводились все породы домашних животных, так как человек, в своей сельскохозяйственной деятельности неукоснительно следовал методам природы, хотя критерии отбора были совершенно иными. Заменив естественный отбор искусственным, животноводы издревле пользовались инбридингом для закрепления полезных свойств и выщепления интересных рецессивных признаков, а гибридизацией и кроссом линий - с целью эксперимента, ведущего к получению новых пород и разновидностей животных.


Если представить породу как изолированную популяцию вида "собака домашняя", то заводскую линию можно рассматривать как стадо или группу. Следовательно, стратегию заводчика можно смоделировать аналогично действию отбора в дикой природе. Суть ее сводится к накоплению и консолидации как ценных и полезных свойств, так и нежелательных, требующих тщательной и жесткой отбраковки животных, несущих вредные и бесполезные наследственные качества. Методом служат различные формы инбридинга. Результатом же являются стабильность типа, накопление ценных признаков, получение животных, гомозиготных по интересующим качествам, то есть идеальных представителей породы и производителей, наследственность которых известна с высокой степенью вероятности.


Однако инбридинг не способен реализовать в потомках какие-либо новые качества, поэтому такая форма разведения эффективна и приемлема до тех пор, пока внешние условия не потребуют получения животных с другими качествами или пока не появятся признаки вымирания линии. В этом случае прибегают к кроссу. Производитель "со стороны" должен не только обладать нужными признаками, но и происходить из определенной линии с известной наследственностью. Для заводского собаководства, в отличие от дикой природы, этот момент крайне важен. Очевидно, что наличие признака ничего не говорит о его гомозиготности. Поэтому собака для кросса с неизвестным наследственным потенциалом может значительно дестабилизировать качество и тип потомства и вернет селекционера на исходный уровень племенной работы. Чтобы не терять завоеванных позиций и свести неизбежное при кроссе разнообразие потомства к минимуму, заводчику необходимо очень внимательно отнестись к выбору такого производителя и убедиться в том, что интересующие его качества собраны в нем путем продуманного линейного разведения, а не случайным стечением обстоятельств.


В этом случае прибегают к кроссу. Производитель "со стороны" должен не только обладать нужными признаками, но и происходить из определенной линии с известной наследственностью. Для заводского собаководства, в отличие от дикой природы, этот момент крайне важен. Очевидно, что наличие признака ничего не говорит о его гомозиготности. Поэтому собака для кросса с неизвестным наследственным потенциалом может значительно дестабилизировать качество и тип потомства и вернет селекционера на исходный уровень племенной работы. Чтобы не терять завоеванных позиций и свести неизбежное при кроссе разнообразие потомства к минимуму, заводчику необходимо очень внимательно отнестись к выбору такого производителя и убедиться в том, что интересующие его качества собраны в нем путем продуманного линейного разведения, а не случайным стечением обстоятельств.


Иногда его величество случай может привести к поразительным результатам, но ни один здравомыслящий человек не будет во всем полагаться только на него, ведь противоположный эффект может перечеркнуть многие годы кропотливого труда.


Каким формам инбридинга отдать предпочтение и как спланировать разведение в питомнике? К сожалению, никто не может дать конкретных указаний по разведению, точное следование которым приведет к определенному результату. В связи с этим тактика собаководства требует интуитивного, творческого и оригинального подхода в каждом конкретном случае. Выбор форм и продолжительности инбредного разведения, определение сроков для кросса непосредственно зависят от средств заводчика и размера питомника, влияния моды, исходного наследственного потенциала родоначальников линии и его развития в потомках, племенной базы породы . Я неоднократно упоминал такие понятия, как "вырождение" и "инбредная депрессия". Очевидно, нельзя говорить о разведении и селекции животных без понимания процессов, стоящих за этими словами.


Прежде всего, попытаемся разобраться, что такое "инбредная депрессия". В сознании многих собачников это понятие ассоциируется почти с любыми отрицательными проявлениями, сопутствующими инбридингу. Это и так и не так, поскольку сущность процесса заключается в появлении определенного числа потоков с нежелательными признаками. С точки зрения природы и человека ценность тех или иных признаков имеет противоположные знаки.


Качества, обуславливающие породность и декоративность, являются следствием инбредной депрессии с точки зрения природы и естественного отбора, в то время как человек, культивирующий эти признаки, считает проявлением инбредной депрессии пороки темперамента и экстерьера, уродства, понижение жизнестойкости и плодовитости. Как мы уже знаем из генетики, отрицательные признаки, наследуемые по доминантному типу, не могут быть скрыты, поскольку доминантные гены проявляются и у родителя и у потомка. Значит, от внешне благополучных производителей можно получить неудовлетворительное потомство только в том случае, если его отрицательные свойства кодируются рецессивными генами. Рецессивные гены, в свою очередь, проявляются преимущественно в гомозиготном состоянии, то есть при отсутствии доминанта.


Следовательно, инбредную депрессию можно считать проявлением гомозиготности по нежелательным признакам. Инбридинг ведет к неизбирательному нарастанию гомозиготности, так как с увеличением числа генераций накапливаются и выделяются в чистом виде как ценные и полезные, так и отрицательные признаки. Бороться с инбредной депрессией нужно методом отбора и выбраковки при дальнейшем продолжении инбридинга, а не кроссом, "прячущим" вредные гены и никак не способствующим их выделению и удалению из генофонда породы путем выбраковки собак-носителей. Такое представление об инбредной депрессии в корне противоречит существующим в кругах любителей взглядам, тогда как именно инбридинг и отбор служат эффективным орудием в борьбе с вырождением при становлении линии.


Если согласиться, что лучшим способом победить инбредную депрессию следует считать дальнейшее инбредное разведение, то логическим выводом из такого положения вещей будет предположение, что вырождение - это химера, вымышленный процесс, не имеющий материальной основы в реальном мире. Иначе и быть не может, ибо "вычистив" из генофонда линии все отрицательные гены, дальше ее можно бесконечно продолжать без каких-либо проблем с инбредной депрессией. Так ли это на самом деле? Одним из первых проблему раскрыл академик Н. П. Дубинин, которому многим обязано развитие теоретической генетики. Изучая генофонд популяций различных животных, ученый пришел к следующему утверждению: "С явлением огомозигочивания (увеличения числа гомозиготных особей) инбредных линий связаны факторы вырождения при инбридинге". Раньше этому явлению вырождения придавали фатальное значение, полагая, что оно имманентно присуще инбридингу. Однако теперь ясно, что линии ухудшаются, пока в них идут процессы последовательного накопления вредных рецессивных генов, переходящих в гомозиготное состояние. Когда же наступает более или менее выраженное завершение этого процесса, линии по своим свойствам становятся относительно константными и могут в таком устойчивом состоянии сохраняться длительно.


Изменить генотип таких линий могут лишь новые накапливающиеся в них мутации. Многие линии при инбридинге гибнут, ибо в них в гомозиготное состояние переходят летальные гены". В последней фразе под "летальными" (смертельными) следует понимать такие гены, которые кодируют признаки, несовместимые с жизнью. Помимо, безусловно гибельных для их гомозиготного носителя летальных генов, существует огромное множество полулетальных, в разной степени ограничивающих жизнеспособность, вызывающих уродства и нарушения жизнедеятельности. Носители таких генов некоторое время живут, однако их наследственные дефекты дают о себе знать, и они преждевременно умирают. Имеются все переходы от летальных до нормальных генов. Совокупность всех генов, отвечающих за нежелательные свойства и признаки, объединяется понятием "генетический груз". Сюда входят не только летальные и полулетальные гены, но и мутации стерильности, так называемые сублетальные гены, то есть в какой-то мере понижающие жизнеспособность гомозигот, а также много мутаций, изменяющих морфологию, окраску, плодовитость, жизнеспособность, длительность жизни и другие особенности организма.


Еще раз подчеркнем, что в генотипах встречаются все переходы от адаптивной нормы до летальности. Кроу в 1958 г . определил генетический груз как относительное снижение жизнеспособности популяции по сравнению с оптимальным генотипом (адаптивной нормой). Адаптивной нормой принято называть хорошо приспособленных, физически здоровых, внешне схожих особей - в нашем случае, типичных, отвечающих в полной мере требованиям стандарта представителей какой-либо породы.


Генетический груз представляет собой присущую каждой линии и тем более породе неизвестную величину, "фактор Х". Таким образом, вырождение как крайняя форма инбредной депрессии не является неотъемлемым спутником всякого инбридинга, оно лишь вероятно при определенных условиях. Вымрет конкретная линия или нет, зависит от генетического груза исходных особей. Селекционер, начиная свою работу, никогда не знает заранее, позволит ли генофонд линии вести ее неограниченно долго или вынудит прекратить дальнейшее разведение "в чистоте" спустя несколько поколений. Всякие оценки носят характер предположений. Одно можно сказать с некоторой определенностью: породы с узкой племенной базой, но, тем не менее, сохраняющие стабильность на протяжении многих поколений, уже прошли испытание отбором и временем и, видимо, устойчивы к инбредной депрессии. Высокая гомозиготность таких пород должна была привести к выщеплению и изъятию многих вредных и опасных признаков. И наоборот, породы, образованные путем скрещивания нескольких пород или типов и имеющие внушительную племенную базу, как правило, более гетерозиготны и способны быстро охладить пыл начинающего селекционера невообразимым разнообразием выщепляющихся гомозигот при инбредном разведении. Такое бурное проявление гетерозиготности в начале линейного разведения часто смущает заводчика и заставляет его всерьез задуматься о вырождении.


Вымершие в результате инбридинга линии - явление крайне редкое, ставшее следствием чрезвычайно длительного близкородственного разведения при условии наличия весьма тяжкого генетического груза у родоначальников. Многие виды диких животных, спасенные от вымирания в тот момент, когда они находились уже на критической черте, подтверждают эту теорию. Зубры, лошади Пржевальского, белые львы из Гирского леса, овцебыки на Шпицбергене происходят от небольшого числа уцелевших предков, но, тем не менее, благополучно существуют многие годы, несмотря на очень узкую племенную базу и высокую заинбридированность. Для собаководства эта ситуация еще более типична: существуют десятки пород, ведущих свою родословную от единичных уцелевших предков.


Методы селекции уже названы: инбридинг и аутбридинг, обычно - кросс чистых линий, ведущий либо к гомозиготности, либо к гетерозису. В развитии инбредной линии можно условно выделить три этапа:


1. Начальный этап: нарастание гомозиготности, когда в каждом поколении увеличивается процент расщепления по генотипу, что выражается в разнообразии потомства. Выбраковка осложнена тем, что разброс качества потомков не имеет четкой полярности, не позволяющей в одну сторону сместить ценные признаки, в другую - нежелательные и вредные.


2. Критический этап: период наибольшего накопления нежелательной гомозиготности. По мнению генетика Р. Робинсона, критическим периодом для среднестатистической линии является 4-6 поколение. Проявление большого числа нежелательных признаков в возможно более раннем поколении инбредных животных следует рассматривать в какой-то степени как удачу, поскольку это экономит время заводчика и позволяет провести анализ перспективы дальнейшей работы в сжатые сроки. Продолжительность критического этапа сильно варьируется в зависимости от используемой селекционером степени инбридинга и от генетического груза исходных производителей. В тяжелых случаях возникает соблазн прибегнуть к кроссу, от которого следует, по возможности, воздержаться. Лучше довести дело до конца и, "вычистив" линию от нежелательных генов, перейти к последнему этапу.


3. Получение стабильной чистой линии. Выбраковка на этом этапе минимальна, так как подавляющее большинство нежелательных генотипов уже изъято из генофонда линии. Наследственные качества производителей на этом этапе уже известны и поддаются прогнозированию с высокой степенью вероятности. Собаки, стабильные по типу, и производят стабильное однообразное потомство. Поддерживать такую линию легче, чем вывести, если, конечно, нет резких проявлений мощного генетического груза. В то же время при кроссе таких животных с производителем из другой чистой линии гораздо легче предугадать и проконтролировать качество потомства. Именно чистые линии представляют наибольшую ценность для селекционера, поскольку, с одной стороны, стабильны, с другой - наиболее плодотворны и пластичны при целенаправленных кроссах.


Без чистых линий, возникающих на третьем этапе инбридинга, собаководство на высоком уровне немыслимо. Без этого невозможны ни стабильное сохранение старого, ни творческое, целенаправленное создание нового.


Кросс, в свою очередь, является не менее необходимым приемом, так как инбридинг сам по себе продуцирует лишь константное по признаку потомство, не способное к дальнейшему развитию. Поэтому, как уже говорилось, оба метода разведения взаимосвязаны, и селекция путем одного лишь кросса или чистого инбридинга невозможна.


Практическое осуществление селекции включает в себя четкую последовательность действий, направленных на достижение цели. Сначала необходимо представить себе, какого типа собаку вы будете "лепить". Затем работа выполняется как бы "вчерне", то есть вы достигаете стабильности в получении анатомических правильных животных с типичным темпераментом. И только после достижения определенного уровня, так сказать, исходной базы для селекции, можно приступать к тонкому совершенствованию определенных черт. Собаку следует рассматривать как целостную систему, а не набор дефектов и достоинств. Исходя из целостности собаки, следует добиваться общей правильности и баланса, держа на прицеле породность.


