Jump to content

Михаил Юдин

Участники
  • Posts

    2236
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    29

Everything posted by Михаил Юдин

  1. Если вернуться к заявленной теме обсуждения, то скажу так: применительно к охотничьему рассказу то, конечно, да. Большинство ох.рассказов пишется от первого лица и подпадает под модную ныне квалификацию "нон-фикшн" ( основанных на реальных событиях) Может ли быть уместен некий художественный вымысел? Наверное, почему бы и нет, но в разумных пределах, не переводя повествование в раздел фантастики.
  2. Ну, если Вы рассказ прочитали, то там про номер дроби всё написано) Про путёвку написано, что объяснял в какой обход выписать на б/л, но не написано на какую дичь в конце-то концов была выписана бумага), а надо было? Специально для иезуитов? Они ещё что-то найдут) Они же 9-кой крякву бьют...
  3. Нет, не подловил. Процесс выглядит так: говоришь, - мне на бол.-луг. на сегодня, - она спрашивает, - водоплавающую, полевую вписывать? - отвечаешь - конечно. Цена одна - 1000 рублей. Это вот так выглядит в реальности. Я не стал писать в ответ на этот упрёк, но сейчас напишу. Считаю безответственным лупить по крякве №9 даже с 20 метров. Для добычи утки есть соответствующие номера дроби. Минимальный № который применяю это номер 7. Просто не хотелось разводить бодягу в лит.разделе, но она как-то сама развелась)))
  4. Нет. Я просто у Вас спросил мнение об этом фильме, как у бывшего военного)) Без скрытых смыслов и подтекста.
  5. А у меня это любимая сатирическая комедия за все последние годы. Конечно, первый фильм.
  6. Какой пример привёл? Спросил у Димы. Вам-то что до этого?
  7. А почему Вы думаете, что выдумываю? В своё время, когда ещё работал, разговаривал с отставниками - все в отказ шли. А цитату назвать... этот фильм одна сплошная цитата.
  8. А ДМБ Вам нравится? Сколько не спрашивал военных, почти все ссылались на то, что пока его не посмотрели)))
  9. Всем желающим прочитать)) особенно моим друзьям легашатникам и спаниелистам Без выстрела «Машина глотала километры», есть такой расхожий штамп. Но сегодня в это раннее утро всё именно так и было. Пустынная дорога убаюкивала, мерно шуршал мотор и незаметно, намного быстрее обычного мы преодолели большую часть пути. В семь утра, как и планировалось я запарковал машину у ворот охотхозяйства и через несколько минут уже объяснял до конца непроснувшейся сотруднице базы в какой егерский обход мне надо выписать путёвку на болотно-луговую дичь. До встречи с Николаичем и Ирочкой оставалось ещё приличное количество времени, и я решил посмотреть состояние угодий, где нам предстояло провести совместную охоту. Через пятнадцать минут мы с псом уже были на картах в пойме реки. Карты были аккуратно выкошены, а силос свезён в отдельно стоящую здоровенную силосную кучу. Травка уже прилично отросла и были надежды, что птица уже успела обосноваться, освоиться во вновь обретённых местах. Памятуя о прошлогоднем обилии дупеля, я предвкушал красивые работы кобеля. Затренькал телефон и приглушённый голос Андрея сообщил, что он сильно запаздывает из-за неотложных семейных обстоятельств. Что ж, жизнь частенько вносит коррективы в наши планы, ничего страшного. Бро тем временем настойчиво тянул в сторону основной мелиоративной канавы. Ещё мгновение и он скрылся в густых камышах. Камыши болтались из стороны в сторону и не составляло труда определить местоположение пса. Через несколько секунд возня прекратилась и стало понятно, что мой помощник твёрдо стоит на урезе воды. Я зарядился девяткой, а других патронов не было и отдал команду на подводку. Верхушки камышей резко прянули в сторону и раздалось недовольно – испуганное, заполошное кряканье утки. Вслед за этим послышался характерные хлопки крыльев взлетающей птицы. Как же волнителен этот момент для охотника! Из-за густых и очень плотных зарослей камыша до последнего момента было не понятно в какую сторону направляется птица, на меня или наоборот. В этот раз нам с псом не повезло и утка уходила от нас. Когда я её увидел она была уже метрах в двадцати и стремительно набирала