Link to post
Share on other sites

Журнал "Охота и охотничье хозяйство" 
Чумаков А. Эксперт и судья Всесоюзной категории 1956г.
" Пустые стойки легавых собак "
В чем причина так называемой пустой стойки легавой собаки, не законченной подъемом птицы? Этот вопрос живо интересует и любителей-собаководов, и натасчиков собак, и судей. На полевых испытаниях судьи иной раз вставали втупик, когда, например, выдающаяся, с большим чутьем полевая собака вдруг изумляла пустой стойкой. 
Выяснением причин пустых стоек по сути дела никто не занимался, хотя пустые стойки играют существенную роль при оценке собак и присуждении им полевых дипломов. При розыгрыше чемпионата на состязаниях, собака, сделавшая пустую стойку, подлежит снятию с участия в розыгрыше, несмотря даже на то, что предыдущие ее работы были положительными. 
Анализ пустых стоек показывает, что существует целый ряд причин и обстоятельств, при которых почти каждая собака способна сделать пустую стойку. 
Много лет назад на полевых испытаниях в Калининской области я был свидетелем такого случая. Все собаки, участвовавшие в испытаниях и попадавшие на болото, с которого недавно снялась стайка тетеревов, делали отметки их сидок длинными потяжками, стойками и подводками, естественно пустыми. За это они были сняты судьями с испытаний. 
Известно, что в высокой осоке и камышах часто встречаются очень маленькие птички, обычно не замечаемые человеком при перепархивании, но по ним большинство собак делает пустые, т. е. кажущиеся пустыми, стойки. Те же собаки не обращают внимания на других мелких птичек, обитающих в иных местах. 
На Московских полевых испытаниях при розыгрыше чемпионата шли две собаки, обладавшие исключительным чутьем. Испытывались они в одном и том же месте. Обе собаки по одному и тому же месту дали совершенно аналогичные работы с длинными потяжками, пустыми стойками и подводками. При проверке никаких следов птиц обнаружено не было. 
В основе пустых стоек лежат самые разнообразные причины. Почти все собаки, которых натаскивают на одних и тех же болотах, привыкнув к местам, где изо дня в день им встречались птицы, начинают безрезультатно работать в тех кормовых местах, где ранее делали стойку по дичи. 
На луговые выгоны с вытравленной скотом травой прилетают кормиться дупеля и бекасы. Ввиду того что их часто беспокоит скотина, они привыкают к обстановке и при подходе человека к собаке, стоящей на стойке, не улетают, а отбегают в сторону на большое расстояние. Следовательно, в этих условиях безрезультатная работа собаки вполне естественна и кажущиеся пустыми стойки не должны отражаться на оценке собаки. Бывает, что собаки с большим ходом и хорошим поиском, при благоприятном ветре, попадая в такие условия, с хода замирают в стойке, но посланные вперед охотником, не обнаружив дичи, идут стремительно в поиск и вновь встают или ложатся. Такие стойки опять казались пустыми, но стоило во время одной из таких стоек подбежать к собаке, как впереди нее поднимался дупель, очевидно, еще не успевший отбежать — уйти «с чутья» собаки. Представим себе, что на таком же выгоне судейская комиссия, находясь вдалеке, подходит к находящейся на стойке собаке медленно, не сзади, а сбоку, например в полветра. Собака причуивала птицу против ветра. Естественно, что при этих условиях птица по мере приближения группы людей отбегает и не на ветер от собаки, а далеко в сторону. В этом случае собака не сможет верхом доработать птицу.
Собаки, предпочитающие «держать след», не умеющие отыскивать запах, издаваемый непосредственно самой птицей, т. е. «работать верхом», иногда дают длительные работы с потяжками, стойками и подводками, производя впечатление собак с большим чутьем. Неопытных охотников и судей такие собаки могут ввести в заблуждение, тем более если они имеют свойство, работая по следу, держать достаточно высоко голову. Собаки, предпочитающие следовую работу, в водянистом болоте всегда уступают в работе собакам «верхочутым». В этих местах птица не имеет возможности отбегать и таким образом оставлять за собой след, а вынуждена находиться на очень ограниченной поверхности, например на кочке. Здесь от собаки требуется способность причуивать «верхом» непосредственно птицу. Помню случай на охоте. Единовременно пошли в поиск две собаки, из которых одна вскоре начала тянуть, становиться и вести с высоко поднятой головой. Другая собака, продолжая идти поиском, стала вдалеке, на опушке леса. При подходе охотника поднялись два тетерева. Первая же продолжала свою следовую работу и лишь через несколько минут довела до места взлета этих же самых тетеревов. 
На Московских испытаниях, в болотах около станции Рязанцево, Ярославской железной дороги, одна из собак показала очень длинную работу, с потяжками и пустыми стойками. Собака настолько долго водила, что судьи усомнились в присутствии чего-либоживого и решили снять ее за «пустостойство». В это время ведущий заметил впереди себя, шагах в двадцати, шевелящуюся траву, поспешил туда и обнаружил ежа, по которому и вела собака. Собаку перевели в более сырое болото, на котором она работала очень хорошо и получила высокую оценку. 
Однажды на Московской испытательной станции мне пришлось обратить внимание судей на следующее обстоятельство. Были показаны две собаки. Первая из них работала на сухих угодьях с очень высокой, но очень редкой травой и дорабатывала каждого отбегающего дупеля. Она осторожно производила следовую работу, выдерживая след бегущей птицы и, наконец, «подавала» ее. Работа собаки произвела на присутствующих благоприятное впечатление. 
Вторая собака в тех же условиях, идя стремительным ходом на широком поиске, спугивала дупелей, которые, находясь в очень редкой траве, видя быстрые движения собаки на большом расстоянии снимались, ранее чем собака могла причуять их запах. 
Когда эти собаки были переведены в сильно заболоченную часть угодий, где птицы не могли бежать и, следовательно, давать следа, впечатление от их работы получилось иное. Собака, показавшая блестящую работу по бегущим дупелям на сухом лугу, не смогла сработать ни одной перемещенной птицы, не проявив верхнего чутья. Вторая, с манерой работать верхом птицу, а не ее след, проявила прекрасные качества и сработала ряд перемещенных птиц, получив должную оценку. 
Каждая собака, обладающая достаточным чутьем, всегда отмечает потяжкой, завершающейся обычно кратковременной приостановкой или стойкой, свежую сидку дичи. Если же собака в условиях, когда вполне возможно причуивание, проходит мимо сидки только что снявшейся с этого места дичи, можно с уверенностью сказать, что она или обладает очень слабым чутьем или вообще не знакома с этим видом дичи. 
Поднимая вопрос о причинах пустых стоек, я далек от мысли защищать так называемых «пустостоечников», которые тянут на местах, где 
нет и не было никакой дичи. Но я в своей практике встречал мало настоящих «пустостоечников». Обычно это были или старые собаки, потерявшие по каким-либо причинам чутье, или испорченные, задрессированные, сбитые с толку неумелой натаской. 
Судьям на испытаниях необходимо различать эпизодические случаи безрезультатной работы собаки от систематических. На охоте собака, дающая сплошные потяжки с длительными стойками, тугими подводками раздражает охотника, но если собака изредка сделает кратковременную стойку это не мешает охоте. 
На охоте в большинстве случаев собаке приходится работать в таких местах, где дичь не распугана и обнаруживается почти после каждой стойки. Поэтому у охотника складывается впечатление, что его собака никогда не делает безрезультатных работ. На полевых испытаниях — другое дело: там дичь осторожнее, перемещается чаще с места на место, оставляет свежие наброды — следы, по которым чаще могут быть пустые стойки. 
Судьи должны стараться правильно оценивать полевые качества собак, разбираться в подробностях, деталях их работы, в причинах пустых стоек, расценивая правильно каждое качество собаки.

Link to post
Share on other sites

"Мои воспоминания. (В защиту пойнтеров)" А. Ланской А. Ланской "Мои воспоминания. (В защиту пойнтеров)"

 

За последние годы очень часто стали появляться в охотничьей литературе статьи, направленные против полевых качеств пойнтеров. Правда, что статьи эти писались не ружейными охотниками, не людьми дельными, опытными и знающими толк в подружейных собаках, а больше всезнайками-борзописцами, охотившимися с сомнительным качеством подружейными гончими, - но это не мешало господам всезнайкам авторитетным тоном изрекать такие положения, что у пойнтеров и чутье- то коротко, и стомчивы-то они, и что в лесу они никуда не годятся, и прочее и тому подобное. Будучи страстным охотником и страстным любителем пойнтеров, я много раз порывался сказать в их защиту несколько слов, но недосуг мешал мне исполнить до сих пор мое намерение. Сам я веду породу пойнтеров более двадцати лет, присмотрелся к ним и изучил их до тонкости, и нахожу, что никакая другая порода подружейных собак не может идти в сравнение с пойнтерами. Не знаю, чем руководствуются, утверждая, что иностранцы никогда не охотятся в лесу с пойнтерами, а имеют для леса особые породы собак. Думается мне, что мнение это ни на чем не основано, так как, насколько мне лично известно, и в Англии, и в Германии, и в Бельгии, и во Франции на охоте по лесной дичи пойнтеров предпочитают сеттерам. Блестящим подтверждением моих слов может служить то обстоятельство, что такой охотник, как Белькруа, пригласив А.Н.Дунаева охотиться с ним под Орлеаном, взял с собою для охоты по лесной дичи свою знаменитую суку-пойнтера Юно: она не посрамила своего хозяина и показала, как в лесу работают кровные и чистопородные пойнтеры. Есть авторитетные писатели, которые находят смешным сравнивать чутье пойнтеров с чутьем сеттеров и легавых. Всякий охотник соглашался с этим положением, полагая, что преимущество дается чутью пойнтеров, но теперь оказалось почему-то наоборот, что у пойнтеров чутье очень коротко. Мне кажется, что вместо препирательств насчет того, коротко или длинно чутье у пойнтеров, - не лучше ли и не доказательнее ли будет рассказать здесь несколько случаев охоты с пойнтерами, - случаев, которые будут говорить сами за себя. В первых числах сентября 1880 года охотился я с Д.Н.Чичаговым и И.И.Залогиным за тетеревами во Владимирской губернии в Покровском уезде. Разойдясь со своими товарищами, я скоро напал на неразбитый выводок тетеревей, штук в десять, и в продолжение каких-нибудь пятнадцати минут убил из них шесть штук, поднимая поодиночке. Седьмой молодой тетерев-черныш вскочил от меня, и очень далеко; но так как место было открытое, я по нем выстрелил, однако он полетел далее, остальные улетели без выстрела. В это время на мою частую стрельбу подошли мои товарищи, мы сели, я стал потрошить убитых тетеревей, и мой незабвенный Спорт 1, как всегда, поместился около меня. Пока я удовлетворял любопытство моих товарищей рассказом о поднятом мною только что выводке, Спорт несколько раз приподнимал голову и поводил чутьем. Но вот Спорт приподнимается и принимает такую позу, как бы прихватывает по дичи. Шутя, я потрепал его рукой, говоря: "Ложись, ты врешь",- но он поворачивает ко мне свою умную голову, как будто хочет сказать мне, что он не врет, и я, знакомый с этим движением и взглядом, беру ружье и посылаю его вперед. Он немедленно с места отдыха повел. Я думал, что Спорт прихватил по следу, быть может, бежавшего здесь тетерева, так как это было недалеко от места, где я нашел выводок и стрелял, но, пройдя шагов сто, он сделал стойку. Я подошел к нему, стал его гладить и закричал моим товарищам, чтобы они обратили внимание на чутье и стойку. По моему приказанию Спорт сделал несколько шагов и уперся; я стал смотреть- не увижу ли затаившегося тетерева, и действительно увидал молодого черныша, по которому я стрелял, мертвым. Вот и другой случай, бывший с тем же Спортом, когда я натаскивал его по тетеревам по второму полю (первый год я своих собак всегда натаскиваю в болоте). Охотился я в Смоленской губернии в имении И.Н.Тулубьева в присутствии М.М.Ржевского. Возвращаясь с охоты, мы шли дорогой, Спорт шел позади меня; вдруг он остановился на дороге, и, когда я ему сказал "вперед", он медленно повел напрямик в мелоча, которые были от дороги на расстоянии не менее 300 шагов; подойдя к ним, он остановился. Тогда мы приблизились к нему, и я его послал вперед; он провел еще шагов сорок и замер на стойке. Мы нашли здесь большой выводок тетеревей. Это было в конце июля. Третий поразительный случай был во время охоты по болотной дичи близ Бедрина. В самой топи Г.А.Морис убил бекаса, но не мог его взять, так как у него собака не подавала; произошло это около 8 часов утра. Часу уже в четвертом я сошелся с Г.А.Морис, и мы решили ехать в охотничий дом. Г.А.Морис очень жалел, что потерял бекаса, и я ему сказал, что поедем мы домой мимо этого болота и можем бекаса поискать. Когда мы подъехали к болоту, я завел Спорта против ветра и послал его искать; он моментально поднял голову и напрямик повел к тому месту, где упал бекас; вел он не менее 70 шагов, потом остановился, на мой приказ взять бекаса он нагнулся, взял его и принес ко мне. Подобных случаев в продолжение трехлетней моей со Спортом охоты было немало. Все выше мною сказанное могут подтвердить названные товарищи и знакомые по охоте, которые живы и сейчас. Я мог бы привести еще несколько подобных случаев, но не желаю утомлять читателя и растравлять еще не зажившие раны, нанесенные моему сердцу потерей неоценимого друга. Скажу одно, что Спорт был замечательною собакою, как по чутью, по поиску, так и по неутомимости и уму. Я с ним охотился по пяти-шести дней подряд, и Спорт мой не знал усталости; он, бывало, как начнет утром, таким же поиском кончит вечером. Искал он очень быстро в болоте, я его отпускал, как мне хотелось, в лесу ходил он быстро, но все время был у меня на глазах. Дичь он подавал замечательно, но после выстрела никогда не бросался к убитой птице без моего приказания. Я затрудняюсь сказать, где он работал лучше-в болоте ли или в лесу,-но я знаю, что, охотясь с ним восемь лет, я убил из-под него дичи не менее 5 тыс. штук, как-то: глухарей, тетеревей, белых и серых куропаток, вальдшнепов, дупелей, бекасов и гаршнепов, и из них ни одной штуки я не убил без стойки и ни одной из них не потерял. Вот уже семь лет, как нет у меня моего незабвенного Спорта, но, когда про него заходит разговор, я без слез не могу о нем вспоминать… То же, что мною сказано про чутье, поиск и другие полевые качества моего покойного Спорта, я могу сказать и про качества его братьев: Малюты покойного Г.О.Марконета, Бокса И.И.Залогина и Джона Р.Р.Рогена. Моя Нана была также превосходною полевою собакою, как в лесу, так и в болоте, но чутьем она много уступала вышеназванным собакам. Кроме того, я могу указать как на очень чутьистых пойнтеров: на Дона, белого с коричневым, выписанного мною из Англии и уступленного Д.Н.Чичагову, работавшего до 11 лет; на Текса, вывезенного из Англии Резуновым, пойнтера, имеющего замечательное чутье, раскидистый поиск, превосходно ходящего в лесу и болоте, неутомимого и очень хорошего по виду, теперь ему идет пятое поле. После всего мною сказанного я спрашиваю у читателя: годятся ли кровные пойнтеры для охоты в лесу и болоте? Много мне приходилось слышать и читать нареканий на кровных пойнтеров. Некоторые охотники, мнящие себя авторитетами, брались натаскивать пойнтеров, но, увы!-ничего не могли из них сделать, и решили, что пойнтеры никуда не годные собаки. Не проще ли гораздо вместо того, чтобы искать причину этому в негодности пойнтеров, искать ее в том, как за них взяться? Поэтому-то собаки у них отбивались от рук и делались собаками, охотящимися для себя и забывающими о существовании охотника. У опытного и дельного охотника хорошо поставленный кровный пойнтер будет подводить, и поднимать дичь по слову "вперед", а по взлетающей дичи не будет трогаться с места. Теперь несколько слов относительно сравнения прежних сеттеров и легавых с пойнтерами. Я могу сказать, что я не только помню прежних сеттеров и легавых, но и имел и знал их качества. В конце 50-х годов графом С.С.Ланским(сыном министра) были выписаны ирландские сеттеры очень большого роста, страшно сильного сложения и весьма красивые. В начале 60-х годов им же были выписаны из Англии черные с легкими подпалинами пойнтеры, также очень большого роста, хорошо сложенные и красивые по внешности. От графа С.С. Ланского перешли две собаки, а именно: ирландский сеттер Султан1 и пойнтер сука Булка-к А.Н.Волкову. В 1864 г. я был приглашен А.Н.Волковым на охоту во Владимирскую губернию, в Покровский уезд, где мы должны были охотиться целую неделю. В Покрове мы остановились у Я.Д.Баскакова; туда же приехал и Е.С.Прокудин-Горский и сообщил нам, что дичи очень много. На другой день мы отправились на охоту за тетеревами: А.Н.Волков со своим Султаном, Е.С.Прокудин-Горский с Оражем-помесь легавой с пойнтером, превосходно натасканным и поставленным; я свою молодую суку Каму оставил дома, (Кама происходила от Султана и Никсы-собак А.Н.Волкова) и пошел с Я.Д.Баскаковым и его Султаном, происходившим кровным французским браком от собак, вывезенных из Франции Вятским губернатором г. Семеновым. Мы охотились в княжеских шалашах три дня, дичи нашли массу, и вот тут-то я видел работу сеттера Султана и других собак. Султан хорошо был натаскан и отлично поставлен Никитой Федоровичем Нахабинским, бывшим егерем покойных В.Н.Вакселя и И.И.Усачева, имел хорошее чутье и хороший поиск, но не такой раскидистый и быстрый, как у кровных пойнтеров. К концу второго дня охоты Султан А.Н.Волкова перестал искать от усталости, несмотря на то, что А.Н.Волков не прошел в эти дни и половины того, что прошли другие охотники, так как сам А.Н.Волков не мог много ходить. Пойнтеры всегда окажутся выигрывающими по чутью перед кровными сеттерами, не говоря уже о тех сеттерах, которым некоторые охотники поют хвалебные гимны, сообщая в то же время, что хваленые их сеттеры происходят от какой-то неизвестной или подозрительной суки - сеттера и от Жука или Шарика.
 

Edited by English Pointer
Link to post
Share on other sites

Пойнтер: 100 лет породе

В.МЕРКУЛОВ ПОЙНТЕР:

100 ЛЕТ ПОРОДЕ Чистокровному пойнтеру - около ста лет, хотя сама порода старше по крайней мере еще на столько же. Это мы можем утверждать, опираясь на исследование Л. П. Сабанеева по истории пород легавых собак, в котором изложен процесс создания породы "пойнтер" и рассмотрено ее состояние в конце XIX века. На протяжении всего последующего периода не угасал интерес охотников к замечательной породе, стремление видеть пойнтера еще более красивым, чутьистым, выносливым, стильным в работе и добронравным. Подводя итог этому процессу, уместно и актуально сравнить сегодняшнего пойнтера с его предком конца прошлого века. Московская секция любителей пойнтера располагает обширными материалами по истории породы (несколькими сотнями фотографий пойнтеров, описаниями полевых испытаний и выставок далекого прошлого, наконец, личным опытом старейших членов секции), которые наряду с трудами Сабанеева и известного английского заводчика, современника Сабанеева, В. Аркрайта позволяют вполне достоверно и объективно проследить эволюцию породы. На внешний облик пойнтера второй половины прошлого века еще оказывали сильное влияние породы охотничьих (и неохотничьих) собак, из которых он формировался. Вообще, в истории пойнтера много неясного, но, по Сабанееву, схема создания породы выглядит так: "Сначала робкие, неуверенные попытки вывести новую, более быструю породу гладкошерстных птичьих собак скрещиванием с гончими. Затем, ради исправления голов и хвостов новой породы, скрещивания с борзой, кончившиеся тем, что пойнтеров-выборзков пришлось исправлять дропперами (помесь сеттера с пойнтером), французскими браками и даже бульдогом... Не далее как в 80-х годах (XIX века. - В. М.) ирландские охотники с целью увеличить энергию пойнтера и дать ему более плотную псовину вновь прибегли к скрещиванию с фоксхаундом". В результате: "Современный пойнтер с первого взгляда напоминает фоксхаунда, только в облагороженном виде: у него красивее голова, длиннее уши, тоньше хвост и короче шерсть". Это определение относится, по-видимому, к желто- и красно-пегим собакам, наиболее популярным в 70-е годы прошлого века. А на рубеже веков мода поворачивается лицом к кофейно-пегим пойнтерам, которые сильно отдавали старинной гладкошерстной легавой. Но независимо от окраса это были атлетически сложенные, крепкокостные, довольно круторебрые, с мощной поясницей и прямой спиной собаки. Голова вполне соответствовала требованиям этого времени - "быть средней между головой фоксхаунда и короткошерстной легавой, с уклонениями в ту или другую сторону". Правильная по пропорциям черепа, с более или менее заметным переломом, невысоким плоским теменем, высоко поставленным ухом, она все же сильно отличалась от головы современного пойнтера или мясистостью легавой, или клиновидностью фоксхаунда, с плавным обрезом губ, как-то незаметно переходящих в продольные складки на недлинной шее. На многих фотографиях видна грубая псовина, особенно на пруте, тоже, несомненно, наследие фоксхаунда. В целом собаки производят впечатление пропорционально и правильно сложенных, но грубоватых и простоватых. Во всяком случае, выставочный чемпион конца прошлого века Геро, вл. Рогген, вряд ли прошел бы в сегодняшнем ринге на оценку "отлично". Еще в большей степени сказанное относится к сукам, которые были в весьма кобелиных ладах, без признаков 16 СОБАКОВОДСТВО женственности и элегантности. По сегодняшним понятиям, этих пойнтеров следует отнести скорее к крепкому, чем к крепко-сухому типу конституции. Однако такой тип возник не только благодаря влиянию исходного материала. Ведь пойнтер пережил и эпоху увлечения легкими собаками, очень быстрыми, но стомчивыми. Однако вскоре этот путь был признан тупиковым, ведущим к вырождению. Всеобщее предпочтение отдали описанным выше собакам, способным работать целый день галопом, а не два часа "бешеным карьером махом борзой". Именно в это время и сложилась мода на пойнтера в типе фоксхаунда, крепкого, выносливого и достаточно быстрого. С этого момента (80-е годы XIX века) породу стали вести в чистоте и без разделения собак на относительно тяжелых выставочных и легких - для полевых состязаний. Экстерьер сложившейся в целом породы не удовлетворял, однако, эстетическим вкусам любителей, и. в ближайшем будущем пойнтер путем отбора был усовершенствован настолько, что, например, ч. Слава и ч. Рекс, вл. Лунин Н. И. (1910 г.), выглядели заметно благороднее своих бабок и дедов. Но подлинная "революция" в экстерьере породы произошла в следующие 15 лет. Бельгиец Шарль Хюж, приглашенный (это в годы-то разрухи) судьей на Первую всесоюзную выставку в 1928 г., так передал свои впечатления от ринга пойнтеров: "Я никак не ожидал, чтобы СССР после всего пережитого смог не только сохранить, но даже развести такое громадное количество выдающегося классного материала. Такого ринга, на котором было бы собрано столько собак и такого качества, я никогда за свою долголетнюю практику судейства еще не видел". Удивление и восхищение господина Хюжа можно понять. Находясь за границей, резонно было предположить, что, потеряв связь с родиной пойнтера, русские собаководы загубят породу. И вдруг такое открытие! Пойнтер в СССР не только не пропал, он приобрел огромную популярность и достиг высокого качественного уровня. Изучая многочисленные фотографии пойнтеров двадцатых годов, мы видим собак уже вполне современного типа. Чемпионы первой Всесоюзной выставки Чек ВРНОС 5416, вл. Борисов и Лада ВРКОС 4933, вл. Жилкин и на сегодняшних рингах смотрелись бы неплохо. В изданной в 1929 г, брошюре В. Н. Баснина ("Пойнтер, его стати и признаки качеств" приведен рисунок именно такого типичного пойнтера компактного, невысокого на ногах, крепко-сухого, очень пропорционального, с головой современного профиля на чистой шее, С этого периода практически исчезают из породы атавистические признаки фоксхаунда и легавой, Преимущественным окрасом в это время становится красно-пегий и черно-пегий, реже желто-пегий. Кофейно-пегий окрас отходит на задний план. Очень популярны и многочисленны были в 20-е годы черные пойнтера благодаря успехам непревзойденного полевого чемпиона Камбиэа ВРКОС 4685, вл. Ясюнинский. Черные и близкие к ним палевые и кофейные пойнтера всегда представляли собой особый экстерьерный тип, болев сухой и легкий, но при этом прекрасно укладывающийся в стандарт породы и достойно конкурирующий с пегими собаками на общем ринге и в поле, Этот тип замечателен также исключительной устойчивостью. Он практически не изменился за все время существования породы. В 30-е годы продолжается дальнейшее совершенствование пойнтера, Собаки этого периода уже массе стали красивее и благороднее. Обращают на себя внимание рельефные головы и очень пропорциональные, крепкие, как бы литые колодки черно-пегих собак линии ч. Рокота, вл. Чумаков В. А., ч. Рокета II 1153, вл. Цыганов П. Н., которая была продолжена в 40-х и 50-х годах его же ч. Джимом 344 и Джимом 1011, вл. Меркулов В. А. Изящными этих собак не назовешь, но в них было много мощи, мужественности и страсти. В это же время появилась и засверкала линия красно-пегих собак современного "обтекаемого" типа, в котором все абсолютно гармонично, четко вылеплено, плавно и красиво. Родоначальником этой линии был ч. Бокс 11 60, вл. Липатов И. М., а через его потомков, включая н. Стинга Савельева И. В, (р. 1960 г.), эта линия дошла почти до наших дней, неся в себе, помимо благородного облика, плавность м горделивость движений, манеру держаться спокойно и с достоинством. Интересно, что однопометник Бокса II черно-пегий ч. Миг 50, вл. Юдкин, не создал экстерьерной линии, но его кровь неизменно присутствует во всех лучших полевых собаках, начиная с его сына, черного полевого ч. Блека 26, вл. Рождественский (г. Горький), и до наших дней. Эти линии до середины 60-х годов "делали породу" в породе, которая отличалась большим разнообразием окрасов и типов собак. Выставки были очень интересными и часто непредсказуемыми по результату. На ринге работали такие корифеи, как А. А, Чумаков, Б. А. Калачев, А. В. Гусев и другие. Многое зависело от их вкуса, К тому же в это время в Москву и Ленинград был ввезен ряд собак из-за границы (чешские, финские, чуть позднее немецкие и датские), которые оказали на породу заметное, но неоднозначное влияние. Платя за необходимое освежение крови, пришлось мириться с временным ухудшением экстерьера собак от "смешанных браков". Полевые качества, однако, явно улучшились, особенно в третьем-четвертом поколениях. Результатом освежения крови стало возникновение новых линий. Некоторое время еще отчетливо различалась простота ввозных предков. Но красно-пегий ч. Шнеп 1153, ал. С. И. Кремер, родившийся в 1963 г, в результате кросса старой московской линии с потомством финского кобел Фильдборн-Финн-Ральфа 619, вл. Курбатов (г. Ленинград), стал родоначальником блестящей в экстерьерном и полевом отношениях, очень стойкой линии, вскоре затмившей все остальные и оказавшей огромное влияние на породу в масштабе всей страны. Не имея, за редким исключением, конкурентов на ринге, Шнеп был выдающимся полевиком (5 дипломов I ст.) и производителем, передававшим потомству свой тип, включая очень мягкий, "интеллигентный" характер. Поэтому его использовали очень широко, и вскоре в Москве не осталось почти ни одной собаки, в родословной которой не было бы Шнепа с обеих сторон, и часто не единожды. В результате увлечения Шнепом был растерян ценнейший генетический фонд. Порода свелась, за редким исключением, к одной высококлассной, но очень однотипной красно-пегой стае. Замечательно, что с этих пор лучшие по экстерьеру собаки стали и лучшими полевиками. В этом смысле пойнтера находились в исключительно благоприятных условиях. Помимо Шнепа, его сына - абсолютного чемпиона Бена 1402, еще целый ряд выдающихся производителей принимал участие в формировании породы. Но порода, как известно, это единый организм, он не может долго жить только за счет внутренних ресурсов. К тому же своеобразие и прелесть пойнтеров как породы состоит в том, что в ней в пределах единого стандарта существуют несколько четко различимых экстерьерных типов, прямо связанных с окрасом и могущих удовлетворить любые вкусы. А красно-пегие, как известно, воспроизводят только себе подобных. В начале 80-х годов стала очевидной необходимость нового освежения крови. Сегодня в распоряжении секции имеются крымские, грузинские, вновь финские (ленинградские) собаки, смешанное потомство от них и тот золотой фонд породы, о котором говорилось выше - не менее десятка экземпляров очень высокого экстерьерного класса, причем молодых и хорошо показавших себя в поле. Располагая таким разнообразным и доброкачественным материалом, московская секция имеет прекрасную возможность грамотно распорядиться им и создать несколько разных по типу и окрасу линий высокого уровня, тем более что а последние годы заметно выросла и численность поголовья. Характеризуя современный тип пойнтера, остается добавить, что за последние 20 лет пойнтер "подрос" на 2 3 см за счет длины ног, сбросил лишний вес, хотя отнюдь не потерял крепости, ребра стали более плоскими. Все это, несомненно, пошло на пользу экстерьеру и полевым качествам. Сейчас уже нет собак с тяжелыми, мясистыми головами, отвислыми веками, короткой шеей с подвесом. Пойнтера стали еще благороднее, элегантнее, а суки и женственнее. Общее облагораживание коснулось и характера пойнтеров. Оставшись "молчаливыми и ненавязчивыми", они из собак полупсарного содержания превратились в послушных, добрых друзей, которых натаскивать - одно удовольствие, а охотиться - наслаждение. Сейчас не встретишь среди пойнтеров тупых упрямцев, необузданных скакунов, равно как и робких, униженных рабов. Пойнтер всегда держится с достоинством, но никогда не страдает гордыней, а находит удовольствие во взаимопонимании с хозяином, он необидчив, никогда ничего не делает назло и при этом долго помнит свои ошибки. И на работе сказалось улучшение характера: она стала осмысленнее и контактнее. Эти изменения заметны даже за последние 30 лет. У современного пойнтера не встретишь лихой бесшабашной скачки слом голову. Скачка для него не самоцель, а способ захватить чутьем возможно большее пространство; он доверяет своему носу и ветру и часто переходит на потяжки, чтобы проверить еле различимые запахи, а не натыкаться на дичь с полного хода. К тому же пойнтера давно ищут не кругами, как сто лет назад, а более рационально - челноком. Ход их стал легче и плавнее - соответственно сложению. За сто лет пойнтер вполне акклиматизировался, и сегодня уже никто не считает, что нам нужна толстокожая и грубошерстная собака, чтобы противостоять осенней непогоде. Главный итог работы по совершенствованию полевых качеств состоит в повышении среднего уровня породы. Сегодня нет пойнтеров, не способных к полевой работе и охоте. Можно сказать, что сбылась мечта Аркрайта "вывести пойнтеров, по природе уже готовых к охоте и требующих только их отделки". Лишь охотник-спортсмен способен оценить гармоничное сочетание всех качеств великолепного животного, в котором красота линий неразделима с плавностью движений и скульптурной четкостью поз, охотничья страсть не затмевает рассудок, а доброта и преданность рождают ответные чувства. Именно сочетание чутья, страсти и ума делает работу пойнтера красивым спектаклем. Прекрасно сказали те же Ш. Хюж: "Пойнтер скачет ногами... а выигрывает чутьем" - и В. Аркрайт: "Вся красота работы пойнтера состоит именно в его выдержке при сохранении природной страстности. Пойнтер должен быть азартен, как фоксхаунд, и мягок, как ребенок". Уверенность в надежном партнерстве, во взаимном удовольствии (а этого не будет, если не хватает даже какой-то мелочи) - главная причина нашей верности пойнтеру. В.МЕРКУЛОВ
 

Edited by English Pointer
Link to post
Share on other sites

Идеал птичьей собаки.