высоту, удаляясь с каждым мгновением. Стволы плотно прижатого к плечу ружья только проводило летевшую птицу, но выстрела не последовало. Из-за мелкой дроби я побоялся покалечить птицу попусту и решил не стрелять. Интересно, что чувствовал кобель во время этой напряжённой стойки? И чувствовал ли он вообще что-нибудь? Эти вопросы давно занимают меня, наверное, с тех пор как увлёкся охотой с легавой. В поисках ответов на эти и другие вопросы мы пользуемся терминами и понятиями, придуманными человеком, но насколько можно их применять по отношению к действиям и эмоциям собаки? Сразу скажу, что не знаю, но ничего другого не остаётся. Собака хищник и это основа поведения животного. Собственно, это прирождённый охотник, который не смог бы выжить без выполнения определённого алгоритма действий. Каждая собака владеет несколькими обязательными приёмами охоты, это поиск дичи (жертвы), скрадывание добычи (потяжка), затаивание перед решающим броском (стойка) и собственно бросок (прыжок, подводка) к жертве. Все эти элементы охоты мы видим, когда наблюдаем за тем, как ведёт себя легавая собака на охоте. Немного разберём некоторые элементы. Поиск – думаю он всегда имеет место быть, и становится он всё более и более осмысленным и как сейчас модно говорить концентрированным по мере степени голода собаки. Вы думаете зря существует правило не кормить собак до охоты? Я в этом совершенно не уверен. Наоборот, помимо возможных внутренних травм таких как заворот кишечника и желудка, основным посылом этого правила является желание иметь на охоте собаку голодную, лёгкую и подвижную, в максимальной степени мотивированную на отыскание дичи. Итак, собака причуяла дичь и начинает подкрадываться к ней очень медленно, почти зряче. Вспомните яркие кадры охот львов, гепардов и прочих кошачьих. Они медленно, используя рельеф местности и растительность подкрадываются к дичи и затаиваются на минимальном расстоянии эффективного броска и горе, если они ошибутся с этим расстоянием – мгновение и дичь почуяв опасность исчезает. Также и собака заканчивает потяжку и переходит к стойке на только ей понятной дистанции, позволяющей раньше времени не спугнуть дичь. Очень характерным примером у легавых является охота английского сеттера – потяжка почти лёжа (на корточках), лежачая стойка. Недаром этих собак поклонники породы нередко с любовью называют кошаками. Заключительным аккордом работы легавой по птице является подводка, то есть выпугивание дичи под выстрел, а на самом деле бросок с целью поймать добычу. Люди большие хитрецы и придумщики, разделили присущие каждой собаке эпизоды её охоты на этапы и дали удобные человеку названия. Ничего плохого в этом конечно же нет, но созданы эти наименования исключительно для оценки действий собаки и более ни для чего иного. Более того, в угоду собственным желаниям они старательно уничтожают желание собаки поймать добычу, используя для этого не самые гуманные средства и приёмы. А продиктовано это единственной целью – чтобы собака не мешала комфортному выстрелу. Ради этого уродуется, насилуется тысячетелетиями установленная психика, уничтожается главный инстинкт собаки – инстинкт хищника. Теперь можно поговорить о так называемой твёрдой, укоренённой стойке. Как я уже говорил стойка это синоним затаивания перед броском на минимально допустимой дистанции. Многие легашатники гордятся твёрдой стойкой своих собак и несомненно правы в этом. Длительная по времени стойка очень удобна для охоты, она позволяет охотнику пройти немало сот метров, прежде чем он вплотную подойдёт к собаке на дистанцию комфортного выстрела, а на это необходимо время, иногда немалое. Это удобно и практично. Но как достигалась подобная длительная неподвижность собаки на стойке? Изначально полагаю, это достигалось искусственным отбором. Для развода, в племя отбирались производители склонные к некой «задумчивости» над птицей. Потом уже были разработаны методики позволяющие закрепить стойку до нужного уровня. Но, полагаю начиналось всё именно с тужащих на стойке собак. Что же может послужить причиной такого поведения, как монументальная – твёрдая стойка? С моей не экспертной точки зрения только одно – неуверенность собаки, что она сделала всё правильно и её действия могут позволить добыть пропитание. Следствием этой неуверенности становится нерешительность в последующих действиях и боязнь совершить ошибку. То есть я делаю парадоксальный вывод – предки современных охотничьих собак со стойкой, то есть легавых были неуверенные, нерешительные особи, а проще говоря никудышние охотники. Отсюда, как мне кажется, следуют и проблемы с подводкой – отказ от неё и тужение, подводка у ноги. Что чувствует человек при боязни совершить критическую ошибку – страх, нерешительность действий, смятение чувств. То есть к чему я это всё наплёл? Ну я же вначале этого пассажа задавал сам себе вопрос, что чувствует собака на стойке? Вот и пытаюсь изложить мнение по этому вопросу, которое несомненно будет принято «в штыки» подавляющей массой охотников с легавыми собаками. Но это только мои умозаключения, проверить которые вряд ли возможно, ведь породы уже давно сформированы. А какие бы они могли быть альтернативные, кто знает? В любом случае считаю, что способность легавой по полчаса стоять на стойке и подводить у ноги вновь приобретённые, не свойственные хищнику и выпадающие из его стереотипа поведения. Подводка должна быть броском, энергичная и стремительная, моделирующая поведение хищника. Так все-таки, что же чувствует мой кобель, когда он стоит? Мне кажется, что азарт и кураж, восторг что нашёл, уверенность в удаче – вот основные чувства, переполняющие его собачью душу. Он только и ждёт команды на бросок, и незамедлительно выполняет её. А как дело обстоит на самом деле знает только он сам, но никому об этом не расскажет. Вот такие размышления крутились в голове, а мы меж тем продвигались по самой длинной карте. Она уходила почти до горизонта и заканчивалась у кромки леса расстояние до которой было чуть более километра. Я двигался неспеша, то и дело останавливаясь, любуясь красотами природы. Несмотря на середину августа, скошенная трава была слегка желтовата, как бывает обычно в конце сентября. Трёхмесячная засуха сказалась и на кронах растущих по краям мелиоративных канав небольших деревьев. Они, эти деревья тоже были одеты в слегка позолоченное осеннее убранство. Дул небольшой, но стабильный встречный ветерок и пёс с удовольствием ловил его порывы, чуть замедлял бег и снова продолжал челночить поперёк карты. Словом, всё происходило как обычно, я надеялся на скорую встречу с птицей. Вот он слегка притормозил, затем перешёл на уверенную потяжку и через несколько метров стал, высоко подняв голову. Стойка напряжённая, но хвост… Хвост не был неподвижен, а это верный признак неуверенности. Подхожу и даю команду на подводку и опять вижу неуверенное, какое-то запинающееся продвижение вперёд, несколько шагов и пёс утыкается в землю, начинает что-то увлечённо обнюхивать и чуфыкать. Отгоняю его и приглядываюсь к траве. Так и есть! Вижу несколько пёрышек. Стоял по сидке. Теперь понятны его неуверенность и нехарактерность поведения. Это только подтверждает мои предположения – собака неуверена в правильности действий, а отсюда и неуверенные работы, отсутствие подводки и самовольные сходы со стойки. Постоянные охоты с псом дают мне почти полную уверенность в оценке того, что будет происходить через несколько мгновений. Как правило ошибок не бывает, хотя, конечно бывают и исключения. Продолжаем обследовать карту, но она пуста. Вот уже полчаса пёс челночит и ни одной работы, ни одной хоть плохонькой, но встречи с птицей. Проклятая засуха! Уже пройдена большая часть карты, уже начинает припекать августовское солнце и надежд становится всё меньше. Пёс уже не пожирает пространство, как в начале пути, он перешёл на лёгкий аллюр, его поиск пока целенаправлен, но яд отсутствия нужной птицы начинает сказываться и всё чаще он сбивается с рабочего ритма, отвлекаясь на ничем не привлекательных полевых пичужек. Где же Андрей? Я тоже начинаю почти машинально, уже без особого интереса следить за собакой, а мыслями улетаю к недавно прочитанной книге, которая своей необычностью