И. Кошелев, В. Меркулов

 С тех пор, как человек путем целенаправленного отбора вывел тип собаки со стойкой, он непрерывно совершенствовал его, приспосабливая к меняющимся условиям охоты. Взявшись за решение этой задачи, англичане уже в начале прошлого века путем скрещивания старинных пород короткошерстных легавых с английской гончей (фоксгаундом), а по некоторым данным - с использованием крови борзой и даже бульдога, вывели породу, отвечающую самым высоким требованиям, имевшую прекрасные рабочие качества, красивый экстерьер и добронравный характер. Порода эта была названа пойнтером, от английского point - указывать, нацеливать, наводить. Вскоре пойнтер стал быстро распространяться по всей Европе и Северной Америке. В России первое упоминание о пойнтере относится, согласно исследованиям Л. П. Сабанеева, к 1856 г. Вот что говорит он об этой породе: "По красоте форм пойнтер является не только самым совершенным членом группы (легавых), но почти идеалом птичьей собаки". С организацией выставок в Англии (1859 г.), а затем в России (1875 г.) численность породы все время растет и совершенствуется экстерьер. На выставке 1890 г. в Москве было представлено 90 пойнтеров, из которых 84 были рождены в России. В 1890-1913 гг. благодаря усилиям русских энтузиастов Ланского, Тюляева, Хлудова, Новицкого, Лунина и других порода достигла в качественном отношении очень высокого уровня. Советские пойнтеристы сумели в 20- 30-е годы добиться выдающихся результатов в дальнейшем совершенствовании породы. Качество пойнтеров в это время было чрезвычайно высоко. Случаи, когда пойнтера по степени и количеству наград уступали первенство другим породам, очень редки. Достаточно сказать, что из 26 дипломов I степени, присужденных легавым на полевых испытаниях 1923- 1941 гг. в СССР, 22 получили пойнтеры. За период с 1945 по 1980 г. пойнтера получили около 80 дипломов I степени - больше, чем остальные легавые, вместе взятые! В 1980 г. в Москве и области насчитывалось 14 пойнтеров - обладателей дипломов I степени, в 1982 г.- II, больше, чем в любой другой породе легавых (по сведениям отдела собаководства МООиР). Такие выдающиеся полевики последних двух десятилетий, как Туз И. А. Найденова, ч. Сура 702, п Е. Г. Землянского, ч. Инга Н. Н. Калинина, ч. Донар 721/п Г. Н. Иванова, ч. Мезон 726/ п А. В. Гусева, ч. Крап 1013,п и ч. Шнеп 11 53 п С. И. Крамера, ч. Сирена 11022/п Н. Ф. Ладыгина, ч. Арко 11407, п В. И. Жарова, ч. Капур 1655 п С. И. Кремера, ч. Бен 1402/п А. А. Тимошенко, Босс 1450/п Н. Д. Иванова, ч. Радж-Бас 1649/п А. С. Блистанова, награждались дипломами I степени, неоднократно подтверждая свой высокий класс на состязаниях различного ранга. Ч. Бен 1402/п стал чемпионом Всесоюзных состязаний в 1978 г., где второе и третье места заняли пойнтера из Киева. Пойнтер Тютюсу А. А. Попова стал чемпионом на Московских областных состязаниях в 1978 г., ч. Капур С. И. Кремера - в 1979, Хешке А. В. Кудрявцева была первой на состязаниях 1980 г. Внушительны успехи команды пойнтеров на областных состязаниях - первое место в 1976, 1977, 1978 гг., второе - в 1980 г. Успехи, достигнуты благодаря труду и таланту незаурядных натасчиков, старейших пойнтеристов Москвы - И. А. Найденова, С. И. Кремера, В. А. Волкова, а также активистов секции В. А. Гжелина, А. А. Попова. Замечательно, что почти все выдающиеся полевые пойнтера последних лет являются одновременно "отличниками" по экстерьеру, а ч. Шнеп и ч. Бен были абсолютными чемпионами - лучшими и в поле, и на ринге. Экстерьерный уровень московских пойнтеров, крупнейшего в стране племенного центра (более 100 собак), очень высок. Об этом свидетельствует большая редкость оценок на выставках ниже "очень хорошо" в старшей возрастной группе. По мнению бюро секции пойнтеристов Московского общества охотников и рыболовов, сегодня наши питомцы не имеют сколько-нибудь серьезных, упорно передающихся по наследству недостатков экстерьера или характера, требующих искоренения. Претензий к качеству молодняка, полученного от московских производителей, практически нет, и в настоящее время, при наличии спроса, Москва могла бы поставлять охотникам страны ежегодно не менее 100 щенков с гарантированными рабочими качествами и экстерьером. Парадоксально, но за этими успехами таится и некоторая опасность для будущего породы. Дело в том, что высокий уровень породы достигнут в значительной степени за счет интенсивного использования в последние годы преимущественно немногочисленных чемпионов. Сейчас буквально единицами насчитываются собаки, не имеющие в родословной Шнепа или его сына Бена. Бюро секции любителей пойнтера Московского общества необходимо усилить борьбу за четкую реализацию плана вязок, а также предпринять усилия по расширению генетического фонда породы за счет использования в племенной работе кобелей из других племенных гнезд (Киев, Ростов). В этой связи необходимо сказать слова благодарности А. С. Блистанову, В. В. Курбатову, неоднократно ввозившим пойнтеров из-за границы. Эти собаки сыграли, несомненно, положительную роль в освежении крови породы, а недостатки их экстерьера быстро растворились в общем высоком и устойчивом типе московских пойнтеров. Обидно, что в последние годы эта замечательная порода переживает кризис популярности, который выражается в уменьшении притока молодежи в ряды любителей пойнтеров. Хотя именно пойнтер наиболее подходит молодым увлеченным охотникам-спортсменам, и очень мало найдется людей, которые, раз познав радость охоты с пойнтером, изменили бы ей. Чем же славится эта порода собак? Помимо чутья, как правило, выше среднего, быстрого хода, скульптурных поз на стойке, нас привлекает сочетание в пойнтере казалось бы несовместимых качеств: охотничьей страсти и кротости в быту, смелости и веселого, доброго нрава, самостоятельности и послушания, мощи сложения и элегантности. Добавим к этому совершенный с точки зрения художника и инженера экстерьер, окрас на все вкусы (сплошной черный, кофейный, палевый, красно-, желто-, кофейно-, черно-пегий), горделивые манеры и движения. Почти все собаки принимаются работать на первом году жизни, нередко после трех-четырех встреч с птицей. Среди пойнтеров очень редко попадаются тупицы и неисправимые упрямцы. Конечно, пойнтер - собака страстная, темпераментная, и нужно быть очень внимательным при взлете птицы из-под молодой собаки, чтобы не допустить гоньбы, однако очень редко современный пойнтер заставляет прибегнуть к грубым методам воспитания. Так в чем же причина относительного падения популярности пойнтера, как, впрочем, и других английских легавых? Можно назвать ряд факторов объективного и субъективного характера: увлечение собаками, работающими по пушному и крупному зверю, ухудшение условий охоты и натаски, наконец, мода. Мода на собак с роскошной псовиной помогает секциям любителей сеттеров поддерживать численный уровень пород за счет притока не охотников, любителей "декора". Исключение составляет, кажется, Грузия, где пойнтер не только излюбленная охотничья, но и престижная собака. Особенно досадно уменьшение внимания к породам легавых со стороны правления Московского общества охотников и рыболовов. Для охоты по перу в наших бедных дичью угодьях английская легавая, в том числе пойнтер, вполне приспособлены. Не говоря даже о красоте работы, наилучшим образом отвечает требованиям современного городского охотника - находит максимум дичи в минимальное время. Это подтвердилось, в частности, на недавних испытаниях легавых в г. Ульяновске по вновь введенным правилам испытаний по утке, где пойнтера заняли первые места. Бытует мнение, что в средней полосе с пойнтером нельзя охотиться поздней осенью. Однако настоящий пойнтерист этого никогда не скажет, потому что он непременно охотится на вальдшнепа и гаршнепа, самую позднюю нашу дичь, до середины октября. В это время лужи за ночь замерзают, на траве лежит иней, а то и снег идет. Нам неоднократно приходилось охотиться в это время на севере Калининской области, и никогда собаки не отказывались от работы, а если нужно, без колебаний шли в воду. Очень многое здесь зависит, конечно, от воспитания и состояния здоровья пойнтера, а также от заботливости хозяина. Хорошо выращенный, не изнеженный пойнтер не простудится, даже вымокнув, он быстро высохнет, если не оставлять его без движения, особенно на ветру. А в движении он высыхает гораздо быстрее любой длинношерстной собаки и скоро согревается. О приспособленности же пойнтера к работе в жару говорить и вовсе излишне, недаром это излюбленная собака охотников Грузии. Наверно также говорить о малой пригодности пойнтера к охоте в лесу. Утверждаем это по собственному опыту. Конечно, для охоты в лесу нужна уже опытная собака, хорошо работающая в поле и на болоте, умная, послушная и привязанная к хозяину. Современный пойнтер, как и все английские легавые, очень умен и отличается особой мягкостью характера, которая предопределяет склонность к контакту с хозяином. Именно потребность работать для хозяина, а не для себя, заставит собаку сократить в лесу ход, а природный ум подскажет наиболее рациональную манеру поиска. Сочетание же этих качеств с быстрым ходом и хорошим чутьем делают охоту с пойнтером в лесу исключительно красивой, динамичной и одновременно осмысленной. Пусть даже в какой-то момент и не справится собака со своим темпераментом, пусть не удастся сделать выстрел,- не беда! Все равно, таких ярких впечатлений не доставит ни один деловитый "универсал". Именно это имел в виду крупнейший знаток пойнтера англичанин В. Аркрайт, когда писал еще в 1904 г. в своей классической работе "Пойнтер и его история": "Очень быстрые собаки, конечно, могут пропустить одну-другую птицу, которых более тихая найдет. Зато красота движений и внезапных стоек быстрой собаки более чем вознаградит истого охотнике за эти случайные пропуски; его не удовлетворят сто стоек вялой, тихой, безжизненной собаки". Словами того же В. Аркрайта уместно и закончить эту статью: "Этой главой я предполагаю вербовать любителей стрельбы из-под собаки, потому что думаю, что страсть к такого рода охоте должна быть врожденной... Охота эта имеет своеобразную прелесть. Если только почва благоприятна к такого рода страсти, то она рано или поздно расцветает во всем блеске...; раз эта страсть закралась в душу человека - ее ничто не искоренит. Хотя бы это и было жестоко, но начинающему охотнику, который не любит природы, не любит физического труда и не любит собак, можно смело предсказать, что он никогда не познает всей прелести этой охоты". И. Кошелев, В. Меркулов, эксперты II категории "Охота и охотничье хозяйство № 09 - 1982 г."
 

Edited by English Pointer
Link to post
Share on other sites

К истории Пойнтера В СССР "Об одном маточном гнезде" Е.Землянский

До революции кровное собаководство в России было почти полностью сосредоточено в двух центрах — в Петербурге и в Москве, и только отчасти в некоторых больших городах, как-то: в Киеве и некоторых других. Поэтому для истории породы, например, пойнтера в России достаточно проследить и охарактеризовать сравнительно небольшое число лучших представителей породы в этих городах и их влияние на породу.
В настоящее время не только отдельные кровные экземпляры пойнтеров, но линии и гнезда имеется и в провинции — в Киеве, Ярославле, Горьком, Тбилиси. Отдельные выдающиеся экземпляры можно встретить и в других городах — Иванове, Калинине, Вологде, Новосибирске, Симферополе и во многих других. Поэтому написать историю пойнтера в СССР, т.е. проследить и осветить влияние на породу производителей, охарактеризовать современное состояние породы и дать объективную оценку отдельным линиям и семействам задача для одного человека непосильная, особенно принимая во внимание почти полное отсутствие информации.
У нас нет специального журнала по собаководству, а журнал "0хота и охотничье хозяйство" вопросы собаководства освещает скупо, бессистемно и слишком односторонне. Отчеты по выставкам и полевым испытаниям в последние годы не издаются.
Полагая, что для некоторых любителей охотничьих собак, пойнтера в частности, будет интересно познакомиться, хотя-бы неполном и несколько односторонним освещении - с работой отдельных собаководов, я счел возможным поделиться своими воспоминаниями.
Линией в породе принято считать, если потомки производителя — основателя линии обладают сами и стойко передают его тип и качества, своим потомкам. Поскольку число потомков производителя самца обычно значительно превышает число потомков самки, основателями линии как правило, являются самцы. Но имеют место случаи, когда материнское начало в передаче наследственности оказывается сильнее. Путем закрепления этого влияния помощью инбридинга на родоначальницу, может быть образовано маточное гнездо или, как иногда называют - семейство.
Маточные гнезда известны и в коневодстве, где разница в числе потомков жеребца-производителя и кобылы особенно значительна. Тем более. образование маточных гнезд может иметь место в собаководстве, поскольку от одной суки можно получить большое число потомков.
Образованию маточных гнезд в охотничьем собаководстве способствуют и другие причины. В наших условиях ведущая роль в развитии пород охотничьих собак принадлежит индивидуальным владельцам собак, в основном — владельцам сук. Владелец кобеля, особенно, если тот не является выдающимся экземпляром, почти лишен возможности подобрать к нему суку по своему желанию .В то жe время у владельца суки, даже ничем не выдающейся, имеется полная возможность выбора. Конечно, это не мешает образованию линий отдельных кобелей-производителей.
Такое положение имеет и свою отрицательную сторону — заведомо плохим по экстерьеру и по рабочим качествам кобелем вряд ли кто захочет вязать свою суку, а негодную суку сплошь-да-рядом вяжут и берут пометы. Возражать против этого трудно — ведь только шарлатан может взять на себя смелость заранее судить о пригодности или непригодности суки для ведения породы.
 
Ко времени окончания гражданской войны, поголовье охотничьих собак в нашей стране сократилось до минимума. Об этом, и о состоянии породы пойнтера к началу тридцатых годов можно познакомиться по брошюре Б. М. Новикова — "Пойнтер, его происхождение и стандарт", изданной Т-вом "Московский охотник" в 1930 г. К этому времени московским собаководам удалось вполне успешно восстановить породу пойнтера, используя, в основном, отечественный материал.
 