и несуразностью продолжает удерживать меня, хотя прочитана и с радостью отложена на полку уже как две недели назад. Речь идёт о романе американской писательницы Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Трудно сказать, как я смог осилить эту более чем тысяча страничную книгу. Наверное, сказалась давняя привычка всегда дочитывать до конца любую, даже самую неинтересную книгу. Иногда из уважения к труду писателя, иногда в надежде, что хоть в конце книги мне откроется что-то сокровенное, то, чего не мог понять и осмыслить ранее – ну не зря же он написал всё это? Вот и этот раз я то и дело откладывал опостылевшую книгу, выжидал несколько дней, опять начинал читать и понимал - не моё. Правильно сказал кто-то, что умение не насиловать себя и вовремя уйти из неприятной компании, уйти с неинтересного фильма или спектакля, прекратить чтение нудной книги, это своего рода талант и очень полезный навык. Так и есть и, наверное, лучше бы им овладеть смолоду. Все мы сильны задним умом, а я, следуя давней привычке дочитал-таки и находился теперь в недоумении – как это скучнейшее произведение удостоилось статуса «мировой бестселлер» выдержало более десятка изданий на разных языках мира. Уверен, что я чего-то не понял. Если кратко, то эта книга социальный прогноз о том, что если правительство берёт курс на уравнивание возможностей населения за счёт талантливых и состоятельных людей и перераспределение благ в пользу обычного населения, то это путь в никуда, ведущий к разрушению общества и деградации общественных отношений. Написано довольно сухим языком, главные персонажи выписаны скудно и по-пуритански однотонно. Книга гимн капиталистическому обществу, гимн капиталу и анафема идеям социального равенства и коммунизма. С художественной точки зрения она довольно сомнительна, но безусловно имеет право на существование, только не в таком пафосном формате, как мировой бестселлер. И вот теперь почти, как в этой книге я задавал себе один и тот же вопрос – «Шьёрт побьери, где Андрей?», что звучало почти как знаменитый вопрос романа «Кто такой Джон Голт?» и не находил ответа. Что только не придёт в голову, когда дело не ладится… Мы подходили уже почти к концу карты, как долгожданно затренькал телефон и раздался голос Николаича, - «Привет, мы приехали, а вы где?». Это «мы» немного удивило меня, ведь о себе любимом во множественном числе могла сказать только коронованная особа. Я оглядел окрестности и увидел вдалеке около своего автомобиля, машину Андрея и едва разглядел его крохотную фигурку. - Щас я пальну, слушай и иди на выстрел, - я поднял ружьё к плечу и нажал на спусковой крючок. Услышав выстрел, фигурка замерла, затем оживлённо замахала руками и двинулась в нашу сторону. Пару минут спустя из канавы разделяющей карты показался красная точка, которая с упоением начала носиться по полю. Это была Ирочка, а через несколько мгновений показалась и фигура Андрея с каким-то большим жёлтым свёртком подмышкой. Свёрток тем временем был положен на землю и начал передвигаться вокруг Андрея. При ближайшем рассмотрении свёрток оказался маленьким белобрысым мальчиком лет пяти – шести. Мы не виделись с Андреем почти год, с прошлых наших охот и тепло поприветствовали друг, друга. Когда похлопывание по плечам и рукопожатия остались в прошлом, мой товарищ представил мне мальчугана, - Мой младшенький, Стёпа, - я с интересом смотрел на серьёзного малыша, который по-взрослому подал мне руку, но тут же засмущался и спрятался за ноги отца, - Понятно, что это за непредвиденные обстоятельства, вон они какие бывают, - я засмеялся и ещё больше смутил белоголовое чудо. - Да, в последний момент жену срочно вызвали на работу и оставить его оказалось не с кем, - Андрей развёл руками и положил ладонь на голову сына. - А я ведь пока через канаву перебирался провалился в эту жижу вонючую, по самые бубенцы, даже Стёпку вон намочил, хотя под мышкой его держал, - только тут я заметил, что по пояс он был какого-то бурого цвета, а сапоги при ходьбе издавали хлюпающий звук. Понятен стал и интерес Бро к штанам Андрея, которые он с удовольствием