Двадцатые и тридцатые годы для охотничьего собаководства явились эпохой возрождения. К этому времени рушились старые нездоровые традиции, когда, например, считалось предосудительным для некоторых слоев населения продавать щенят, когда из пометов лучших щенков оставляли для себя или дарили знакомым, а остальных уничтожали, когда владелец интересного производителя из чванства не допускал его к вязкам с суками других владельцев и т.п. Поэтому после революции, несмотря на скудость оставшегося материала, открылось широкое поле деятельности для племенной работы в охотничьем собаководстве.
Успеху в этой работе благоприятствовали с одной стороны широкие возможности в отношении производства охоты с подружейными собаками — легавым, в частности, и энтузиазм старых и новых собаководов-любителей - с другой.
Относительно охотничьих возможностей того времени для Москвы, например, достаточно будет указать, что только по одной Казанской ж.д. были расположены болотные угодья мирового порядка, такие как Выхинское бл., .ст. Косине, Мехневское бл., ст.Красково, Удельная, Москворецкие луга, простиравшиеся до г. Воскресенска. Все эти места были доступными болотной дичи в них было достаточно. Не было недостатка и в лесной дичи в лесных угодьях.
В это время жили и здравствовали такие любители и знатоки охотничьего сабаководства, как В.Д. Востряков. Б.М. Новиков. Р.Ф. Гернгросс М.Д. Менделеева, А.Я.Пегов, И.С.Бровцын. Н.Н. Челищев и другие. Из более молодого поколения дореволюционных любителей, также оказавших влияние на развитие охотничьего собаководства, следует отметить Б.В. Ясюнинского, В.Павлинова, Н.П.Пахомова. И те и другие с большим энтузиазмом отдавали свои силы и энергию делу восстановления пород охотничьих собак, проводя экспертизу и судейство на выставках и на полевых испытаниях собак, выступая с лекциями и докладами в охоторганизациях, передавая свои знания и делясь своим опытом с молодежью.
В это жe время в работу по восстановлению охотничьего собаководства влилось много новых любителей. Из пойнтеристов, деятельность которых отразилась на развитии породы, следует указать А.А.Чумакова, В.А.Данилова, Л.И.Просвирова, А.В.Платонова, П.М.Юдкина и С.Ф.Мухина. Особо, как талантливых заводчиков, следует отметить Б.В.Ясюнинского, В.А.Данилова и несколько позднее — С.Ф.Мухина; из владельцев выдающихся производителей того времени можно назвать Б.В.Ясювинского /Аксакал, Камбиз/. Л.И.Просвирова /Арик. Раппо/. В.А.Данилова /Барон/, П.М.Юдкина /Миг/ и И.М. Липатова /Бокс-1 и Бокс-11/.
В двадцатых и начале тридцатых годов одни из лучших пойнтеров были у Б.Б.Ясюнинского. В свое время он приобрел от И.И. Гаврилова классного кобеля Блекфильд-Аксакала-4058,сына Казоф-де-Бельваль /Франция/ и отечественной Цыганки-2837; от Аксакала и Фанни Жилова был получен тоже классный ч.Камбиз-4685 и от Аксакала и Славы-II-4581 Новикова - черная сука Таис-4660.
В настоящее время В СССР нет ни одного пойнтера отечественного происхождения, которой бы не нес в себе крови ч.Камбиза. От Таис и вывозного из Америки Команш-Франк-Вилькс, была получена исключительно высокого экстерьера сука Осбор-Годива, которую Ясюнинский уступил известному кинологу В.А. Марру. Последний вывез Годиву в Бельгию, где она сделала богатую выставочную и полевую карьеру. По сообщению Марра, она трижды выигрывала на выставках и часто на полевых испытаниях в Европе.
В конце двадцатых и начале тридцатых годов, как было сказано, порода пойнтера в Москве стояла на большой высоте. достаточно указать на такие экземпляры как ч.Бокс-5309 Липатова, Барон-7113 Данилова, его же Нана-7114 и Паяц; Арик-4867 Просвирова,Треф-5121 Шувалова, Чек-5476 Борисова, Осбор-Хелла-5074 и Осбор-Годива-5240 питомника Осбор.Рокет-4747 Чумакова и многие другие. Все-же, несмотря на это, чувствовалась необходимость освежения крови московского пойнтера. До 1930 года из за границы были получены несколько кобелей и сук. Наиболее интересные из них: шведы — Треф-4727 Шихана и Ролльсберга-0сиан- 52780, упоминавшийся выше американец Команш-Франк-Вилькс, англичанин — Стайлиа- Мурхен и из Бельгии сука Блек-фильд-Секюрити.
Среди некоторых московских поинтеристов того времени, в том числе и таких, к мнению которых прислушивались /напр., А.А.Чумаков/, бытовало предубеждение относительно целесообразности прилития к нашим пойнтерам иностранной крови. Поэтому указанные выше кобели, за исключением Трефа Шимана были слабо использованы. Как пишет Б.М. Новиков, никто из этих кобелей больше трех вязок не имел, Стайлиш-Мурхен, имевший в Англии свыше двадцати полевых побед, у наших заводчиков доверием не пользовался. Это тем более странно, что Мурхен, сам будучи отличным полевиком, являлся родным братом знаменитого чемпиона Бена-оф-Боббинг, который был отличным производителем в Англии и за большие деньги ушел в Америку. Вот что пишет В.А Марр про Мурхена: "...Я приобрел родного брата Вена кофейнопегого Стайлиш-Мурхена. Я должен был ждать, пока Мурхену не исполнилось более семи лет, так как его владелец Исаак Шарп хотел сам использовать его как производителя в собственном питомнике.
А вот что пишет про Мурхена А.В.Платонов в подготовленной к печати, но до сих пор не изданной рукописи: "Мурхену не повезло в России, благодаря его несколько непривычному типу, он многими был встречен враждебно. Помимо того, он попал в питомник Всекохотсоюза, где собак содержали в очень плохих условиях. Особенно неблагоприятно эти условия должны были сказаться на кобеле в связи с его возрастом, и он все время находился в страшном беспорядке. Осенью нам совместно с Б.М. Новиковым пришлось видеть работу Мурхена по строгим осенним чернышам. При этом кобель был очень худ и вое время тряс ушами, т которых шел характерный запах. конечно у больной старой собаки не могло быть большого хода, и он был несколько тяжеловат, о не лишен своеобразной красоты. Манера его была изумительна — трудно найти собаку, в такой мере соединяющую правильность поиска с его осмысленностью. Он ни разу не только не опустил, но даже не снизил свою высоко напряженную поднятую голову, все время ловящую запахи дичи.
Когда Мурхен работал по птице, он был незабываем. Тогда вся его вообще несколько грубоватая фигура мгновенно преображалась, движения делались необычайно осторожными и, в то же время, четкими. В каждом повороте надменно поднятой головы, в каждом взгляде его умных глаз чувствовалась страсть и уверенность в себе. Работы его были до дерзости смелы и, в то-же время осмысленны: положительно. этот кобель умел заставлять удиравшую птицу затаиться. Помню как он отрабатывая черныша, наконец замер в поразительно эффектной стойке, прижав птицу к опушке поляны, на которой мы стояли. Трудно было поверить, глядя на собаку, что перед нами истомленный болезнью старик — так красиво выделялась фигура пса. Мы оба выпустили поднявшегося тетерева без выстрела и долго молчали, глядя на распластавшегося при взлете Мурхена.
Первый заговорил В.М.Новиков: "И такую собаку смеют поносить! Я хотел бы, чтобы они сейчас стояли рядом с нами". Мы были сильно взволнованы.
Навряд ли когда-нибудь изгладится из нашей памяти впечатление, оставленное старой собакой; и с того дня мы стали его горячими поклонниками."
В.А. Марр сообщает, что он от Стайлиш-Мурхена вывел целый ряд хороших пойнтеров, которые имели одинаковый успех как на выставках, так и на испытаниях, и перечисляет ряд потомков Мурхена. ( В.А. Mapp — глава из книги о пойнтере./Рукопись/).
К нам в СССР Стайлиш-Мурхен попал в 1929 году уже в преклонном возрасте — девяти лет. С ним были повязаны четыре суки — Нелли Левицкого, Осбор-Хелла-5074, Осбор-Годива-5240 и Верда-Джиневра-6776. Последняя принадлежала Б.В.Ясюнинскому; он был совладельцем двух предпоследних. Таким образом, можно считать, что инициатором вязок последних трех сук с Мурхеном являлся Ясюнинский. В 1930 году от Нелли Левицкого yже имелся один полевой победитель (Б.М. Новиков — "Пойнтер, его происхождение и стандарт").
Следует отдать должное интуиции Б.В.Ясюнинского, как заводчика, который не шел на поводу московских так называемых "знатоков" и, невзирая на видимую возможность ухудшения экстерьера своих собак, нашел целесообразным в целях освежения крови пойнтера получить, вырастить и воспитать щенка от Камбиза и вывозной Блекфильд-Секюрити мало чем выдающуюся суку Верда-Джиневру /мал.сер.мед.,дип.3-й ст./, а затем эту последнюю, без особой надежды улучшить экстерьер, повязать со Стайлиш-Мурхеном. От этой вязки 25.06.30г. была подучена желтопегая сука — 0сбор-Эра-8026, которую мы склонны считать родоначальницей семейства. историю которого пишем. Основанием этому может служить то, что если вязки, осуществленные Б.В. Ясюнинским, Камбиза с Секюрити и Дженевры с Мурхеном надо полагать, преследовали цель освежения кровей московских пойнтеров, то вязки Осбор-Эры и ее дочерей и внучек, проведенные С.Ф.Мухиным. а затем автором этих строк, преследовали, в первую очередь, закрепление и повышение рабочих качеств в потомстве. Нам неизвестно, чтобы Б.В.Ясюнинский вязал с кем-нибудь Эру. К тому времени он как-то охладел к охоте, а может-быть и к собаководству. Но, все-же Эра была показана и на испытаниях, где получила диплом 3-й степени, и на выставке, где прошла на малую серебряную медаль.
Случилось так, что Осбор-Эра попала во владение С.Ф. Мухина — зоотехника по образованию. Осенью 1935 года Мухин возвращался с вокзала после охоты. Когда он пересекал Комсомольскую площадь, ведя на поводке своего пойнтера Зенту, к нему подбежала и пошла за ним желтопегая сука пойнтер, в которой он признал Осбор-Эру Ясюнинского. Последний в благодарность за находку пропавшей собаки разрешил Мухину охотиться с ней до конца сезона. По независящим причинам не представилось возможным вернуть Эру ее владельцу и она была приобретена Мухиным.
В то время у Мухина была классная по экстерьеру сука пойнтер Зента-6046 от вывозного Трефа-4727 Шимана и Мод-5262 /Сен-Райс-4662 — Кора-4671/. Зента была неплохой охотничьей собакой, но все-же по чутью и другим рабочим качествам заметно уступала Эре. От Зенты Мухин взял два помета:один в 1932 году от Верда-Эро-6186 /ч.Камбиз-4685 — Бл. Секюрити/.другой в 1934 году от Раджи-5297 Макарова-Землянского /Пупсик Прокина — Ферри Левицкого/.
Из первого помета следует отметить чернопегую суку Ару-7457 родоначальницу известного классного семейства пойнтеров доктора .В.Н.Соколова /Ночка-20/п,Зорька-19/п.Муха-22/п,Чара-21/п и др./; из второго помета нам известен кофейнопегий Саиб Мухина. Это был кобель среднего экстерьера, но с большим чутьем, злобный и упрямый по характеру /диплом 3-й ст. при 19 баллах за чутье/.
Получив в свое обладание Эру и испытав ее на охоте, С.Ф.-Мухин понял, что в его руках исключительно ценный материал для ведения породы.
Осбор-Эра не блистала экстерьером — была несколько растянута и без достаточного подрыва живота; на выставке имела малую серебряную медаль, на испытаниям — диплом 3-й степени. Нам неоднократно довелось видеть Эру на охоте — она обладала достаточно дальним чутьем, хорошими манерой и ходом. Родословная Эры была полна свежими, неродственными отечественными кровями. Только одна четверть родословной была занята последними, причем лучшими, в том числе кровью Блекфильд-Аксакала-4058.Поэтому здесь представлялся большой простор и широкие возможности для племенной работы.
Стоял вопрос «с кем вязать Эру». В то время в Москве было достаточно классных кобелей, и выбор был очень большой. Достаточно указать следующих производителей: Барон-7113 Данилов а, Грааль-5802 Евдокимова, Тир-7021 Демешека,Ральф Уваева,кофейный Дар Иванова,Верда-Эро и др./Команш-Франк-Вилькс — Блекфильд-Секюрити/
С.Ф.Мухин остановил свой выбор на Верда-Деп'е-5152 Бурова. В этом случае в потомстве концентрировались крови лучших из ввезенных из заграницы пойнтеров; к тому лв Команш уже проявил себя, дав Осбор-Годиву. Имелось также в виду более широко использовать привозную кровь и не дать ей заглохнуть. Следует иметь в виду, что у некоторых московских "знатоков" существовало предубеждение против ввоза "иностранцев" .
Из этого помета следует отметить кофейнопегую в сильном крапе суку Осбор-Свирь-8365, принадлежавшую автору этих строк. Эта сука по первому полю на московских полевых испытаниях получила диплом 2-й степени и вместе с английским сеттером Ирминг-Фрамом-8230 Ганьшина, была направлена за счет Т-ва "Московский охотник" на ленинградские юбилейные испытания бл.с.Грузино на Волхове. Там она получила два диплома 3-й ст /в первопольных и многопольных/. К сожалению, осенью того же года, когда владелец был в отъезде, ее украли.
По отзыву ее натасчика Е.Г.Шапатина, Осбор-Свирь имела выдающееся чутье. Уже через несколько лет Е.Г.Шапатин сказал мне при воспоминании о Свири: "Вы не знаете что Вы потеряли — у Свири было такое чутье, что она заслуживала диплома 1-й степени". .Ход и поиск у Осбор-Свири были безукоризнены. На выставку не ставилась.
Из однопометников Свири нам была хорошо известна чернопегая сука Осбор-Улла Мухина. Она оказалась хорошей охотничьей собакой, но не была выдающейся. Остальные щенки из этого помета ушли в провинцию и их судьба неизвестна.
Поскольку Улла по охотничьим качествам уступала Эре, она была уступлена в провинцию.
К этому времени в Москве не осталось ни одного потомка Когланша.Часть из них ушла на Кавказ;некоторое время кровь этого кобеля сохранялась в пойнтерах г.Горького, но с течением времени она и там угасла.
Следующую вязку уже восьмилетней Эры Мухйн. имея в виду закрепить рабочие качества в потомстве, намечал осуществить с Раджей-5297 Я. Я. Макарова-Землянского. В свое время этот кобель отлично зарекомендовал себя на Московских полевых испытаниях 1925 года / 1-й приз при дипломе II-й степени/. Кроме того, о нем хорошо отзывался егерь К.Н.Зуев как о чутьистом и "умном" кобеле. От него и Зенты, как сказано выше был получен чутьистый Саиб. Таким образом, многое говорило в польза этой комбинации, но ко времени пустовки Эры, Раджа пропал, остались его сыновья-однопометники от отличной полевой суки.Долли-7513 Бирюлькина /ч. Грааль-5802. — Дженни-6345/ — Наль-46/п Качалова / золотая медаль, — дип.2-й и 3-й ст./ и Рекс Глиндзича / мал.сер.медаль и 1-е место на исп.1935г. первоп. при дип. 3-й ст/ Естественно, было желание повязать Эру с Налем, но тот к этому времени угас. Пришлось обратиться к Рексу без надежды улучшить экстерьер, но с учетом закрепить чутье. Работу Рекса в поле Мухин наблюдал сам, да и К.Н. Зуев хвалил ее.
В 1938 году Эра была повязана с Рексом. Из этого помета в Москве остались две суки — Тилл-73/п Мухина и Ля-Бель-11/п Землянского.
Третья сука из этого помета ушла в Тамбов к П.Ф. Шаповалову, который был очень доволен ее полевыми качествами.
И Тилл и Ля-Бель не блистали экстерьером, обе на выставках проходили на малую серебряную медаль, а Ля-Бель, к тому же имела сильно искривленную верхнюю челюсть. По современным правилам, основанным не на фактическом материале, а на домыслах. Ля-Бель не следовало пускать в породу но и Тилл и Ля-Бель дали отличное потомство.
Отвлекаясь несколько от темы, следует сказать, что в описываемое время /тридцатые годы/ в кинологической общественности Москвы, среди некоторых ее представителей, например у А.А. Лумакова и его последователей, было предвзятое мнение — предубеждение к проводимой Б.В.Ясюнинским.а вслед за ним и С.Ф.Мухиным племенной работе. Поэтому естественно, что продукция собак Мухина в Москве не пользовалась спросом да она и не блистала экстерьером. Щенки уходили в провинцию, только отдельные экземпляры задерживались в Москве — у самого Мухина и у автора этих строк, который охотился совместно с Мухиным и мог оценить достоинство его собак.
Продолжать вести племенную работу помешала Великая Отечественная война. Больших усилий стоило сохранить племенной материал. Много прекрасных собак погибло.
Следует отметить заслуги некоторых товарищей, способствовавших сохранению охотничьих собак, в перввую очередь Е.Э.Клейна, который в первые же месяцы войны сумел объединить вокруг себя некоторых владельцев охотничьих собак.
После разгрома фашистов под Москвой на путях их отступления осталось много убитых лошадей. При стоявших тогда больших морозах - без оттепелей; туши лошадей хорошо сохранялись. На общественных .началах мерзлые туши удавалось привозить в Москву. В добыче корма участвовали сами владельцы собак — одни доставали транспорт, другие выезжали за тушами и привозили их на квартиру Клейна. Там туши разделывались на части и раздавались членам такого самодеятельного коллектива.
Но подошел март с его оттепелями и трупы лошадей начали разлагаться, кончилось временное благополучие, собак нечем стало кормить. Объединившийся вокруг Е.Э.Клейна коллектив сам-собою распался. Каждому пришлось думать как быть дальше. Лично передо мною встала дилемма — то ли выпустить Ля-Вель на произвол судьбы на улицу, то ли уничтожить ее не доводя до смерти от голода.
К счастью, в это самое время я встретил своего бывшего сослуживца Г.А.Орлова — доброго, отзывчивого человека и охотника. Он жил под Москвой в Люблине и имел свой огород, то есть, был относительно обеспечен продовольствием. Когда я поделился с ним своими печальными мыслями, он предложил мне отдать ему Ля-Бель в собственность с тем, что он обязуется вязать ее только по моему указанию и дать мне безвозмездно щенка из помета; если же по каким-либо причинам он вздумает расстаться о собакой, то в первую очередь должен предложить ее мне.
Это было летом 1941 года, а в 1942 году при активном участии А.А.Чумакова удалось выхлопотать для кровных собак продовольственное снабжение в виде выдачи того или иного вида крупы в количестве 15 кг в месяц на собаку. Эта правительственная мера позволила сохранить оставшееся поголовье классных собак.
Владельцы поставленных на довольствие сук обязывались вязать их; никаких ограничений в выборе производителя не ставилось, а пометы контрактовались — четыре щенка из помета распределялись Управлением по делам охоты, где главным кинологом работал А.А.Чумаков. Одного из этих щенят по первому выбору мог оставить себе владелец суки. Остальные щенки сверх четырех оставались в распоряжении последнего.
Ля-Бель недолго пробыла у Орлова — у него изменились семейные обстоятельства, и он не мог продолжать содержать собаку, и марте 1943 года он предложил мне срочно взять от него Ля-Бель. Обеспеченность кормами позволила мне это сделать.
Весной 1944 года Мухину и мне пришлось думать, с кем вязать наших сук. До войны они имели на выставке малые серебряные медали и на испытаниях по диплому 3-й степени. Я свой выбор остановил на чернопегом Орике-27/п Ксенофонтова, сыне Дара-6243 и Ары-7457, родоначальнице блестящей семьи пойнтеров доктора В.Н.Соколова. Этот кобель на выставках имел малое золото и большое серебро и на испытаниях диплом 2-й степени. По предварительным соображениям, помет должен был быть неплохим; в действительности же он оказался неудачным. Но причиной этого я считаю случившееся несчастье — когда щенкам было две недели, Ля-Бель украли, и щенков пришлось выкармливать кое-чем только не молоком, которое мы были вынуждены заменить продававшимся без карточек напитком «суффле». Если судить по оставленной мной для себя суке Клер-307/п, собаки из этого помета были мелкими, инфантильными и недостаточно выносливыми. При натаске Клер я не обнаружил у ней ни большого чутья, ни большого хода. Когда я получил от Ля-Бель второй помет (осенью 1944 г. я нашел и вернул себе Ля-Бель), я уступил Клер на Кавказ в Монкавшири. Там она прошла на диплом 3-й степени.
С.Ф.Мухин свою суку Тилл-78/п повязал с Денди Кондратенко /Бокс-П-60/п — Веста-Просвирова/.Полученный помет, судя по оставленной Мухиным для себя суке Лилле, также оказался не совсем удачным - Лилла имела некрасивую, совершенно без перелома голову и кое-как проходила на малое серебро; на испытаниях она получила диплом 3-й ст. Лилла была уступлена т. Ирошникову, который взял от нее потомство. Кстати сказать, кровь .Лиллы несет полевой и выставочный чемпион Шнеп 1153/п С.И.Кремера.
Весьма удачным был следующий помет от Тилл, повязанной свелтопегим Маусом-121/п В.Ц.Зотова /Миг-50/п-ч.Лили-45/п/.Из этого помета следует отметить краснопегого Мануса В.П.Зотова, прошедшего на испытаниях на диплом 1-й степенней на выставке имевшего большую золотую медаль. Манус давал хорошее полевое и по экстерьеру потомство. Из его потомков следует отметить однопометников от Долли Юдкина - ч.Грааля Юдкина и Мига Кремера. Грааль также оказался хорошим производителем.
Оставленная из этого помета Мухиным для себя сука Улла была незаурядной полевой работницей. На испытаниях она по первому полю получила диплом 2-й степени. Мне довелось видеть ее на охоте — о чутью она могла пройти на диплом 1-й степени, который в те годы получить было ой как трудно.
Сын умершего в 1947 году С.Ф.Мухина не успел поставить Уллу на выставку и не вязал ее. Она сгасла от чумы по третьему полю. По экстерьеру Улла была не плоха — на мой взгляд по теперешним требованиям она безусловно заслуживала оценки "очень хорошо".
На этом закончилось ответление гнезда Осбор-Эры на Тилл Мухина.
Я не беру на себя смелости утверждать, что была создана линия Мануса Зотова: Ч.Грааль Юдкина — Беляк Арманда — Рекс О.Волкова - Фотон Федукова, поскольку Манус потомок Мига-50/п, безусловного основателя линии. Однако, если обратить внимание на параллельное потомству Тилл Мухина потомство Ля-бель Землянского, то можно считать, что отличные полевые качества потомков Мануса в значительной мере обязаны влиянию кровей собак семейства Осбор-Эры.
Ко времени послевоенных вязок Тилл-78/п и Ля-Бель-11/п в этом семействе были прочно закреплены рабочие качества и пора было подумать и об улучшении экстерьера. С этой стороны, насколько неудачна была вязка Тилл с сыном ч.Бокса-П-60/п, настолько успешной оказалась вязка ее о сыном Мига-II-60/п. Это еще раз подтверждает, что однопометники Бокс-II и Миг были различными по типу и по передаче своих признаков потомству.
При подборе производителя для второй вязки Дя-Бель, я не мог не считаться с результатами первой вязки Тилл, который показал, что кросс на потомство Бокса-II оказался неудачным в отношении улучшения экстерьера. В то время еще нельзя было быть уверенным что и кросс на потомство Мига не окажется неудачным. Свой выбор я остановил на Беке-76/п Данилова.В нем не было ничего плохого — с материнской стороны родословной он был сильно инбридирован — его мать, Нана-7114 дочь однопометкиков Юрика-6893 и Леди-II-6894; но эта инбридированная кровь была разбавлена сильными кровями ч.Грааля-5802 Евдокимова в сочетании с Дженни-6345 Сенюкова. Кроме того, многие селекционеры, среди коневодов, например, считают, что кросс инбридной линии на аутбридную дает хорошие результаты.
Бек-76/п был недурен сам по себе — имел малую золотую медаль на выставке и диплом 3-й степени, что в те времена значило не мало.
Ля-Бель от Бека принесла пять щенят: трех кобельков и двух сучек. Кобельки ушли в провинцию, и их судьба мне неизвестна, а сучки остались в Москве — одна у меня, а другую я был вынужден уступить совершенно неопытному охотнику в порядке компенсации за возвращение мне пропадавшей Ля-Бель. Этот товарищ не сумел натаскать суку и не вязал ее.
Оставленная мною у себя сука — Свирь-II-376/п сделала блестящую по тем временам карьеру — она имела два диплома 2-й и три 3-й степени, была хороша и по экстерьеру; она прошла в открытом классе под судейством Б.А. Калачева на большую золотую и под судейством А.А. Чумакова на малую золотую медаль. На наш взгляд у Свири- II можно было пожелать побольше губы. В 1953г. по комплексной оценке она получила звание чемпиона. В поле она была отличным работником неуемной страсти и энергии при хорошем /19 баллов/ чутье. В действительности, ее чутье можно было оценить выше — мне и моим спутникам на охоте приходилось наблюдать исключительно дальние работы Свири.На полевых испытаниях, когда под судейством А.А.Чумакова и А.Д.Гончарова Свирь, работая по гаршнепам, прошла на диплом 2-й степени при общем балле 83, при 19 баллах за чутье, вслед за ней испытывался английский сеттер, который не мог найти птицу. Судьи попросили меня пустить не в зачет Свирь, чтобы найти птицу. Свирь дала отличную работу по бекасу, и А.Д. Гончаров тут-же сказал мне, что если бы эта работа шла в зачет то они - судьи были бы обязаны дать Свири диплом 1-й степени.
Особенно хорошо и далеко она работала бекаса и гаршнепа, как говорится, "любила" эту птицу. Ее недостатком были пустые стойки, к которым она иногда как-бы сознательно прибегала – например, будучи исключительно позывистой, она иногда уйдя в поиске далеко от ведущего и услышав команду "назад", она делала стойку; ведущий начинал подходить к ней, хотя по опыту чувствовал, что она обманывает. Не успеешь еще подойти на расстояние, с которого можно посылать собаку, как она без какой-либо проверки в направлении, в котором стояла, переходит в поиск. Несомненно, это был сознательный обман, а не недостаток чутья. Случаев, чтобы Свирь прошла птицу, я не помню.
Когда подошло время вязать Свирь- II, для меня стало ясно, что крови Бокса- II  и Мига — разные крови, что, если Бокс- II  не подходит как производитель к данному семейству, то это не значит, что к нему не подойдет кр/овь Мига. Поэтому свой выбор я остановил на представителе М линии Мига — Даре-П-268/п Юдкина /ч.Влек-2-б/п. — Леда-51/п Алексеева, инбридированном на Мига /П-11/ и на сочетание ч.Грааль5802 ,с Денни-6345 /1У-1У/.
Дар-II  обладал большим чутьем — имел два диплома 1-й степени и несколько 2-й. На выставках он проходил на большую золотую медаль. Он был несколько утрирован — имел слишком глубоко спущенное ребро и широколобую голову с очень крутым переломом и укороченной мордой, обладал очень мощным костяком. Если рассматривать в отдельности, то его черепная коробка была нормальной для крупного пойнтера, а морда соответствовала собаке меньших размеров. Передача потомству типа головы меня не страшила — ведь утрированность не тип, а скорее случайность. Рабочие же качества только закреплялись.
В этом помета было несколько кобельков и одна сучка. Все они оказались хорошими полевыми работниками при неплохом экстерьере. Кобели были несколько широколобы, но утрированности не было. Сука - Слава А.Н. Типикина по экстерьеру проходила на "очень хорошо" и была отличной полевой работницей, на московских полевых состязаниях 1955 г. она получила диплом 2-й степени. От нее и Ярика-351/п Зорина был помет. По словам директора Гжельского охотхозяйства А.И.Николаева, который вырастил и реализовал этот помет, дети Славы были хорошими работниками, но попали таким охотникам, которые ни выставками, ни испытаниями не интересуются.
Следующую вязку Свири я осуществил с Мигом Кремера (Манус Зотова – Долли Юдкина) по следующим соображениям. Здесь имели место, кросс на линию Мига-60/п Юдкина и инбридинг на семейство Осбор-Эры / II — III — Ля-Бель-1/п — Тилл-78/п. Целью этой вязки было закрепить рабочие качества, не ухудшая экстерьера. Вязка оказалась безрезультатной. Следующей весной я повязал Свирь с однопометником Мига Кремера, ч.Граалем Юдкина. Грааль как и его однопометник Миг, на выставках проходил на "отлично", а на испытаниях и состязаниях на дипломы 2-й ст. Эта вязка оказалась удачной, в помете были три кобелька и одна сучка. Один кобелек /Беляк-1042/п/ достался Б.Н..Арманду, другой /Эро/ Ф.С.Мухину и третий молодому охотнику, у которого тот пропал. Сучку /Сура-702/п/ я оставил себе.
Беляк Арманда был плохо натаскан и имел диплом 3-й ст., на выставке в младшем возрасте оценку «xopoшо» за якобы намек на клещевидный прикус, чего в действительности не было. Беляк был могучей сложки, имел отличную голову, может быть был несколько сыроват. Он оказался отличным производителем.
Эро не был показан ни на выставке, ни на испытаниях. Я его видел первопольным на охоте. Он показал хорошие манеры и чутье, но был явно недоработан. В следующем году Эро подал в автомобильную катастрофу, в которой погиб его хозяин, и достался не охотнику.
Сура-702/п сделала блестящую полевую и выставочную карьеру. По первому полю она натаскивалась егерем Г.А. Алексеевым и была мною принята с пробы, но показать ее на испытаниях не удалось,т.к. о-во «Динамо» в том году испытаний не устраивало. Поставить Суру на испытания удалось только в следующем 1955 году. Она последовательно получила три диплома 1-й степени — на полевых испытаниях /гл. судья В.И. Смирнов,/, на отборочных соревнованиях /гл. судья П.Ф.Пупышев/ и на московских полевых состязаниях /гл.судья Д.А.Чумаков/. Вел собаку я.
Сура получила звание полевого чемпиона при общем балле 87 и 22 баллах за чутье.
В 1956 г. на полевых состязаниях Сура осталась без диплома при расценке:79 общий балл, при 20 за чутье, за погонку по третьему отлично сработанному дупелю.
В 1957 году Сура выступала на полевых состязаниях при гл. судье В.В. Павлинове. Здесь она явно работала коростеля, работала верхом, несколько раз останавливаясь на стойки и переходя на короткий поиск. Учитывая, что при такой работе высокого диплома не заработаешь я попросил снять собаку с испытаний, что судья и сделал с мотивировкой "за пустые стойки".
На выставках в 3-й возрастной группе Сура имела оценки «очень хорошо» и "отлично". Последнюю оценку ей присуждали А.А. Чумаков и А.П. Синицын. Сура имела весьма породный вид, чем превосходила свою мать Свирь. У нее находили некоторую мягкость спины, но на потомстве это не отразилось. По комплексной оценке Сура входила в класс элита и заслужила звание чемпиона породы.
С Сурой  я охотился порядочно времени. Она была отличной работницей и по болоту и в лесу у отличалась позывистостью, не оставляла за собой непричуянной птицы, не спарывала ее и стояла твердо до посыла. В последние годы своей жизни она стала несколько туговата на подводке и далековато уходила в лесу. Если она не возвращалась по свистку, то приходилось искать, где она стоит на стойке.
Срйвнивая по работе своих трех пойнтеров — Ля-Бель,Свирь-П и СурУ»я должен сказать, что все они были хороши.
Ля-Бель была очень страстной собакой, отличалась правильным поиском, отлично секундировала даже на очень дальнем расстоянии и хорошо работала в паре. Имела хорошее чутье. По всем этим данным она с успехом могла быть показана на парных испытаниях.
Свирь- II отличалась еще большей страстью и нестомчивостью, обладала весьма быстрым ходом. Как сказано выше, ее работу портили пустые стойки. Она имела более дальнее и острое чутье, чем Ля-Бель и Сура.
Сура имела более спокойный характер и по сравнению с двумя предыдущими, была несколько умереннее на ходу, имела дальнее и верное чутье. Но таких дальних работ, какие иногда показывала Свирь- II, она не давала.
Все эти три суки оказались хорошими производительницами, но наши "знатоки" имели предубеждение против этих кровей — казывалось предвзятое отношение к вывозным производителям. Поэтому дети двух первых сук уходили в провинцию и применялись как пользовательные собаки. Только рабочие качества Свири- II  и ее детей, а таже и ее звание чемпиона заставили обратить внимание на это семейство. Поэтому потомки Суры попали к владельцам, которые не только охотились, но и показывали своих собак на испытаниях и на выставках.
От Суры я взял три помета:
1. От ч.Ратмира-644/п Б.А.Калачева / ч.Блек-26/п — Эльза-621/п. Этого кобеля я видел на работе на испытаниях 1955 г., когда он получил диплом 1-й ст. По типу он подходил к линии Мига-50/п, кроме того, со стороны матери в нем текла рабочая кровь Дали Борисова. По экстерьеру Ратмир проходил на "отлично" и по комплексной оценке имел звание чемпиона.
Ничего плохого вязка Суры с Ратмиром не сулила. Можно было не опасаться ухудшения ни рабочих качеств, ни экстерьера. По своему складу Ратмир и Сура подходили друг к другу. Действитедьно, помет оказался очень удачным; в нем было четыре кобелька и две сучки. Все они оказались "отличного" или "очень хорошего" качества по экстерьеру и дельными полевиками: 1/- ч.Тальбот-1029/п А.М.Такунова /Вологда/ — "отлично", дип.2-й ст.,2/- Гирей-1066/п Г.Т. Павленко — "отлично", дип. 2-й ст;,3/- Треф В.М. Левченко /Гусь Хрустальный/- "оч.хор.", дип.2-й ст. 4/- Варяг М.А.Ильина — не показан /сгас/, 5/- ч.Гейда-717/п В.А.Волкова — "отлично",дип.1 ст.,6/- Инга А.Н.Новгородцева /Ижевск/ — "отлично".дип. 2-й ст. — За исключением Трефа, который впервые был повязан в девятилетнем возрасте и не дал потомства и погибшего Варяга, .дети Суры из этого помета оказались достойными производителями. Повязанная с Ратмиром вторично Сура помета не дала.
2. Следующую вязку Суры я намечал осуществить, с Милордом Блинова-/Ярославль/, однопометникок Ратмира, но я захворал и не мог выехать из Москвы. Я повязал Суру с Даром-712/п А.В. Гусева /"отлично", дип.2-й ст./. От Него и Ары-1У-605/п В.Н. Семенова yже был помет, обещавший многое, хотя по возрасту еще не проверенный. Родословная Дара у меня особых сомнений не вызывала. Меня несколько смущала мать Дара. Верда-536/п Усова, в которой сильно сказался тип ее деда Бокса- II -60/п, к которому у меня было предубеждение, но последнее, мне казалось должно было умеряться накоплением полевых кровей через Дара-268/п Юдкина, инбридингованного II — II / на Мига-50/п.и через Даль Борисова.
Из этого помета можно указать на втородипломниц: Альфу Ласточкина, Леди Кильдюшева и Свирь- III Шилина, отличных по экстерьеру. Правда последняя имела бульдожину и ее с первых мест в ринге приходилось отодвигать на последние.
Нельзя не отметить,что в этом помете две суки имели неправильный прикус.
3. Третий помет от Суры я взял от полевого чемпиона Крапа С.И. Кремера / Грааль 215/п Сулимовского – Джильда 229/п Орешкова. По отцовской линии он внук вывозной, из Финляндии суки Рен-574/п. Крап был мелок ростом, но от дочери Суры Инги Новодворского от него было подучено потомство достаточно крупного роста. В Крапе меня подкупали его рабочие качества; кроме того я имел в виду наличие свежей финской — крови.
В помете от Крапа были четыре кобелька и три сучки. Из них можно отметить Бокса-1171/п Б.А.Качаева. Рекса Знатнова /Малоярославец/ и Пегаса Чжикова. На выставке в младшем возрасте они прошли на «оч. Хор», заняв последовательно 1-е, 2-е и 4-е места. Бокс Качаева / «отлично», дип. 2-й ст./ в дальнейшем оказался хорошим производителем.
На этом закончилась моя заводческая деятельность. Собак я держал и держу в первую очередь для охоты с ними. Племенная работа для меня не была самоцелью, но она всегда меня интересовала и я старался как можно вдумчивее относиться при подборе пары. Основным соображением у меня было — охранить и укрепить рабочие качества и, по возможности, сохранить экстерьер. Рабочим качествам я отдавал предпочтение. Гоняясь, в первую очередь, за экстерьером, рискуешь получить тупицу в поле.
Я держусь того мнения что правильное ведение породы не возможно без умеренного, а иногда и тесного инбридинга, но если не видел в этом особой необходимости, предпочитал вязать своих сук с кобелями чуждых кровей, оставляя возможность инбридирования последующему.
 