обнюхал и смачно чихнул по окончании обследования. - Про бубенцы ты можешь уже не беспокоиться, вон сколько сыновей у тебя, тебе бубенцы уже без надобности, - я громко хохотал с удовольствием разглядывая приятеля. - Ну, ладно, ладно, очень смешно, прямо обхохочешься, - он тоже улыбался и продолжил, - Опять мы в том же составе, как и год назад, только Серёги не хватает! Может и он скоро появится, ты не звонил ему? - Нет не звонил. Он мне сам зимой звонил, собака ушла на радугу в феврале. Старость, будь она неладна… Так что если и увидим его, то нескоро. Переживал очень, пятнадцать лет почти вместе, сам понимаешь. Андрей изменился в лице. - Да, я как подумаю об этом, даже тошно становится, - Ира, девочка иди сюда, - и он ласково погладил подбежавшую на зов собаку, - они же как дети, всегда рядом, в доме с нами живут, я её вот с такого щена вырастил, - он показал ладонь и с горечью продолжил, - Даже думать об этом не хочу. - Ладно, что об этом говорить, давай жить сегодняшним днём, а сегодня всё хорошо, правда ведь? Пойдём пройдёмся до машины, я переоденусь и Стёпку переодену, да и оставим его, ведь с ним мы много не находим, - я согласно кивнул головой и ехидно спросил, - А что у тебя смена брюк в машине имеется, ты их постоянно с собой возишь? У меня вот, например, в машине шаром покати, ничего нет, а ты видать любишь приключения! А Стёпочка, он как, один останется, не напугается? Я с сомнением посмотрел на маленького мальчика и понял, что похоже с охотой на сегодня покончено. Но Андрей лучился оптимизмом. Я же подумал, что всё будет происходить как обычно. А обычно мы сцеплялись намертво и передвигались по угодьям вместе, как на обычной прогулке дачников по тенистым аллеям лесопарковой зоны. Почему? Да потому что как правило мы самозабвенно трепемся обо всём на свете. Обсуждаем собак, своих и чужих, последние новости с прошедших собачих состязаний, загогулины внутриполитической жизни, книжные и киношные новинки и прочие попадающие нам на язык события. Иногда мы увлекались настолько, что теряли из вида наших помощников и потом долго их высвистывали. Нередко мы пытались разойтись подальше друг от друга, но через некоторое время сходились вновь и трёп продолжался со вновь вспыхнувшей силой. Нет, правильно говорят, что всё-таки охота это дело интимное, одиночное. Но, как же иногда приятно в компании родственно увлечённого человека провести несколько часов и вволю почесать язык, поумничать. Собаки тем временем пытались восстановить утраченные за год дружеские связи, но Ирочка оказалась не в духе и сварливо, по-женски огрызнулась на попытавшегося обнюхать её Бро. Пёс проворно отскочил и больше в этот день уже не пытался заигрывать с непостоянной красоткой. Мы двинулись на следующую, ещё необследованную карту и спустя несколько минут я заметил, что кобель показывает что-то вроде стойки. Пёс стоял метрах в ста от нас и стоял как-то неправильно. Я сразу заметил чуть помахивающий хвост и нехарактерные для него полуобороты головы, словно он хотел попросить помощи. Мы с Андреем не успели подойти к нему, как пёс самовольно сошёл со стойки и продвинувшись на несколько метров уткнулся мордой в землю и начал чуфыкать. Через мгновение к нему присоединилась Ирочка и уже два сопливых носа что-то увлечённо обнюхивали. - Ну ты посмотри, опять пустая стойка, третий раз за утро! – я негодовал, - раньше такого никогда не было, - я чуть приукрасил действительность, - а сегодня как напасть какая-то! - Ничего страшного, дуплица насерет,- философски отреагировал на мою эмоциональную тираду приятель. Магия неизвестных раньше терминов целиком захватила меня и я медленно, со вкусом повторил вслух, - Дуплица насерет…, дуплица насерет…, это по каковски? Очень колоритно. Ты что, сербский начал учить? - Не-е-е, Андрей рассмеялся и пояснил - по говну кобель стоял, дупель навалил кучу, вот он и отметился. Ну, или не дупель, а ещё кто, кто теперь разберёт, это только собаки знают, но не скажут, - он опять широко улыбнулся и поправил на плече ружейный ремень. А звучит это так непривычно оттого, что как-то раз в машине, в пробке с