 
О ПОТОМСТВЕ СВИРИ- II -376/п
 
Некоторые потомки Свири-П оказались хорошими полевыми и выставочными собаками, а также и хорошими производителями.
 
Здесь в первую очередь следует отметить ее сына от ч.Грааля Юдкина -Беляка-1042/п Арманда и его сына от Кармен-Лады-1056/п Германа -Рекса-1057 О.В.Волкова.
Беляк имел всего три или четыре вязки. Вот лучшие его дети от трех известных нам вязок:

От Кармен-Дады-1056/п- Волга /Иванова/ -Серпухов/- "отлично", дип.1-й ст..2/- Рекс-1057/п-"отлично",дип. 2-й ст.при 20 баллах за чутье

Link to post
Share on other sites

Полевые достижения пойнтера в России за 100 лет (краткий очерк) Кошелев И.М.

Полевые достижения пойнтера в России за 100 лет (краткий очерк)

Период до 1917 года. Пойнтер выведен в Англии. Предки пойнтера завезены из Испании в 1700-1725 годах. Выведен скрещиванием старинной короткошерстной испанской легавой, французского брака, английской гончей (фоксгаунда), итальянской легавой с прилитием крови английской борзой и бульдога. В результате англичане вывели породу легавой (собаку со стойкой), отвечавшую самым высоким требованиям к рабочим качествам и имевшую к тому же правильный красивый экстерьер и добронравный характер. Порода была названа пойнтером, от английского POINTER, что в переводе означает “указывающий точку” или “указыватель”. Полевые испытания в Англии проводятся с 1858 года. Выставки в Англии проводятся с 1859 года, к 80-м годам 19 века их количество в год достигает 300 только в Англии. Скоро пойнтер стал быстро распространяться по всей Европе и Америки, вытесняя местные породы легавых. До сегодняшнего дня все страны охотно разводят пойнтера. Впервые название пойнтер в России встречается в 1842 году: пойнтер “Крак” Когана Р.Я. в Петербурге. Привозились пойнтера из-за границы. Великий русский поэт Н.А. Некрасов держал тогда же черных пойнтеров Э.Ф.Шеринга. Первый пойнтер в Москве был привезен из Петербурга и принадлежал Вакселю Л.Н. С этих времен русские охотники убедились, что, как пишет известный исследователь Л.П. Сабанеев, “ ...по красоте форм пойнтер является не только самым совершенным членом группы легавых, но почти идеалом птичьей собаки…” Первые выставки в России стали проводиться приблизительно с 1870 года. В Москве первая выставка прошла в 1874 году. На выставке 1890 года в Москве было представлено 90 пойнтеров, из которых 84 были рождены в России. 22 августа 1890 года близ Нары прошли первые полевые испытания 5 легавых Московского общества охотников (МОО). На 1-й выставке охотничьих собак МОО было представлено 523 собаки, из них 154 пойнтера. Судил судья из Англии Г.Рэпер. Он особенно восхитился пойнтерами. В 1901 году был организован Отдел собаководства МОО. С конца прошлого века началось продуманное разведение пойнтера в России. Любители пойнтера в России с того времени и до нашего времени предпочитают хорошую полевую собаку и ставят её выше всех выставочных (экстерьерных) чемпионов. 1890-1914 годы - годы расцвета пойнтера. Почти все пойнтера тех лет были очень высоких полевых качеств. С 1890 по 1912 год на полевых испытаниях МОО участвовало 588 легавых, из них 423 пойнтера, 62 английских сеттеров, 75 ирландских сеттеров, 27 гордонов, 1 русская легавая. По данным Б.А.Калачева для того времени 45 пойнтеров (30 кобелей и 15 сук) имели диплом 1-й степени со средним баллом за чутьё около 19,4. Правда надо заметить, что в наше время за 5 лет испытывается столько легавых, сколько за 50 лет до 1917 года. В те же годы завозили пойнтеров из Англии, Франции, Бельгии, Швеции, Германии. Наиболее выдающиеся в поле пойнтера тех лет: кофейно-пегий Микадо рождения 1904 г.; кофейно-пегий ч.Рокет Р.В. Живаго, приобретённый в 1897 году в Бельгии, имел 2 диплома 1-й степени, 23 балла за чутьё при общем балле 90, абсолютный полевой чемпион 1898 года России; краснопегий Шентеклер Ф.Ф.Леде (затем Н.И.Лунина), имел диплом 1-й степени и первые призы в поле; желтопегая Марфильд-Мег Б.Д. Вострякова – полевая чемпионка , рожденная в питомнике Марфильд у М.Д. Менделеевой-Кузьминой; ч.Сендбек Р.Э. Элерса, вывезенный от В. Аркрайта из Англии; полевая чемпионка желтопегая Меб Ф.Ф. Леде; краснопегий ч.Рекс Н.И. Лунина, которого в 1902 году на выставке в Петербурге впервые приглашенный из Англии судить пойнтеров знаменитый Вильям Аркрайт из 60 пойнтеров поставил первым. Вот как описывали работу первого в России абсолютного полевого чемпиона 1898 г. кофейно-пегого пойнтера Рокета Р.В.Живаго в одной из книг “Природа и охота” судьи К.В.Мошнин, В.А.Саут и Ф.Н.Шестаков: “…испытывали по 6 бекасам … Быстрый, полный энергии поиск, замечательное умение пользоваться ветром, дальнее чутьё с отличной плавной потяжкой, с которой он твёрдо и уверенно становится по птице, по приказанию егеря также плавно подводит до её подъёма, при взлёте и выстреле спокойно остаётся на стойке и только поворотом головы указывает направление улетающего бекаса; работая таким образом по четырём птицам, он выказывал полное повиновение указаниям егеря и замечательно осмысленный поиск. По двум остальным бекасам он хорошо брал их наброды, но ему не удалось подвести и стать по самой птице, так как от подходящих судей и егеря строгие и, очевидно, бежавшие бекасы снимались далеко впереди, сбоку от тянувшей по их набродам собаки…”. Цифровая оценка его работы: чутьё – 22, поиск – 20, потяжка и подводка – 13, дрессировка и послушание –20, общий балл – 90. Он получил звание чемпиона и кубок. Знаменитые в то время полевые судьи А.В.Столяров и Р.Ф. Гернгросс очень высоко оценивали работу ч.Рекса Н.И. Лунина – типичного краснопегого пойнтера – достаточно крепкого, уравновешенного с крепкой стойкой и достаточно дальним верным чутьём. В те же годы в поле достигли очень больших успехов и другие “лунинские пойнтера”: лучшие - желтопегая Инга рождения 1906 года, на полевых испытаниях - 7 призов; желтопегая Слава рождения 1909 года – приз “Лучшей подружейной собаке”; и другие. Наряду с краснопегими пойнтерами выделялись в поле тогда и черные пойнтера, шедшие от черных пойнтеров В.Аркрайта из Англии. Черные пойнтера более легкие и темпераментней краснопегих, отличались своеобразием охотничьих качеств, как правило с верхней манерой причуивания. Деятельность нервной системы черного пойнтера повышена, чутьё более остро реагирует на малейшие запахи дичи. Чутьё его обычно очень дальнее, но не всегда верное, хотя неверность с лихвой компенсировалась дальностью. Пойнтер, с которого нужно начинать историю нашего черного пойнтера, был черный Ливи, приобретенный в Англии у В.Аркрайта и происходящий от желтопегой матери и черного отца. Период 1917–1945 годов. После 1917 года кровь черных пойнтеров передавал знаменитый Блекфильд-Аксакал (рожденный в 1914 году от выставочного и полевого чемпиона Франции черного Каз-оф-Старлинг-де-Бельваль Месснера и чёрной Блекфильд-Цыганки Марра) Гаврилова, в последствии перешедшей Б.Б. Ясюнинскому. В 1917 году Блекфильд-Аксакал получил диплом 1-й степени при 23 баллах за чутьё и полных баллах за быстроту и манеру поиска, за стиль и красоту работы. Аксакал явился родоначальником полевых пойнтеров в советское время. В 1921 году состоялись первые советские выводки охотничьих собак, на которых было выявлено крайне незначительное количество выдающихся полевых пойнтеров, пригодных для чистокровного разведения. С 1924г. по 1930г. из-за границы были ввезены хорошие пойнтера Тигрис из Германии, Скотинг-Ярл, Треф, Рольберг-Осман - все из Швеции, Диана-де-Гранд-Шом из Франции. На 2-й Всероссийской выставке в 1927 году было показано уже приличное количество пойнтеров – 124, а в 1928 году – 157. От Аксакала и желтопегой Фанни Жилова в 1923 году родился знаменитый черный ч.Камбиз Ясюнинского, получивший впоследствии несколько дипломов 1-й степени. Камбиз имел за чутьё 24 балла – тогдашний рекорд за все времена. Он неоднократно выступал на состязаниях за границей и выходил победителем. Всего имел более 20 полевых побед. О его чутье ходили легенды. По свидетельству очевидцев дальность его доходила до 70 метров. Однако, при этом он иногда работал неверно. Нервная система его была крайне напряжена по сравнению с краснопегими пойнтерами, более крепкими по типу конституции, а потому более уравновешенными и с более верным чутьём, но менее длинным. Хотя, здесь надо сказать, что большинство любителей охоты с островной легавой предпочитают дальнее чутьё, которое по добычливости и красоте охоты безусловно компенсирует некоторую неверность чутья. Настоящий любитель охоты с островной легавой идёт на то, что пусть даже в какой-то момент и не справится собака со своим темпераментом, пусть не удастся сделать выстрел, не беда! Все равно, таких ярких впечатлений не доставит ни один деловитый континентальный “универсал”. Именно это имел в виду крупнейший знаток пойнтера англичанин В.Аркрайт, когда писал ещё в 1904 году в своём классическом исследовании “Пойнтер и его история”: “…Очень быстрые собаки, конечно, могут пропустить одну-другую птицу, которую более тихая найдёт. Зато красота движений и внезапных стоек быстрой собаки более чем вознаградят истого охотника за эти случайные промахи; его не удовлетворят сто стоек вялой, тихой безжизненной собаки…” В 30-х годах пойнтера на полевых состязаниях боролись только за первые места, причём как чёрные, так и краснопегие, которые в те годы в основном шли через жёлтопегого Барона 7113 Данилова (2 диплома 2 степени), внука жёлтопегого Раппо 4607 Л.И.Просвирова, содержащего кровь лучших дореволюционных пойнтеров. От него тогда родились два родных брата чернопегий Миг 50 Юдкина (несколько дипломов 2 степени) и чемпион краснопегий Бокс II 60 Липатова (2 диплома 2 степени). Миг значительно превосходил брата в поле, а Бокс – на ринге. Эти собаки легли в основу родословных послевоенных пойнтеров в Москве: почти не было пойнтеров, не происходящих от них. В 1939 родился от Мига 50 и Одны 241 чёрный Блек 26 В.П.Рождественского, в будущем полевой и выставочный чемпион – имел 2 диплома 1 степени при 22 баллах за чутьё. Именно по отношению к нему известный знаток легавых тех лет А.А.Чумаков ввёл термин “абсолютный полевой чемпион”. Условия для получения звания полевого чемпиона в то время были чрезвычайно трудны. По правилам 1-го Всесоюзного съезда кинологов , “закрыл” их своими победами в 1947 и 1949 годах чёрный пойнтерБлек 26 (а всего по этим правилам было 4 чемпиона в поле – все пойнтера). К 1949 году Блек 26 имел 14 вязок и 48 детей, из них с дипломами 1 степени – 6, с дипломами 2 степени – 12, с дипломами 3 степени – 12, и звание “Лучший производитель”. Всего с 1917 по 1941 годы, по данным крупнейшего кинолога 30-60 годов Б.А.Калачёва, 29 пойнтеров имели дипломы 1 степени (16 кобелей и 13 сук), причём за это же время остальные породы легавых в СССР, вместе взятые получили всего 10 дипломов 1 степени. Отечественная война, конечно, резко нарушила работу и с пойнтерами, особенно в обоих ведущих кинологических центрах – Москве и Ленинграде. Период 1946-2000 годов. 1946-1951 годы – период восстановления былой полевой славы пойнтеров. Пойнтеров в основном культивировали в Москве , Ленинграде, на Украине, в Грузии. Уже в 1946 году полевым чемпионом среди легавых в Москве стал чёрный Гринго 272 – сын Блека 26 и Ли 32. Прекрасны в поле тогда были и другие дети Блека 26: перводипломники чемпион породы кофейнопегий Ратмир 644 (от Эльзы 621) Б.А.Калачёва и его однопометник фасонно-полевой краснопегий Милорд Блинова; Дар 268 (от ч.Леды 51) Юдкина и Газель (от Одны 241) Рождественского. В послевоенный период наблюдался бурный прогресс других легавых, и пойнтера, раньше наиболее популярная порода, уступили первенство не только количественное, но и по темпу улучшения качества. Так, на юбилейной 25-ой Московской выставке в 1957 году было выставлено всего 46 пойнтеров, меньше было только гордонов. В дальнейшем постепенно пойнтер начал восстанавливаться. В 1945-1955 годах сформировались следующие линии: основные крови – это крови двух родных братьев ч. Бокса II 60 Липатова и Мига 50 Юдкина, несущих крови самых знаменитых полевых пойнтеров. Кровей Бокса 60 было около 35%, кровей Мига –около 37%. 1. Линия Бокса 60 через краснопегого ч. Бена 517 Усова и ч. Кармен-Ладу 1056 Германа, и перводипломницу ч. Суру Е.Г.Землянского – это мощные, костистые, скорее крепкие, красивые, константны по экстерьеру, в поле – в основном дипломы 2-ой степени. 2. Линия Мига 50 через знаменитого черного ч. Блека 26 – экстерьер этой линии малоконстантен (на уровне “очень хорошо”), но очень высокие полевые качества (практически все дипломы 1-ой степени захвачены этой линией). 3. Линия цыгановских собак через чернопегого ч. Джима 344 (Рокет 2 53 и Чара 21) Цыганова и его сына от Чары Мигунова чернопегого Джима 1011 Меркулова В.А. и другие – мощные, крепко-сухие, высокопередые, несколько широколобые, компактной сложки с уравновешенной нервной системой. На ринге – отлично, в поле – не выше диплома 2 степени. Завозные крови: 4. Чешские крови (около 6% от всех кровей того времени) – через палевого Донара Витрука (экстерьером немного похожего на венгерскую легавую) и его знаменитого в поле внука черного ч. Донара 721 Б.А.Калачева, рожденного в 1958 году от Каро 713 и Гильды 715, имевшего на ринге “очень хорошо”, иногда с натягом “отлично”, в поле – 2 диплома 1-ой и более 4-х 2 –ой степени. Кофейнопегая ч. Цеда-Драга, привезенная А.С.