товарищем одним переписывался, тоже кстати, легашатником-поинтеристом и обсуждали мы те же проблемы, что здесь и сейчас обсуждаем. Неудобно было, машина дёргается, телефон елозит, вот и набил такую ахинею, - он опять улыбнулся, - а пустая стойка, это не такое уж прегрешение, как может показаться на первый взгляд и многие собаки иногда грешат этим. Если это не переходит известные границы разумного и допустимого, то и расстраиваться из-за этого не стоит. Ну не роботы же они в самом-то деле! К тому же, ты посмотри какое лето случилось в этом году. Три месяца засухи…, ни одного дождя, корма для птицы нет. Она то ли уже ушла, то ли ещё не подошла. А я давно замечал, что когда нет встреч с птицей, то собака начинает осторожничать, отмечая малейший запашок, то по помёту станет, то по маленьким птичкам, на которых никогда и внимания-то раньше не обращала. - Кстати! – он поднял вверх указательный палец, - Большой Мозг с этим полностью согласен, а уж он то с его более чем тридцатилетним опытом в породе, много чего на своём веку повидал! Я невольно улыбнулся. Этот поднятый вверх палец и интонация, напомнили мне сценку из фильма Гайдая «Бриллиантовая рука», когда Геша говорит Лёлику – «Сам шеф здесь!», - Андрей заметил мою улыбку и спросил, - Что? – Нет, ничего, так навеяло, - ответил я продолжая улыбаться. Тут надо сделать небольшое отступление и сказать, что у моего приятеля есть духовный наставник в охоте с собаками, которого мы условились называть «Большой Мозг» из-за его иногда оригинальных и нестандартных взглядов на охоту с легавыми. Человек безусловно большого опыта, знаний и довольно непримиримого и колючего характера. Я не был с ним знаком, но понимал, что большинство взглядов Андрея на работу легавой и охоту с ними сформировано под влиянием именно этого человека. Большой Мозг «привёл» его в эту охоту, вложил в него свои видение и опыт. Конечно хорошо, когда рядом с начинающим находится опытный человек, которому можно безмерно доверять. Частенько во время наших совместных охот он рассказывал об этом человеке, ссылался на его мнение по тому или иному вопросу. По-видимому, их почти четвертьвековая разница в возрасте способствовала установлению дружеских отношений уровня учитель-ученик и отец-сын. - Интересно было-бы на него посмотреть, как он хоть выглядит этот легендарный БМ? (иногда мы называли его по заглавным буквам, уж слишком часто Андрей делал отсылки на его мнение и высказывания) Что же он с тобой сегодня не приехал? - Занемог немного, возраст уже совсем не юношеский. Посмотреть? Нет ничего проще, - он вытащил из нагрудного кармана смартфон, порылся в нём немного и протянул его мне, - Вот он, во всей красе, после одной из наших охот в Астрахани… Я осторожно взял смартфон и увидел на экране фотографию мужичка, лежащего на кровати, окружённого аж сразу тремя ирландскими сеттерами. Мужик был похож на старика Хоттабыча и Карла Маркса одновременно. Большой открытый лоб напоминал основоположника бессмертного учения, а длинная спутанная борода ниспадающая на грудь страсть как была похожа на волшебную бороду Хоттабыча. Лишь спутанные космы по бокам головы не подходили ни одному из перечисленных персонажей и вносили некий диссонанс в благостную картину отдыха. Мне кажется, что если бы БМ на фото открыл рот и показал язык, то он стал бы похож ещё и на Эйнштейна. Такая вот получилась бы триединая картина. Но он его не показал, а просто умиротворённо смотрел в объектив камеры. - Так вот ты какой Большой Мозг! – сказал я, передавая телефон Андрею, - а он широко заулыбался и пояснил, - это мы с ним после охоты на фазана в Астрахани, хорошо пообедали, выпили по соточке…, отдыхаем. Наши не роботы тем временем, благополучно разобрались с тем, кто и где насерет и барражировали неподалёку, то расходясь по разным сторонам карты, то на лёгком аллюре сходясь посередине карты. Так в бесплотных поисках прошло ещё около часа. Птицы не было. - Пойдём уже Стёпку выручать! – я посмотрел на Андрея, а он согласно кивнул головой, и мы направились к машинам. Когда мы подошли к своим стальным коням, Стёпка – прелестное белобрысое дитя сидел, на заднем сиденье и увлечённо смотрел на планшете мультики. Похоже он частенько ездил на охоту вместе с отцом и уже привык к таким вынужденным заточениям. Андрей тихонько постучал в стекло автомобиля и навстречу ему расцвела искренняя улыбка маленького человечка. - Я же говорил, всё будет в порядке, главное, чтобы заряд на батарее был максимальным и мультики, интересные и новые, которых он ещё не видел, - он тихо засмеялся и открыл дверцу машины, - и вообще он у меня привычный, а за обновлениями мультиков я слежу, - он снова заулыбался и подхватил на руки мальчугана. Надо было что-то делать и я предложил переехать на другую поляну, попытать счастья там, ведь не может быть, чтобы птицы совсем не было. К тому же в новом месте в прошлом году мы неплохо поохотились на дупеля и коростеля, которого тогда было в достатке. Через несколько минут, уложив разобранные ружья в машину мы пылили по дороге в надежде на новые приключения. Ехать было недалеко, всего около километра и через несколько минут мы уже готовились обследовать новую луговину. Она, эта луговина была скошена совсем недавно, около недели назад и травка только начинала отрастать, но на ней имелись небольшие островки некоси, что давало надежду на встречи с коростелем. Напоив собак, мы попили чаю, затем Андрей опять усадил Стёпу в машину и загрузил ему новую порцию мультиков. Перед нами простирался довольно обширный луг размером около двух квадратных километров. В прошлом году, когда дупеля было в избытке, работы у собак следовали одна за другой и за полчаса охоты мы успели пройти только половину поля, а патронташи были уже пусты. Но то было в прошлом году. В этом же собаки неутомимо обследовали местность, не делая даже коротеньких приостановок. Птицы по-прежнему не было. Трёхмесячный зной настолько высушил почву, что похоже эти в прошлом благословенные для охоты места превратились в безжизненную пустыню. Мы ходили уже около часа, а не случилось ни одной работы и собаки изрядно подустали. На обратном пути было решено пройтись по границе покоса и некоси и вот там собаки сделали по одной работе, но из-за излишней напористости и Бро и Ирочка толкнули птиц так и не дав нам подойти на выстрел. Больше в этот день встреч с птицей не было. Так бывает, что обстоятельства сильнее желания и настойчивости. За всю охоту мы не сделали ни одного выстрела, а собаки не отработали толком ни одной птицы. Но это тоже охота. Нужен дождь, ох как нужен. И не просто дождь, а ливень! И лучше, чтобы он был не один…
  10. А что провоцирует или приводит к тужению? При подводке. Не природная ли осторожность данной собаки, сиречь нерешительность? Отсутствие у неё основного желания хищника - поймать добычу? Хороша ли такая собака?
  11. Понятно, спасибо. Смысл такие сужения делать? 0.01 практически цилиндр, а вот 0.08 зачем? Для леса?
  12. А всё таки, для чего иногда дают гонять птицу? Понятно, что повыяснять отношения намного интересней, но и ответ на этот вопрос тоже хочется услышать.
  13. Матерый Нет там никакой трясины. Твёрдая земля. Вот другое озерцо. Там действительно пока до воды дойдёшь, "почва" прилично играет под ногами. Но мы ходим)
  14. Не слушайте Станислава, он известный спортсмен, партизан и выживальщик. Ему 50 кил на горбу таскать ничего не стоит. Он щас вас всех научит...
  15. 20 лет обхожусь без них. Была, но продал за ненадобностью) Если на утку основная охота, то нужна, конечно. У всех разные охоты, разные подходы к снаряжению. Про собак - мой вплоть до середины ноября сам бежит купаться, иногда смотрю на него - самому холодно становится, а ему хоть бы хер) Из воды не вытащишь) Вообще-то зачем нужна собака, если при её наличии таскать на горбу лодку?
  16. Это мелочи))) А было у Вас такое, что уехали в глушь на 300 км. и обнаруживаете, что патроны забыты дома, а с Вами только 6 шт. в нагрудном патронташе? Вот это "с головой")
  17. Красивое озеро. Мне кажется должна там утка по осени быть.
  18. Значит прав был мужик, когда ответил на мой вопрос лапидарно и доходчиво))) Он явно родился в 60-х ну или 70-х.
×
×
  • Create New...