Блистановым из ЧССР, - некрупная, сухая, простоватая на вид, но имевшая несколько призов в поле в ЧССР. У нас получила диплом 2-ой степени. Потомки чешских собак имели хорошие колодки, рычаги, простоватые головы, длинные кривые пруты, в поле – хорошее чутьё. 5. Финско-шведские крови (около 10% всех кровей) – через потомков чернопегого Фильд-Борна-Финна-Ральфа 619, вывезенного ленинградским кинологом пойнтеристом В.В.Курбатовым из Финляндии, перводипломников Миф-Река Тихонова и Миф-Бены Новодворского. Финны в то время были мало красивые (из экстерьерных недостатков имели распахнутую грудь, низкий спуск ребер и другие), но очень интересны в поле – чутьистые, быстрые, несмотря на мощь, манерно работающие. Кросс с финскими собаками в 1956 году дал великолепного в поле чернопегого ч. Крапа 1013 (Грааль Сулимовского и Джильда Орешкова) С.И.Кремера – внука Флавины –Рен 574, привезенной в Ленинград из Финляндии. Крап имел на ринге не более чем “очень хорошо”, однако в поле несколько дипломов 1-ой степени, был полевым чемпионом ленинградских и московских состязаний, обладал великолепным дальним чутьем. В 60-е годы правлением МООиР была приобретена в ГДР чернопегая сука Винэ 1070 (очень хорошо, дипломы 2, 3 степени) – некрупная, сухая, простоватая; в поле (в ГДР) имела несколько призов. С ней был повязан мощный костистый кофейнопегий Ростан 1038 (внук Блека 26). Кровь этого кросса вошла через чернопегого Дика 1263 Данилина (отлично, 2 диплома 2-ой степени) – крупного, немного лещеватого, костистого, мягкого нрава и очень контактного в поле. В 60-е годы большое влияние на породу имели: краснопегая ч.Сура 702 Е.Г.Землянского и ее родной брат Беляк 1042 Арманд, происходящих от ч. Грааля Юдкина и ч. Свири 2 376 Е.Г.Землянского. Ч.Сура 702 имела несколько дипломов 1-ой степени, но несла по материнской линии неправильный прикус – бульдожину с перекосом. Краснопегий Рекс 1057 известного писателя О.В.Волкова от Беляка 1042 и ч. Кармен-Лады 1056, имевшего на ринге “отлично” (хотя имел прямоватые задние рычаги), в поле – несколько дипломов 2-ой степени. Чернопегая ч. Гейда 717 В.А.Волкова от ч. Ратмира 644 и ч. Суры 702 – “отлично”, диплом 1-й степени, 6 дипломов 2-й степени. Краснопегий ч. Мезон 726 А.В.Гусева (ч. Дар 712 и Чара Филатова) имел “отлично” на ринге (хотя был односторонним крипторхом и по сегодняшним правилам должен быть забракован), в поле несколько дипломов 1-й степени и 2-й степени, имел несколько неуравновешенную нервную систему. Сын же Мезона (от Инги 1165 Калинина ) ч.Миг 727 А.В.Гусева был, напротив, уравновешен и послушен – имел несколько дипломов 2-й степени, на ринге –“отлично” (хотя на вид был чуть приземист). Стинг Савельева (Стоп 2 Румянцева и Инга 1165 Калинина) – на ринге в первых отличниках , в поле – 2 диплома 2-й степени. Краснопегая ч. Сирена 1022 Н.Ф.Ладыгина (Беляк 1042 и ч. Фрина 1020 Федорова И.Д.) – внучка Ральфа 619 В.В.Курбатова – красивая, некрупная – на ринге в первых отличниках, в поле – 2 диплома 1-й степени, 4 диплома 2-й степени. Полевая слава пойнтера в те годы неоднократно подтверждалась в Москве, Ленинграде, на Украине. В 1963 году известный в Москве собаковод-пойнтерист Н.И.Попонов поехал в Ленинград в надежде повязать свою краснопегую Альму (несшую старые московские крови через кровь Блека 26, Бокса 60 и другие) с кобелем далеких кровей. После долгих колебаний решил повязать ее с краснопегим ч.Рексом 723 В.В.Курбатова (имевшего на ринге “отлично” и “очень хорошо”, в поле 2 диплома 2-й степени), происходящего от уже упомянутого вывозного из Финляндии Ральфа 619 В.В.Курбатова и ч. Фады Сенкевича. От этой вязки и родился кобель, которому суждено было в будущем сыграть большую роль. Его в подростковом возрасте приобрел у Попонова известный московский пойнтерист известный натасчик С.И.Кремер, который назвал кобелька Шнепом. Краснопегий ч. Шнеп 1153 С.И.Кремера на ринге имел твердое “отлично” и всегда ходил первым – некрупный, очень пропорциональный, в меру сух, с очень красивой головой. Из экстерьерных недостатков имел скошенный круп, который не портил его высокопородный вид. Многие пойнтеристы не считали скошенный круп мешающим скачке, а наоборот. По характеру очень мягкий, даже немного робкий для кобеля. В поле 5 дипломов 1-й степени, 4 диплома 2-й степени, 3-й степени, полевой чемпион областных состязаний легавых, чемпион Всероссийских состязаний. Был послушен, с хорошо поставленным и полным контактом с ведущим. Приведем типичные баллы одного из его дипломов 1-й степени: чутье 9+8+5=22, поиск 9+8=17, работа по птице (дупель) 5+5+7=17, стиль 5+5+5=15, постановка и послушание 9+10=19, итого 90 баллов. Шнеп – явный крэк тех лет. Имел много вязок (приблизительно 18), полный балл за потомство, т.е. 6 отличников с дипломами 1-й степени. Многолетний чемпион породы Московских выставок. В те годы с ним мог конкурировать только черный ч. Туз 1267, который вывел в 1966 году от своей черной Ганы 1090 (ч. Крап 1013 и Купава 1059) не менее известный московский пойнтерист И.А.Найденов от Рекса 1057 О.В.Волкова. Туз подчеркнуто в типе черных пойнтеров (безусловное “отлично” на ринге), напоминавшего своего предка ч. Блека 26, в поле имел 3 диплома 1 степени. К сожалению рано пал (в1969 году), оставив небольшое потомство. К 1970 году численность пойнтера восстановилась при высоких полевых качествах. По данным Б.А.Калачёва легавых в СССР тогда уже стало около 20000, из них пойнтеров около 22%, причем с 1945 по 1969 годы 70 пойнтеров были лауреатами диплома 1-й степени (39 кобелей и 31 сука) – это больше, чем у остальных легавых вместе взятых. Центры разведения: Москва, Ленинград – основное количество, далее Украина (причем около 50% - Крым), Грузия, немного – Горький, Саратов, Тула и совсем немного в других областях. Средний балл пойнтера, испытанного в поле в эти годы, составил по данным Б.А.Калачева 72-73 балла, за чутье 17,5 –18 балла. Генетически все пойнтера близки к московским, кроме украинского ответвления от Альмы Карповича. В 70-х годах в Москве успешно подтвердили свой полевой класс потомки Шнепа. Особенно его сыновья краснопегий в крапе ч.Бен 1402 А.А.Тимошенко от Ганы 1090 И.А.Найденова и краснопегого Дина 1357 Г.Коваленок (от Ильвы 1186 А.М.Овечкина – дочки упомянутого Рекса 1057 Волкова О.В. и Шпильки 2 714 старейшего московского пойнтериста А.П.Синицина). Бен – самый знаменитый сын Шнепа: на ринге сменил отца – некрупный достаточно мощный и костистый, очень гармонично и пропорционально сложенный, с красивой головой, которую иногда нес по-волчьи низко. В поле, натасканный и поставленный И.А.Найденовым, имел несколько дипломов 1-й степени (макс. балл 92), чемпион областных межпородных состязаний, чемпион 1-х Всесоюзных состязаний легавых в Гомеле в 1978 (где, кстати, 2-е и 3-е места заняли также пойнтера с Украины). Выделялся очень дальним чутьем (иногда не совсем верным) и высоким стилем и послушанием. Большую роль сыграл и другой великолепный сын Шнепа упомянутый Дин 1357. Экстерьером Дина многие пойнтеристы считали лучше Бена. В поле он имел 2 диплома 2-й степени, хотя видевшие его на охоте считали его способным на испытаниях на большее и винили только его владельца за неадекватность. К сожалению, в помете Дина 1357 были зарегистрированы щенки с заворотом век видимо по материнской линии, что заставило ограниченно использовать его как производителя. В те же годы страстный любитель пойнтеров А.С.Блистанов (Москва) привез в Москву из ЧССР чемпионку Дании краснопегую Сусси, имевшей в Европе очень высокие призы и чемпионаты. Мощная, немного сыроватая, костистая, длинных линий, с красивой, почти лебединой шеей и с красивым абрисом, но не совсем переломистой головой. Она широко вошла в породу Москвы, особенно через внука краснопегого Раджа –БАС (от Ашота 1270 и Сусси А.С.Блистанова), имевшего отлично и 2 диплома 1-й степени, и правнука, лучшего сына Раджа-Бас 1649 (от Бойи Р.А.Александрова) краснопегого ч.Капура 1655 С.И.Кремера, имевшего 3 диплома 1-й степени и полевой чемпионат в московских состязаниях, а также другие полевые призы. В 80-е годы имели дипломы 1-й степени в Москве сыновья Бена 1402: чернопегий ч.Чанг 1738 Д.К.Потресова (Москва), черный Чен 1813 Д.С.Спицина (Москва), происходящих от перводипломницы черной Чары 1634 В.Н.Красикова; краснопегая Чара 1816 (Бин 1609 и Рида 1718 В.В.Львова). На Украине – черный ч.Демон 1754 А.В.Стоячко, черный Анзор 1871 В.К.Иванова и др. В 1980 году в Московской области насчитывалось 14 пойнтеров обладателей дипломов 1-й степени, в 1982 году – 2, больше, чем в любой другой породе легавых. В последние 10-15 лет пойнтера неоднократно подтверждают свой высокий полевой класс. На всех состязаниях, где они выступали, пойнтера неизменно борются за первые места. Высококлассные по полевым качествам пойнтера сейчас сосредоточены также как и раньше в Москве, Ленинграде, на Украине. На пойнтера равняются другие породы, недаром говорят – без пойнтера нет легавой. На проводимых ежегодно в пойменных лугах Оки около Белоомута московских областных межпородных лично-командных состязаниях легавых, собирающих 30-40 лучших легавых, чемпионами были черная Тютюсу А.А. 1557 А.А.Попова (диплом 1-й степени) в 1978 году, в 1979 году упомянутый ч.Капур С.И.Кремера (диплом 1-й степени), 1980 году первое место заняла внучка ч.Бена 1402 Хешке 1700 А.А.Кудрявцева при дипломе 2-й степени. 1-е место команды в 1976, 1977, 1978 годах, 2-е место – в 1984, 1988 годах. А в 1989 году – надежно 1-е командное место, а в числе победителей в том же году стали внук ч.Капура 1655 перводипломник краснопегий ч.Топ 1874 (от Норда 1781 и Райна 1827) А.Р.Иоанесяна и краснопегая Долли 1873 (Райт 1793 и Чара 1826) В.А.Кузнецова, получившие дипломы 2-й степени в сложных условиях: жарко, почти безветрие. К тому же в 1989 году Топ стал победителем встречи 4-х республик: РСФСР, Украины, Белоруссии и Польши, проходившей в Минской области, с дипломом 2-й степени (90 баллов). Там же, 2-е личное место занял минский пойнтер Блэкки, владелец В.Цивес, с дипломом 2-й (87 баллов), 3-е – киевский пойнтер Арно, владелец П.Андреев, с дипломом 2-й степени (86 баллов). Что особенно важно, доминировали на этих состязаниях островные легавые, а среди них пойнтеры (15 из 23 участвовавших собак). Вот так описывает работу Топа – победителя этих состязаний – судья Горб К.Г.: “…Пущенный в поиск пошел легким, быстрым, стильным галопом. Все время идет с высоко поднятой головой. Хорошо поставлен и очень послушен. Параллели ровные. 1. Идя на ветер, резко перешел на потяжку с высоко поднятой головой, протянул 5 метров и твердо стал в красивой стойке. По команде ведущего поднял дупеля, который поднялся в 11 метрах по носу собаки. Собака на месте. 2. На параллели за ветром наскок на дупеля, поднявшегося слева от хода собаки. 3. Идя на параллели, развернулся на ветер и твердо встал в красивой скульптурной стойке с красиво поднятой головой. По посылу ведущего подал коростеля, взлетевшего в 7 метрах от собаки. После выстрела собака на месте. Расценка 7 10 5 – 8 9 – 5 5 8 – 5 5 5 – 9 9 =90 баллов, диплом 2-й ст., приз за лучшую постановку и послушание.” Сводные данные по полевым достижениям пойнтеров за послевоенные годы приведены в таблице (из ВРКОС):

 

post-14077-0-62489200-1458078473_thumb.jpg

 

Из таблицы следует, что около 52, 5% пойнтера выше диплома 3-ей степени, 11% с дипломом 1-й степени. Несмотря на некоторые колебания цифр в таблице, можно с уверенностью утверждать, что полевые качества пойнтера по-прежнему константны.
spacer.gifСовременный пойнтер в полевой работе страстен, осмыслен и контактен, работает в широком поиске быстрым карьером (отнюдь не необузданной скачкой) довольно правильным, чаще всего врожденным челноком (а не кругами, как это часто было более 100 лет назад). Скачет легко и плавно преимущественно с поднятой головой.
spacer.gifЧасто проверяет потяжкой или короткой стойкой малейшие запахи дичи. Картинно замирает в скульптурной крепкой стойке. По стилю стойки пойнтеру нет равных среди всех легавых. Имеет, как и ранее, отличное чутье и стиль (смелый, стремящийся все время вверх и вперед). К современному пойнтеру можно отнести слова В.Аркрайта, сказанные в начале 20-го века: “Вся красота работы пойнтера состоит именно в его выдержке при сохранении природной страстности. Пойнтер должен быть азартен, как фоксгаунд, и мягок, как ребенок.”
spacer.gifПойнтер послушен, легко натаскивается, при этом не терпит грубости. Сбылась мечта В.Аркрайта – “вывести пойнтеров, по природе уже готовых к охоте и требующих только отделки”.
spacer.gifС пойнтерами охотятся на любую пернатую дичь, но наиболее прекрасна охота с пойнтером на вальдшнепа, тетерева, глухаря, дупеля, бекаса, гаршнепа, коростеля, на юге ещё и на перепела, куропаток и др. Большинство пойнтеров анонсирует и легко привыкает к апорту.

Edited by English Pointer
Link to post
Share on other sites

  • 1 month later...

http://www.sobakadrug.ru/stati/skazki-o-dominirovani.html

 

СКАЗКИ О ДОМИНИРОВАНИИ
Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
  • Similar Content

    • By Кастл
      Уважаемые охотники! Очень прошу помочь хотя бы примерно сориентировать данное ружье (комплект) по стоимости. Мой отец больше не охотится и просит его продать, но мы не знаем его цену на данный момент. Ружье изначально было очень дорогое, помимо ружья в комплекте идет много дополнений, включая нож, детали выполнены из серебра/золота, со сложной красивой резьбой. Состояние отличное. Ручная работа. Horton Manufacturing, МЦ 21-12, 12.
      Заранее огромное спасибо!!!












×
×
  • Create New...